Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Айка" реж. Сергей Дворцевой

В сравнении с тем, как эксплуатируют гастарбайтерскую проблематику, к примеру, фильм "Звезды" Александра Новикова-Янгинова -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3849613.html

- "Айка" Сергея Дворцевого, помимо прочего, еще и эталон высокого вкуса. Ну и во всех отношениях кино вроде бы превосходное, поднимающее решение темы до международного фестивального уровня, до тонкости и мастерства братьев, скажем, Дарденн или какого-нибудь Кена Лоуча, на что, собственно, и расчет. Но расчетом, точным, правильным, а все же наглым и совершенно неприкрытым, "Айка" меня и оттолкнула.

Конечно, с рекордно снежной зимой угадали, попали в яблочко - такого снегопада еще не знали здешние места, и несчастная, едва разродившаяся киргизская нелегалка, бросив младенца в больнице, мечется по снежно-грязной Москве в поисках работы, денег, пристанища и т.п., буквально и аллегорично истекая кровью на ходу. Грузила мороженых кур (подворовывая слегка и расплачиваясь крадеными тушками за неимением денег), из роддома сбежала, надеясь поправить бюджет, а работодатель скрылся, не заплатив. Документы у Айки просрочены, работу без них найти почти невозможно, а дома сестру шантажируют бандитам, которым Айка должна если не смехотворную, то не слишком уж значительную, казалось бы, по московским меркам сумму: брала двести тысяч кредит на швейный цех, видать, прогорела, вернула семьдесят и сбежала.

От мытарств бедолаги, скрупулезно зафиксированных дрожащей псевдодокументальной камерой и пронзительно сыгранных уже многократно премированной за роль казахской актрисой Самал Еслямовой, слезы должны наворачиваться - однако я бы их попридержал. Конечно, хитрость еще и в том, что образ Айки авторами не идеализируется, что она, в конце концов, не с голодухи денег одалживала, а ради бизнеса и из нежелания жить, подобно сестре и, надо думать, остальным женщинам Чуйской долины, прозябая в замужестве и рожая ребенка за ребенком, ей хотелось своего дела, достатка, свободы. Не повезло - но до последнего от мечты героиня не отрекается, и вместо подушки - или просто по инерции? - продолжает класть под голову пособие по управлению швейным делом. Тем не менее сложность, неоднозначность "Айки" столь же фальшива, как простодушие каких-нибудь "Звезд", что вообще свойственно математически просчитанным, искусственным конструкциям сценариев Геннадия Островского (про его смехотворный режиссерский опыт с "Пельменями" я уже лишний раз не вспоминаю...).

Если же разгрести драматургические навороты, режиссерско-операторские ухищрения, удачный выбор локаций и т.д., то за глубиной созданного актрисой образа проступит все та же убогая схема импортной фальшивой слезовыжималки: пускай не совсем уж гнусные и уродливые, так по меньшей мере бездушные русскоговорящие москвичи (ладно богатые, но ментам убежище Айки и остальных мигрантов "сдает" уставшая от шума понаехавших соседка баба Галя! чего же ожидать от средней руки заевшихся буржуинов и гламурных дамочек?); обирающие азиатов, но сами страдающие от продажных ментов кавказцы; и земляки, готовые прийти на помощь - хотя бы в лице уборщицы ветклиники, которая единственная проявляет душевность к Айке, и даже предоставляет ей временную должность уборщицы на замену, пока сама должна ухаживать за сыном, заболевшим ветрянкой.

При всей внешней убедительности, "достоверности" социально-бытовой стороны истории - поисков работы, придирок, ментовских облав (вплоть до того, что сдается мне, видел я вывеску хостел "Солнечный" на Ольховской - понятно, что там совсем другое заведение, для туристов, а не притон нелегалов, в каком прячется Айка, но все равно - даже название ночлежки не придумано!) именно основную метафорическую нагрузку несущие эпизоды в ветеринарной лечебнице бесповоротно определили мое восприятие фильма и отношение к нему. Москвичи нежно заботятся о зверюшках, о своих четвероногих питомцах - кто-то аж ящерицу приносит лечить! - но людей, которые рядом с ними существуют и за гроши спину гнут будто бы не замечают, за человеков не считают азиатских уборщиц, официанток и т.п. Кадр с сукой (собакой) и щенками, приткнувшимися к кровоточащему животу, сосущими молоко, их глазами на камеру - недвусмысленная символическая параллель с Айкой - апофеоз пошлости, до которого и убогим "Звездам" далеко!

Ну и дежурный "открытый финал" - Айка соглашается забрать из роддома и отдать шантажистам младенца за долги (говорит, ее изнасиловали... заслуживает ли доверия? врет ведь на каждом шагу!), но в последний момент все же пытается скрыться, а дальше, очевидно, ей дороги нет, некуда идти - из того же скудного спекулянтского ассортимента. Что же касается до будто бы принципиальной важности поднимать в кино больные, общественно значимые темы - я вспомнил любимую поговорку покойного, увы, Игоря Гуськова (много делавшего для продвижения подобных фильмов, кстати): "у кого суп жидок, а у кого жемчуг мелок" - и действительно так... но вы сначала попробуйте на концерт Сергея Полунина попасть, а потом про мороженых кур мне рассказывайте.

То есть как формальный эксперимент - пускай и по отработанной давно (просроченной...) международной "лицензии" - "Айка" годится, чтоб между остальными фестивальными мероприятиями оценить операторские и актерские достижения. С гуманистическим посылом хуже - многострадальной героине умело сделанного фильма сочувствовать легко, но многие ли захотят попасть на место не удостоенной ловкачом-оператором и мудрецом-режиссером хотя бы единого кадра бабы Гали, оказаться в соседях с "Солнечным" притоном хостелом? Да что там фестивали - на рядовом киносеансе, а картина прокатывается вовсю (у православной цензуры претензий нет!) - все сидят и охают, жалко бедняжку, потом свет загорается, уборщицы заходят, такие же айки, разве что малость более везучие, и что, на шею им расчувствовавшиеся эстеты кидаются, рыдают прям в обнимку, делятся последним поп-корном? Не довелось наблюдать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment