Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Видения" реж. Роберт Олтмен, 1972

"Какая разница между кроликами? Никакой, они все одинаковые".

Вряд ли так случится, что доселе неведомый фильм Роберта Олтмена вдруг заставит меня изменить давно сложившееся отношение (скорее равнодушное, даже не отрицательное) к его творчеству в целом - но все же любопытно, что в карьере Олтмена помимо прославивших его многофигурных кино-"фресок", сложенных из сценок-скетчей (меня они всегда раздражали, если честно...), попадаются фильмы иного рода, более камерные, как "Три женщины" или вот совсем ранние и почти безвестные "Видения". Правда, для жанра "мистического" или, что вернее, "психоаналитического" (мистика тут чистая условность) триллера, в свою очередь, "Видения" - тоже вчерашний день и второй сорт, хотя навороты операторско-монтажные и звуковые по сей день бросаются в глаза.

Главная героиня, которую играет Сюзанна Йорк - Кэтрин, сочинительница детских книжек-сказок (в сценарии использована и за кадром звучит собственная "Сказка о единороге" Сюзанны Йорк, ею написанная, ею же для картины и прочитанная). Сперва ей по телефону, вклинившись в разговор, неизвестная дамочка сообщает об измене припозднившегося домой мужа, что очевидная неправда, но женщину новость нервирует. Затем перед глазами Кэтрин является любовник, погибший в авиакатастрофе тремя годами ранее, причем Кэтрин сама его посадила на самолет и платочком помахала, то есть в смерти мужчины может быть уверена - а он тут как тут. С мужем усталая и напуганная Кэтрин уезжает в дедово поместье "Зеленая бухта", где росла маленькой, рано потеряв родителей, и на фоне роскошной ирландской осенней природы продолжает переживать встречи и с бывшим, мертвым любовником, и с еще одним, живым, а заодно и с его дочкой подростком - все это время рядом находится благонравный муж, который мертвеца не видит, а о связи жены с приятелем не подозревает.

Впрочем, где заканчиваются "видения" и начинается реальность, у Олтмена понять труднее, чем в аналогичных ситуациях у Линча; зато вся структура композиции - мехом наружу, поэтому ни за перипетиями сюжета, воспринимай его хоть как реальный криминально-мелодраматический (в покойника-призрака героиня стреляет из мужниного охотничьего ружья, другого навязчивого ухажера закалывает кухонным ножом), хоть как фантасмагорический (на деле Кэтрин лишь фотокамеру мужа разбила), не слишком-то увлекательно следить, скорее уж за подробностями взаимоотношений Кэтрин с дочкой сожителя, которая выступает как бы одним из ее "двойников" и вместе с ней усердно собирает оставшейся героине с детства сложный паззл, картинку с домом, тигром и единорогом, соотнесенную с звучащей за кадром сказкой.

Однако "Видения" - это и не "Фотоувеличение" Антониони, и не "Внутренняя империя" Линча, а нечто усредненное, устаревшее. И ход с раздвоением героини, когда Кэтрин направляет машину под откос, сталкивая со скалы свое "отражение", а на деле, что сегодня очевидно сразу (может в 1972-м смотрелось иначе... но тогда тоже признанными классиками считались фильмы и Альфреда Хичкока, и Орсона Уэллса, да много чьи, по сравнению с которыми "Видения" откровенно вторичны по сути, разве что технически более "продвинутые", формалистически изощреннее...), губит себя, и "двойник", отправляющийся в ванну принимать душ, отождествляется с телом, упавшим со скалы в водопад... - вряд ли покажется неожиданным, этот паззл слишком легко складывается с первых же эпизодов: героиня - сумасшедшая, а вымышленные истории про сумасшедших лично меня не увлекают, я настоящих психов множество имею сомнительное удовольствие в непосредственной близости ежедневно наблюдать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments