Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

с высоты птичьего помета: "АЙ ФАК. Трагедия" по В.Пелевину, реж. Константин Богомолов

Тем, кто уходит с "Ай фака" после первого действия, остается только посочувствовать, причем даже не в связи с "Ай факом" только, а в принципе по жизни... Я еще когда впервые смотрел спектакль из сектора "С" (для первого акта безусловно оптимальный вариант, а для второго уже вопрос спорный...) -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3923091.html

- на втором действии слушая монолог Миркурбанова через видеотрансляцию, подумал (и сдается мне, не сдержавшись, даже вслух проговорил): хочу увидеть этот эпизод живьем! А по-хорошему, конечно, "Ай фак" стоит посмотреть трижды, по крайней мере второе его действие точно - но у меня нет в запасе свободных вечеров, так что пока я второй раз прибежал с антракта.

Вернее, на антракт прибежал, потому что у нас на прогоне в антракте не было серии текстовых интермедий, которые теперь заполняют перерыв в среднем секторе В, и не просто заполняют: по сути значительную часть фельетонно-сатирической составляющей книги Богомолов именно в антракт и вытеснил - "брусникинцы" (диалог Алисы Кретовой и Василия Михайлова, монолог Даниила Газизуллина) проговаривают пелевинские пассажи так, как они написаны. Совсем иначе аналогичные тексты звучат далее после перерыва в исполнении Дарьи Мороз и Игоря Миркурбанова.

Для Миркурбанова роль Порфирия в "Ай факе" - из числа мощнейших за последнее время (учитывая, что помимо спектаклей Богомолова он еще и в "Ленкоме" играет, а это совсем другое дело...), но сейчас, сразу после в очередной раз пересмотренной "Чайки" (где к тому же Богомолов сам играл Треплева) -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3962731.html

- у меня как-то очень четко "замкнулось": Порфирий и Мара/Тригорин и Нина - хотя партнерши у Миркурбанова разные, Мороз в "Чайке" играет Машу, а Нину замечательная Светлана Колпакова, но то, что в "Ай факе" откровенно, саркастично формулируется как "поговорил с девочкой о высоком, показал звездную бездну..." - в "Чайке" уходит в подтекст, и тем не менее присутствует, определяет последующие взаимоотношения персонажей, которые у Чехова - живые люди, писатель и будущая актриса, а у Пелевина - литературный алгоритм и виртуальная маска арт-дилерши. Тем поразительнее, как через фельетонного пошиба сатиру, пелевинские (иногда, нельзя не признать, остроумные, оригинальные, а иногда на уровне "высоты птичьего помета") каламбуры Богомолов продирается - "с точки зрения человеческих смыслов" (для Пелевина фиктивных и смехотворных, а в спектакле отнюдь нет!) к той пресловутой "настоящей боли настоящего художника", автором не предполагавшейся, мало того, осмеянной.

Сектор "В" примечателен еще и тем, что он единственный, где открывается вид не на интерьеры 4го этажа башни, а на улицу, на районы-кварталы, жилые массивы, трассы-эстакады... - "декорация была прекрасная", говорит Тригорин в "Чайке" про пьесу Треплева, и тут можно так же сказать, хотя ничего уж особенно "прекрасного" в Красногвардейских застройках возле Москва-сити, положим, и нет, но из пространства искусственного, как бы виртуального, из музея "гипса" просматривается некая "настоящая жизнь", и вот так через пелевинское более или менее изощренное словоблудие проступают благодаря актерам подлинные - убедительнее, чем зачастую в реалистическо-психологических драмах - эмоции. Это касается, конечно, Мороз и Миркурбанова - функция остальных исполнителей в большей степени адекватна литературному (с позволения...) первоисточнику. Исключая, может, Игоря Титова в момент, когда он декламирует "О, весна без конца и без краю!.." Блока и Яну Енжаеву, изображающую оставшуюся в богомоловской инсценировке бессловесной Сафо (оба как раз в секторе "В" появляются во плоти). А еще, между прочим, если сидеть (как мне теперь удалось - уходят же!) напротив предназначенного Миркурбанову кресла, в правой части сектора "В", то видно, как окно отражает из "С" лежанку Марухи-Мороз в стекле, так что на момент, когда видеотрансляция переключается на сектор "А", это единственная точка, откуда видно происходящее во всех трех секторах одновременно!

Ну и заключительный монолог Миркурбанова, звучащий "ниоткуда", из виртуального "небытия", пока на экранах идет видео той самой "звездной бездны" - то, что не удавалось вполне Богомолову в "Князе", до этого в "Идеальном муже" (соответственно монолог Семчева на текст Сорокина из 3го акта "Идеального мужа" и сцена "У Тихона" из "Бесов", служившая эпилогом "Князю", присутствовали на предпремьерных прогонах, но к премьерам были купированы), в "Ай факе" реализовано с абсолютной завершенностью: этот пародийный пелевинский пассаж ("выхожу из фейсбука на Невский..." и т.д.) переводит фельетонно-проповедническую прозу Пелевина бесповоротно в жанр трагедии. А на предшествующий ему "живой финал" надо отдельно идти - он в секторе "А" играется.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment