Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

когда внизу плывет земля: "ДиДжей Павел" П.Пряжко, театр POST, СПб, реж. Дмитрий Волкострелов

Не знаю, переходит ли количество в качество, и если все-таки да, то количество выпущенных "пост-драматических" опусов или количество лично мной зрительски освоенных перешло какой-то невидимый предел - но к удивлению и собственному, и некоторых окружающих (на выходе из "Лофта 19.0.5 на Красной Пресне, где играли "Павла") я себя ловлю на том, что спектакли театров "Post" и ТРу не только интереснее мне становятся концептуально, но и эмоционально (что совсем уж странно, потому что вроде и расчета такого нет у авторов) меня сильнее вовлекают, чем более или менее обыкновенная "драма".

На днях первооткрыватель драматургии Павла Пряжко и долго, продуктивно работавший с ним в тандеме Филипп Григорьян после долгого перерыва выпустил новую постановку его пьесы - однако "Пушечное мясо" это все-таки пьеса, предназначенный для театра текст, с расписанными по ролям репликами, с ремарками, конечно, тоже не "классическая" драматургия, но все-таки литература, имеющая все внешние признаки таковой:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3985237.html

Тогда как "пьеса" - с позволения сказать... - "ДиДжей Павел" сводится к тому, что несколько артистов танцуют под предписанную драматургом последовательность позднесоветских эстрадных шлягеров. А внутри программки, помимо трек-листа с указанием авторов использованных диджеем Павлом музыкальных номеров, есть схема с обозначением линий сгиба: как сложить бумажный самолетик - вот так примерно, по-детски просто, доходчиво и с безупречным совершенством Волкострелов складывает свой спектакль по "пьесе" Павла Пряжко.

Правда, пространство все-таки "играет" свою роль, и может быть активнее, чем артисты. Сперва - не знаю насчет питерской "Студии перформативных искусств "Сдвиг", но "лофты" на Звенигородском шоссе место не самое театральной публикой изведанное - поди отыщи нужное строение посреди кластера на территории реконструированной промзоны, хотя и недалеко вроде бы от центра Москвы расположенной. Затем - для "полного погружения надо, несомненно, шлепнуться на коврик-подушку, но осознавая, что упасть-то я еще упаду, а кто и каким краном потом меня будет обратно поднимать... - я предпочел стульчик, благо (и это тоже, между прочим, приятно) они также любезно предусмотрены, пусть со стула "ДиДжей Павел" волей-неволей воспринимается в "лайт-версии". Наконец, помимо винтажного диджейского пульта зал декорирован люстрами в "птичьих" клетках - вряд ли это "родной" для помещения декор, полагаю (могу и ошибиться) что это часть сценографического решения спектакля: балясины, небось еще и из оргстекла, из пластика - за прутьями металлических решеток; ну плюс прожектора цветомузыки и неизбежный для ретро-дискотеки вращающийся стеклянный шар под потолком.

ДиДжей за пультом (Иван Николаев - постоянный актер Волкострелова) и четверо актеров, один за другим выходящие на танцпол, не пытаются, однако, имитировать дискотеки позднесоветских 1980-х - они "нормально", современно, девушки так даже в платья не без вычур, не без претензий наряжены; парни-то, ясное дело, попроще. Первые несколько песен диджей Павел крутит пластинки будто сам для себя,и постепенно заводится, выходит девушка, парень, еще девушка, еще парень, на какие-то моменты к ним спонтанно, либо поддаваясь приглашениям актеров, присоединяется и кто-нибудь из публики (Всеволода Лисовского безуспешно вытаскивали, а Любу Стрижак и уговаривать не пришлось...) - ничего вроде бы не происходит, и я, признаться, опасался, что вдруг вот-вот начнутся складываться внутри квартета исполнителей пары, завязываться некие "взаимоотношения" - и это все ж, блин, испортит!... сведет на нет усилия, превратит спектакль в стандартную пластическую драму... - недооценил я Волкострелова!

Между тем соавтор постановки - профессиональный хореограф! Про Максима Петрова пишут в аннотации, что он сотрудничал с Мариинкой, ставил балеты на музыку Рамо и Прокофьева - я не видал тех балетов и вряд ли увижу, но ей-богу, проходи "ДиДжей Павел" по номинации "современного танца" вместо того, чтоб числиться в абстрактно-неудобопонятной рубрике "эксперимент" (что зачастую не просто фонетически рифмуется с "экскремент") - скорее всех конкурентов заслужил бы премию! Хореографическая драматургия - не самая очевидная, но может быть, самая важная составляющая, которая делает "Диджея Павла" именно спектаклем, а не "экспериментом", не "перформансом", не "опытом переживания".

Но и "драматургия" Пряжко далеко не столь эфемерна в данном случае, как может показаться. Я уже не говорю о том, что "диджейский сет", который нарочито "неумело" - сегодня погнали бы из сельского клуба поганой метлой этакого "диск-жокея"! - проигрывает актер в роли диджея за винтажной (заедающей, хрипящей) аппаратурой - без дополнительных интеллектуальных усилий обнаруживает лейтмотивы и инварианты в наборе композиций от пугачевской "Канатоходки" до леонтьевского "Дельтаплана" и "Бродячих артистов" от ВИА "Веселые ребята" (в неизвестной мне, кстати, версии текста Варданяна "А вокруг все рукоплещут и бросают нам цветы..." - я с детства помню совсем иные строки припева): это, с одной стороны, высота, отрыв от земли, ощущение риска и свободы, точнее, переживание свободы как риска; с другой, убежденность в собственном артистическом призвании, а чуть шире, верность мечте; напрямую в эту линию вписываются "Крыша дома твоего" Антонова и "Бумажный змей" Пугачевой, несколько опосредованно "Зеленый свет" того же Леонтьева, "Робот" опять-таки "Веселых ребят", "Сивка-бурка", которым наряду с "Городскими цветами" в сете диджея Павла представлен неслучайная, надо думать, для питерских адептов андеграунда фигура такого деятеля широкого профиля, как Михаил Боярский.

Но важнее, принципиальнее для задач, решаемых Волкостреловым, по-моему, выбор направления, формата, жанра музыкального содержания постановки: позднесоветская эстрада - наиболее универсальный материал, так или иначе, пускай хотя бы и "от противного", откликающийся практически в каждом, ну точно в большинстве потенциальных зрителей: Клавдия Шульженко и Виктор Цой, "Комбинация" и Николай Басков - все они воздействуют на относительно ограниченную аудиторию, а надо видеть реакцию публики очень разных полов, возрастов и даже культур (я присутствовал на показе в рамках т.н. "рашн кейса" для театральных спецов, в основном восточно-европейских, но отнюдь не поголовно владеющих русским... - "Полет на дельтаплане" и у них идет нормально!). Пользуясь подобным "ключом для всех дверей", Волкострелов работает, разумеется, не с историческим и не с культурным контекстом, но с индивидуальностью каждого, с чем-то скрытым у любого внутри - высвобождает и "присваивает", но, со своей стороны, позволяет "присвоить" чужие эмоции и пережить то, что в некотором самозабвении ощущают безвестные, безымянные посетители танцплощадки как собственные. И это реальный отрыв!

Артисты, "играющие" танцующих и диджея, чуть-чуть, осторожно заостряют своих абстрактных персонажей до гротеска, но не превращают их в пародию, в карикатуру - отождествиться с ними можно запросто... я бы сказал - невозможно не отождествиться. Ну а вот это ж, блин, и есть театр, прям классический, с пресловутым, простигосподи, "катарсисом" в итоге! По крайней мере "театральности", что ни понимай под ней, в "Диджее Павле", я убежден, намного больше, чем в натужных костюмированных кривляниях облезлых мухосранских алкашей, что зачастую принято ставить в образец "бескорыстного служения подлинному искусству Мэльпомэны". Кульминацией "праздничного мероприятия" становится выход режиссера - Волкострелов выскакивает и присоединяется к остальным танцующим на "Зеленый свет" Леонтьева, в чем ничего совсем экстраординарного и нету, Бутусов тоже у себя в "Чайке" танцует (а Богомолов, заменявший приболевшего Семчева, в "Идеальном муже" и пел!), но здесь показательное участие режиссера в действии подчеркивает не исключительный его статус, но напротив: "я один из", "я в том числе".

А потом и Волкострелов, и танцующие один за другим, но гораздо скорее, чем выходили плясать, почти что в спешке уходят, ди-джей еще подергается в одиночку перед "пустым" (не считая сидящих зрителей) танцполом, поставит на прощанье, словно реквием, нетленный белорусский шлягер "Вы шумите, шумите надо мною березы", прикроет вертушки пластмассовыми крышками - и все. Музыка играет бодро, весело, радостно, они уходят от нас, один ушел совсем (кстати, спектакль посвящен памяти Михаила Угарова...) - чеховские формулы превратились в тошнотворные штампы, чтоб пережить то, что скрыто за стертым набором хрестоматийных фраз, надо или очистить их от вековой интонационной шелухи, как это делает в своих "Трех сестрах" Богомолов, или, как Пряжко с Волкостреловым, освободиться от ненужных слов вовсе: диджей не апостол, дискотека не проповедь, пульт не амвон, танцпол не храм, наивно это и смешно, пусть людям крыльев не дано... - но так легко!

P.S. Только-только выступал категорично против снимающих во время спектакля - но, кажется, "ДиДжей Павел" из числа тех исключений, когда зрительская съемка не просто дозволительна, но даже желательна, если не вовсе необходима для того, чтоб спектакль состоялся.

https://www.youtube.com/watch?v=Q2LxO3qCPj4&feature=youtu.be&fbclid=IwAR1MP5-FGv0Q-hfvNx0Dbr4hvYlQucmClomS0-Z-HGcaeebkTE1LNPV-4mo

https://www.youtube.com/watch?v=IHQ89g3YwYA&feature=youtu.be&fbclid=IwAR1m6fOGbRbNx5sp4KpBFPB-Pb_GR1PK_hzX9v_KrkZAyk-G_Lu2pGth6CE
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments