Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Ревю Чаплина": "Собачья жизнь", 1918; "На плечо!", 1918; "Пилигрим", 1923, реж. Чарльз Чаплин

Уже в 1950-е годы собранный самим Чаплиным альманах из ранних (но не таких уж, не самых ранних на самом деле) короткометражек - три фильма, с разных сторон показывающие один и тот же, характерный для Чаплина 1910-30-х годов, образ пресловутого "маленького бродяги".

В "Собачьей жизни" это буквально "бродяга", ночующий под забором до тех пор, пока пригретый им щенок не раскопает спрятанный там бумажник. Естественно, герой, разжившись деньгами, пытается жить на широкую ногу, приглашает девушку, тоже, само собой, бедную (и как любил Чаплин по жизни, юную...) в ресторан - но безуспешно, потому как покоя герою не дают два комично-зловещих бугая, на бумажник претендующих. Незамысловатая драматургия расцвечена такого же рода характерными для комедий немого кино примочками с участием опять-таки песика - персонаж Чаплина то в качестве подушки его использует, то старается спрятать в штаны: ну может сто лет назад это и казалось смешным, сегодня его за жестокое обращение с животными засудили бы еще скорее, чем за растление малолетних.

"На плечо!" вещь уже более "идейная": с одной стороны - антимилитаристский памфлет, живописующий похождения все того же нелепого чаплинского персонажа по фронтам и окопам мировой (первой, конечно) войны; с другой - при всем пацифистском пафосе здесь направленность у Чаплина (не в пример более поздним, зрелым вещам "прогрессивного", "левого" кинематографиста) еще вполне патриотическая - противники с германо-австрийской стороны показаны гротесково-комичными чудищами, какие-то фрики в остроконечных шлемах. Впрочем, солдатский быт и в родной армии весьма непригляден - развернутый эпизод, где герою Чаплина с сослуживцами приходится спать буквально в воде по горло, и надо признать, он даже сейчас смотрится остроумно; как и простенькая, но смешная фишка - попытка героя в тылу врага замаскироваться под отдельно стоящий ствол дерева. Ну и без девушек никуда - в разрушенном доме за линией фронта персонаж встречает прелестную юную.... Впрочем, все события картины оказываются лишь сном, который герой видит в армейской полевой палатке.

"Пилигрим" гораздо более интересен в драматургическом плане, хотя использует комические приемы еще из литературы минувших веков. Беглый зэк, скрываясь от преследования, пользуется задержкой прибытия в техасский городок нового священника и выдает себя за него. Однако в городке его опознает бывший сокамерник. У героя есть выбор - обокрасть гостеприимных хозяев или порвать с прошлым... Конечно, и "Пилигрим" наполнен сомнительными с точки зрения современного зрителя, а для своей эпохи расхожими пластическими гэгами, вплоть до того, что приняв положенную хулиганистым ребенком на блюдо шляпу за пирог, герой обливает ее сладкой глазурью, а далее пытается резать и есть... Но чаплинская сентиментальность (лицемерная, формальная и меня лично всегда отталкивающая...) здесь уже выходит на первый план к финалу: герой - не закоренелый преступник, и горожане это со своей стороны смогли оценить - местный шериф провожает его до мексиканской границы. Типичный для Чаплина финал с уходом "бродяги" по дороге вдаль решен в "Пилигриме" необычно и гротесково, а не сентиментально: шерифу буквально вышвыривать из страны приходится раскаявшегося воришку, а тот всякий раз возвращается, но оказавшись наконец по другую сторону рубежа и попав в перестрелку тамошних головорезов, а вернуться в Техас, где его все-таки разыскивают, опасающийся, герой, привычно, по-чаплински растопырив ноги, чешет вдоль границы прочь - одной ногой в Техасе, другой в Мексике.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments