Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

руками не трогать: Марина Неелова в телеспектакле "Граф Нулин", реж. Кама Гинкас, 1999

Для Камы Гинкаса формат "телеспектакля", даже если речь идет о видеозаписи театральной постановки для ТВ, не очень привычный, а собственно телевизионных работ, кажется, у Гинкаса две. Одна сравнительно недавняя, выходила на моей памяти - "По поводу мокрого снега..." (по "Запискам из подполья" Ф.Достоевского, одному из важнейших в творческой судьбе Гинкаса тексту), с уже давно покойным - тем не менее, как ни печально - Алексеем Девотченко:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2308493.html

А про более раннего "Графа Нулина" я даже не знал, пока не прочитал, что есть и такая вещь у Гинкаса, в книге его интервью "Как это было". Много о "Графе Нулине" там, правда, Гинкас на говорит - упоминает, что из всех общих замыслов с Нееловой (а с ней и с Абдуловым, тоже ныне покойном, он же начинал репетировать Чехова, сразу в одной композиции предполагая объединить "Даму с собачкой" и "Скрипку Ротшильда", что потом стали самостоятельными спектаклями, с другими уже совсем исполнителями) это единственный реализованный, что инициатива, по сути, исходила от актрисы, что она увлекла режиссера заразительным, остроумным чтением поэмы Пушкина по телефону, преодолев его (ну якобы упорное) сопротивление, "совратив" Пушкиным - это, надо полагать, некоторое преувеличение (то есть преуменьшение режиссером своего вклада в общий результат), но и правда "Граф Нулин", предложенный сперва Нееловой как проект театрального спектакля, затем как запись на радио, и только позже воплотившийся в телефильм, не в пример "Мокрому снегу", вписывающемуся в "линию Гинкаса" важнейшими мотивами, кажется экзерсисом если не случайным и не проходным, то уж всяко и не "программным" для него. А все же некоторыми опорными моментами связан с "пушкинским" направлением в творчестве Гинкаса, прежде всего с постановкой (существующей тоже в виде телеверсии, кстати, и очень качественной) "Пушкин. Дуэль. Смерти", среди прочих - значительнейшим, выдающимся сочинением Гинкаса.

Важнейший момент "Графа Нулина" связан с тем, что героиня телеспектакля - женщина ("одна, в отсутствие супруга..."), и подан текст поэмы от женского лица, и события ее увидены, следовательно, как бы женским взглядом. "Рамочный" сюжет - сведения из биографии Пушкина, вполне хрестоматийные: про перебежавшего дорогу зайца, из-за которого Пушкин развернул оглобли и так не попал на Сенатскую площадь. Попал бы или нет, даже если б доехал до Петербурга - еще большой вопрос, но теми декабрьскими днями 1825 года в Михайловском как раз Пушкин и написал "Графа Нулина". И в этом телеспектакле, как потом в работе по "Запискам из подполья", возникает образ "мокрого снега", залепляющего лобовое стекло автомобиля, в котором едет героиня-рассказчица (кроме того, с "подпольным" - "подснежным" - героем Девотченко ее роднит наличие ручной видеокамеры - у персонажа Девотченко в распоряжении имелся киноаппарат). Примечательно, что Марина Неелова сама за рулем, ведет машину и в машине начинает повествование, а камера снимает ее или со спины, как бы с заднего сидения, в пол-оборота, или показывает в зеркале. А едет героиня... в музей-усадьбу Михайловское, где в ночь с 13 на 14 декабря 1825 года был написан комический "пустячок", поэма "Граф Нулин".

Основное "действие" моно-телеспектакля (не считая попадающих в кадр смотрительниц музея) разворачивается в мемориальных интерьерах и моментами напоминает стилизованно-театрализованную "экскурсию", но нарушающую демонстративно все правила поведения для посетителей музейных учреждений: героиня садиться на мебель, более того, ложится на "исторический" диван, "нагло" держа в руках табличку "не садится", на указатели "руками не трогать" она вообще плевать хотела, ведет себя по-хозяйски! Самая гинкасовская, пожалуй, деталь телефильма - эпизод, когда Неелова подглядывает в щель, оставшуюся от неполно закрытых створок двери или дверцы шкафа ("не видя в том ни капли толку, глядит она тихонько в щелку", ага!), и камера берет часть ее лица оттуда, "изнутри" - из шкафа ли, из коридора... Развязку и эпилог героиня договаривает снова в машине, на обратном пути через заснеженный лес, и снова вспоминает про "счастливого" зайца... в связи с чем пустячный рифмованный "анекдот" приобретает оттенок чего-то фатального... и вот это уже по-гинкасовски.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments