Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Зеленая книга" реж. Питер Фарелли

Тони "Болтун" Валлелонга работал вышибалой в клубе, но клуб временно прикрыли (и не без немалой доли его личной, Болтуна, вины... не тому кому надо рожу разбил), а по знакомство Болтуну подсказали, что некий доктор Ширли ищет себе шофера. Придя на отбор кандидатов, Тони с удивлением выяснил, что живущий в квартире прямо над Карнеги-холлом доктор - вовсе не врач, а пианист, причем чернокожий, и требуется ему больше, чем шофер, а сразу и секьюрити, и ассистент по всем проблемам, но платить обещал хорошо, если двухмесячный гастрольный тур завершится успешно и в срок. Однако маршрут пролегает по южным штатам, а на дворе 1962 год.

Зная, как строго в Голливуде относятся к расизму, даже задним числом, на каждом этапе ждешь, что чернокожему пианисту сперва насрут в машину, а потом и его самого продадут в рабство лет эдак на двенадцать - вот и весь рэг-тайм. Но герой Вигго Мортенсена пусть и не спасает на сей раз все человеческие расы от вселенского зла, но отдельно взятого цветного музыканта посреди американского мордора из какой угодно передряги вытащит, а если сам втянет, ударит говорливого копа-южанина за обидные слова (и то сказать, "ты итальяшка, значит наполовину негр" - куда это годиться?), то настанет через Дона Ширли звонить генпрокурору Бобу Кеннеди, чтоб тот через губернатора встряхнул участкового шерифа, о как угнетали в Америке негров! А ведь мистер Ширли в тур отправился не ради денег - их бы ему на севере без проблем втрое отсыпали - но чтоб изменить мир, начиная с отношения к черным гражданам США, личным примером наглядно воздействуя.

По обыкновению "Зеленая книга" (в название вынесен примечательный факт: "зеленая книга" - памятка для чернокожих путешественников, в каких отелях и ресторанах по дороге их готовы обслужить, а в каких нет) позиционируется как "реальная история", оба прототипа дожили до 2013 года, сценарий написал наследник Болтуна, которого, в свою очередь, Ширли все два месяца гастрольного пути обучал грамотному складному письму, надиктовывая послания к жене. Уроки толерантности и политкорректности, впрочем, важнее. Уж как это столь быстро расист-итальянец, после негров-сантехников стаканы, из которых они пили воду, выбрасывавший в мусорное ведро, перековался в правозащитника до такой степени, что узнав о гомосексуальности шефа (и снова черные в лунном свете кажутся голубыми, ага...), бровью не повел, а припомнив работу в клубе, сунул полицейским, сцапавшим Ширли с парнем (между прочим, белым) в душевой, взятку да и забыл о случившемся, как забыли о том сценарист с режиссером, почитая за лучшее в данном направлении сюжет не развивать.

Зато помимо расовой и сексуальной почвы для недоразумений хватает и классовых противоречий. Проблема Ширли в том, что он хоть черный, а богатый; и соплеменники с мотыгами на плантациях поглядывают в его сторону не без подозрений; тогда как Болтун, в котором, по его словам, "больше черноты", чем в Ширли - самый что ни на есть пролетарий (актерская работа Мортенсена и с этой точки зрения превосходна, типаж ухвачен, чуть гиперболизирован до символа, но индивидуальность не потеряна). Социологическую выборку дополняют товарищи Дона Ширли по концертному трио - в частности, русскоязычный еврей Олег, которого Болтун обзывает "немцем" (к концу тура Олег наливает Болтуну рюмку водки, что снимает все противоречия между ними).

Напрягало меня всю дорогу, что уж больно музыка у Ширли паршивая - не классика, не джаз, а пошленький кроссовер: "как Либераче, только круче" - характеризует стиль Дона Ширли куда более сведущий в черной музыке, чем патрон-афроамериканец, а заодно и в "черном" фаст-фуде итальянский водила Тони (кстати, фильм про него с Мэттом Дэймоном в заглавной роли я за столько лет не сподобился посмотреть, в прокат его не выпускали, по ТВ не показывали). Между тем Дон Ширли закончил... Ленинградскую консерваторию, где его (уже по словам самого Ширли) "дрессировали на Бетховена и Шопена", да вот на студии потом убедили, что белые не примут черного, играющего "классику". А херню, которую лабает дрессированный нарядный угнетенный черно-зелено-голубой представитель советской фортепианной школы за неплохие деньги по престижным площадкам расистских южных городков США, белые "ценители" принимают на ура! Вот черный виртуоз и кочевряжится - не хочу, говорит, играть там, где мне нельзя поесть, и гордо отказывается от последнего выступления, жертвуя всей выручкой за тур; а Болтун, окончательно уже идеями толерантности проникшийся, поддерживает шефа и жертвует вслед за ним - что делать, искусство требует жертв, а гуманизм так и вовсе не простых жертв, но хорошо еще не в прямом смысле человеческих.

Брат Фарелли хочет пробить на пафос и на слезу, но его "ширли-мырли" все равно выходит по схеме "тупой и еще тупее": авторы давят на чувства - а голого расчета скрыть не могут, да похоже что и не стараются... И ведь не от неумения явно (профессионалы!), а от уверенности, что так и надо, что только так и верно. И тут уж не до тонкостей, не до сложностей, когда речь идет об усовершенствовании общественных нравов, об устранении несправедливости (хотя бы задним числом...), об исправлении законов и порядков - тут прямо с Ленинградской консерватории можно начинать, проверить, уточнить, вдруг там до сих пор негров... дрессируют?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments