Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Король Лир" У.Шекспира, Удмуртский театр русской драмы, Ижевск, реж. Петр Шерешевский

Картинка из анонса моментально вызвала в памяти ассоциации с шекспировскими спектаклями покойного Някрошюса, прежде всего "Макбетом" и "Гамлетом". А подзаголовок "сон без антракта по мотивам трагедии" и содержание аннотации сориентировало заранее, что все происходящее на сцене лишь предсмертный бред героя, накануне могилы осознавшего былые ошибки. Лир сам заколачивает гвозди в ящик-шифоньер, который поднимут на тросе и из него посыплется крупа (рисовая, что ли?), которую можно так эффектно разбрасывать или, наоборот, собирать в кульки. И вот уже Лир играет с Эдмондом и Эдгаром в "Царя горы" и в "Мою сиську", вернее, он сам и есть Эдмонд, сперва поспоривший с единокровным братом из-за материнского молока, а потом из-за отцовского наследства. Кроме того, Лир выступает здесь отчасти и двойником Глостера. То есть прежде, чем обидеть любящую дочь, герой предал брата и обманул отца... Нехорошо, конечно - но еще не трагедия.

Трагедия - это когда на сцену выползают гигантские деревянные, как под электрокабели, "катушки" - основной наряду с нависающим шкафом-гробом предметный символ пространственного решения спектакля (художники Александр Мохов и Мария Лукка). Катушки, что и говорить, полифункциональны - сойдут и за подиум, и за каток как аллегорию судьбы, и за "колесо фортуны". Но, во-первых, подобные метафоры удручающе старомодны и упомянутым Някрошюсом (а многими вслед за ним...) отработаны двадцать-тридцать лет назад; а во-вторых, спать и бредить, не приходя в антракт, гораздо проще, чем что-то понять про судьбу и совесть рационально.

Впрочем, "Король Лир" в сравнении с другими спектаклями Шерешевского и лаконичен по хронометражу, и на уровне замысла продуман. По крайней мере принцип его композиционной структуры, при всей ее бэушности, внятен - обратная, ретроспективная хронология, отождествление нескольких сюжетных линий и временных планов в т.н. "сне"... Если вспомнить - а постановки Шерешевского в Москву приезжают регулярно, ежегодно - в том же удмуртском театре русской драмы им поставленные "Маленькие трагедии" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3322909.html

- или "Дядю Ваню" из Норильска -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3573802.html

- а до этого "Иванова" из Новокузнецка -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3055470.html

- то "Король Лир" покажется признаком режиссерского прогресса, шагом вперед. На самом деле у Шерешевского слегка меняется набор объектов заимствования, он берет у Бутусова и у европейцев, в первую очередь немцев, они ж самые передовые (у Остермайера, Кригенбурга, Касторфа, Тальхаймера, а также Персеваля), у Серебренникова (то, что он в свою очередь у немцев недобрал...) и у Богомолова (вот как раз технологии перекомпоновки классического текста, того же "Лира", в частности, с которого начался "новый Богомолов" в свое время), но пользуется находками с чужого плеча механистически, это раз; а два - до какой степени актеры того же ижевского, или новокузнецкого и т.д. театров готовы и способны реализовать режиссерскую задачу, вопрос непростой, болезненный... Наблюдать за ними иногда любопытно, иногда страшно (за них же и страшно), по большей же части неловко.

Весь этот метафорический секонд хенд - вплоть до того, что питаются герои баночной тушенкой, открывая жестянки ножами, и угощаются на десерт (предлагая зрителю в первом ряду!) мороженым в вафельных стаканчиках, а Лир, отвергая Корделию (после чего она как бы превращается в Шута...), заклеивает ей и ее мужу черной изолентой лица крест-накрест (для самодеятельности клубной еще сошло бы пожалуй...) безвкусен и жалок. Однако будто мало этого, в качестве признаков "передового мышления" режиссер включает в композицию то песню "Среди долины ровныя...", то и вовсе речь Сталина о "неопределенных людях", и вот уже Эдмонд несет донос на отца в НКВД (настольная лампа, винтажный телефонный аппарат и печатающая машинка входят в комплект поставки, меблировкой служат все те же дежурные, универсальные, на попа поставленные деревянные катушки). Вместе с тем - противоположной тенденции режиссер тоже отдает должное - ключевой и ударный монолог "Дуй, ветер!" возрастной артист (взгромоздившись опять-таки на катушку...) произносит нарочито спокойным, тихим голосом, то есть задумано что спокойным и тихим, а получается, что ничего не слышно и слов разобрать невозможно. Зато прямым текстом озвучивается мораль сей басни, то бишь сна по мотивам трагедии: "мы сами коверкаем себе жизнь" - да что вы говорите, кто бы мог подумать!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments