Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

тринадцатая ночь: "Зарница" А.Родионова и Е.Троепольской в ЦИМе, реж. Юрий Квятковский

"Зарница" позиционируется как своего рода "продолжение" пьесы и спектакля "Сван" тех же авторов, Андрея Родионова, Екатерины Троепольской и режиссера Юрия Квятковского, что отчасти справедливо, поскольку оба произведения - антиутопии, действие которых разворачивается в тоталитарной, но высокодуховной "поэтической державе", все обитатели коей изъясняются стихами, а кроме того, надеюсь, и как маркетинговый ход объединение спектаклей в "дилогию" тоже сработает на пользу проекту, между прочим, финансово независимому. Но все-таки, на мой взгляд, "СВАН", а мне довелось увидеть его когда-то в "расширенной" версии, с читкой и пластическими этюдами -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3253351.html

- и "Зарница", по большому счету, вещи несравнимые, и уж точно "Зарница" не сводится к сатирическому памфлету антитоталитарной направленности, хотя этот план в пьесе и в постановке тоже, безусловно, присутствует. Но для меня в "Зарнице" Квятковского интересен не этот сатирический аспект в отдельности взятый, а то, как он соотносится, взаимодействует с другими, и как все они потрясающе, фантастически реализованы при использовании одновременно и продвинутых сценических технологий (прежде всего это касается работы художника по свету Сергея Васильева), и старого доброго "хенд-мейда"!

По сюжету стихотворной пьесы в волшебном лесу, где проходит школьная военно-патриотическая игра "Зарница", обитают древние языческие боги, и 13-летняя девушка Маруся, влюбленная в мальчика-ровесника Ярослава, обращается к богине Журчуне, чтоб та магическим зельем "приворожила" ей любимого. Но у Ярослава есть сестра-близнец, тоже Ярослава - и они поменялись одеждами, не зная о чем, Журчуня использует зелье, принимая сестру за брата, и Ярослава влюбляется в Марусю. Тем временем Ярославу преследует влюбленный в нее Олег, сын крупного столичного начальника, а за всеми школьниками наблюдает "золотой ангел", представитель "православной полиции", на поверку - еще один из старых лесных богов, отрекшийся от своего прошлого ради служения "державе".

Помимо очевидных реминисценций к комедиям Шекспира (тут и "Сон в летнюю ночь", и "Двенадцатая ночь"), "Зарница" недвусмысленно отсылает к советским "пионерским" квестам - пьесам Сергея Михалкова, пластинке и фильму про Машу и Витю, мультику "Страна ловушек" и т.д. Интерес к мифологии "пионеров-героев" ("Зарнице" на этом направлении предшествовали спектакль "Павлик - мой бог" Евгения Григорьева по пьесе Нины Беленицкой, фильм Натальи Кудряшовой "Пионеры-герои" и др.) отчасти радует, хотя по моим наблюдениям целевая аудитория спектакля этот содержательно-стилевой пласт совершенно не считывает - в силу возраста не зная "основы" - что, конечно, обидно. С другой стороны, интереснее внешней фабулы в пьесе сюжет органическое сосуществование и конфликтное столкновение разных поэтических реальностей и речевых практик: официозной, сленговой, фольклорной, классической - лично я, по крайней мере, с наибольшим увлечением следит, пробуя вслед за артистами текст "на вкус", как несоединимые языковые элементы сплавлены в пьесе - правильнее назвать ее "драматической поэмой" - в считай что "государственный язык" той самой "поэтической державы", насколько остроумно и точно это сделано авторами "Зарницы".

Наряду с чем авантюрно-фантастическую фабулу и стилизованный сказочный антураж, в которой она разворачивается, тоже никто не отменяет. Но хотя актрисы-студентки Школы-студии МХАТ играют главных героинь самоотверженно, ситуация "волшебной подставы", влюбленности Яры в Марусю - сугубо условная, чисто игровая и ничего общего не имеет с "пропагандой гомосексуализма"/"борьбой за права секс-меньшинств" (иначе шекспировский "Сон в летнюю ночь" следовало бы провозгласить манифестом зоофилов). Авторам важнее проследить другие метаморфозы - в этом смысле "Зарница" при всей зрелищности и веселости вещь беспросветная и по отношению к молодым героям беспощадная.

В результате испытаний полученная инициация приводит к тому, что 13-летние Маруся, Ярослав, Олег и Ярослава объединяются в музыкальную группу: дописанный специально к спектаклю шлягер "турецкой эстрады", который они исполняют в эпилоге - знак краха, тупика и отсутствия надежд на то, что поколение школьников сможет что-то "поэтической державе" и "державной поэзии" противопоставить политически или хотя бы творчески альтернативное. Наиболее же драматичными, даже трагичными фигурами в пьесе оказываются не школьники и даже не лесные чудища, но ангел-отступник Зарница, скрывающийся под вывеской "православной полиции" свою истинную природу, а вернее, и сам про нее забывший. То-то лейтмотивом через пьесу проходит поэма Лермонтова "Демон", пусть и в ироничном ключе - о ней вспоминают постольку, поскольку "Демона" читала перед расстрелом Ульяна Громова, одна из видных великомучениц военно-православных святцев.

Вообще поразительно, что "Зарница" Родионова-Троепольской, не в пример, скажем, близкого по содержательному, идеологическому посылу "Мизантропу" в актуализированной версии Дмитрия Быкова -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3945559.html

- с одной стороны, представляет собой удачный пример аккуратного и вдумчивого обращения с заимствованными из разнородных источников сюжетными мотивами, цитатами, устойчивыми поэтическими формулами вплоть до аутентичных фольклорных ("я леший - хожу пеший"...), и не скатывается ни в театральный капустник, ни в эстрадно-КВНовского формата шоу; а с другой, не держит пресловутую "фигу в кармане" и все, что нужно сказать, проговаривается открыто, прямым текстом, в полный голос - еще и отсюда возникает эффект объемности, содержательной, а не просто формальной многослойности пьесы. Мне только жалко - хотя я понимаю художественную (ну и производственную, не без того) необходимость - сделанных для спектакля пропусков в тексте.

Действие сопровождает "хор" из театра п/р Елены Камбуровой (композитор Алексей Наджаров), главные же роли играют участники "Мастерской Брусникина" разных поколений. Школьников - студенты последнего набора, "младобрусникинцы". Абсолютно органична в образе девочки Маруси - имеющая еще и опыт "народного вокала", который тут, правда, ей необходим в меньшей, чем иногда, степени - Маша Лапшина. Противоположной по типажу Тасо Плетнер досталась, может быть, самая трудная из молодежного квартета роль Ярославы, предполагающая конфликт внешнего и внутреннего. Восхищает Богдан Кибалюк - сегодня парнем, изображающем женщину, не удивишь, без этого умения, кажется, и на вступительные экзамену в театральную школу нынче соваться незачем; а вот сыграть мальчика, переодетого девочкой "по сюжету", и в женском платье мальчиком остаться - задача посложнее, сегодня такое и требуется редко (раньше - сплошь и рядом!).

Но лично я особенно рад за Родиона Долгирева - он на два "поколения" старше своих основных партнеров: выпускник позапрошлого набора Брусникина-Козака, дебютировал как Керубино в богомоловской "Женитьбе Фигаро" аж на втором курсе (спектакль был, допустим, ужасный, но все равно - такой почет, студенту попасть практически на равных в ансамбль, где Безруков на Табакове сидит и Зудиной погоняет!), потом потерялся надолго... Некоторое время назад я его встретил на одной выставке в качестве волонтера-экскурсовода, а теперь оказывается, уже два года как он влился снова в "Мастерскую Брусникина", правда, за счет вводов в спектакле, которые я смотрел раньше и без его участия; "мажористый", двуличный, а в сущности, ничем не хуже остальных своих ровесников Олег - фактически второй дебют уже почти тридцатилетнего артиста, работа сложная, яркая, требующая самоконтроля, чтоб не сделать как бы "отрицательного" персонажа "козлом отпущения"; и если заранее не знать, разница в возрасте между Долгиревым и студенческой троицей даже внешне нисколько не бросается в глаза. А еще Родион сам написал для своего героя рэп-речитатив!

Старшим товарищам полегче - их герои, фантастические "чудища", и колоритнее, и больше свободы актерской предполагают, ну и костюмы у них куда как эффектнее немарких форменных пиджачков на "школьниках". Ветродуй и Журчуня - Илья Барабанов и Ирина Петрова - в диковинных хламидах (полиэтиленовый плащ Ветродуя с яйцами внутри подкладки - последний писк лесной моды!), разъезжающий на электросамокате падший православный ангел Зарница-Павел Мисаилов закутан в бронежилет поверх парчового платья, ну и, конечно, автор пьесы Андрей Родионов - Леха-Леший в трикотаже грубой вязки с ног до головы и с цветочками в бороде - смотрятся феерически!

Летом мне посчастливилось увидеть (поприсутствовать внутри, иначе как...) перформанс Юрия Квятковского в рамках "Архстояния" на либретто Михаила Дягтярова "Сардония", более радикально-экспериментальный, ну еще и с поправкой на опен-эйр, разыгранный посреди настоящего, натурального леса, но антиутопической направленностью и даже отдельными конкретными мотивами сюжета явственно перекликающийся с "Зарницей":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3837340.html

В "Зарнице" же персонажей из прошлого и будущего художник Полина Бахтина помещает в условно-футуристическую конструкцию, в плане предметном минималистскую (при бифронтальной рассадке между зрительскими трибунами - что-то вроде котлована или бассейна, уставленного железобетонными опорами, часть которых вынесена заранее в фойе; позже пространство прорезают лучи неоновых молний-зарниц с помощью изготовленных вручную, но хитроумно придуманных зеркальных устройств); между бетонными цилиндрами персонажи-школьники порой перемещаются синхронно по прямым линиям, как шахматные фигуры или еще какие-нибудь пешки-игрушки (сознательный или нет, но и этим Юрий Квятковский и хореограф Ира Га отсылают к хрестоматийным сказочным "квестам", к "Алисе в Зазеркалье", в том числе, но и к Сергею Михалкову, опять-таки), ну только что не строем шагают. А к финалу выстраиваются на "торце"-авансцене в ряд как сформировавшийся музыкальный "коллектив", теперь уже окончательно "поющие вместе"; начав с "ходить куда можно - это путь слабых...", заканчивают "должно быть что-то, что нас объединяет". Кстати, написав уже пьесу, авторы потом узнали - а я на премьере узнал от них - что существует реальная костромская панк-группа "Зарница", выступающая в женских платьях!





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments