Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Михаил Плетнев в ГМИИ ("Декабрьские вечера"): Моцарт, Бетховен

До концерта я уже посмотрел спектакль, с людьми пообщался, потом собирался бежать на вечеринку, а концерт предстояло совместить с осмотром выставки (чтоб два раза не вставать), ну и попасть еще как-то надо было - однако Плетнев на то время, пока сидит за роялем, как будто выключает время, и все остальное куда-то исчезает... Моцарт-Бетховен, Моцарт-Бетховен - по две сонаты двух композиторов в двух отделениях, дважды два, дважды два... почему-то получается не четыре, а какое-то иррациональное число. Не знаю, как, но у Плетнева часть - больше целого, а один звук, одна нота порой вмещает больше музыки, чем мелодическая фраза, чем даже крупное произведение... Хотя что здесь "целое"? - деструкция формы, распад мелодии, и весь смысл, все содержание уходит в паузы; причем паузы-то между нотами - а между частями их нет, между разными сочинениями разных композиторов тоже почти нет, похлопать и прокашляться публике Плетнев не дает, и уж конечно не потому, что спешит куда-то, темпы у него всегда настолько медленные, насколько позволяет материал, музыкальный текст.

Вместо проанонсированного "искрометного молодого Моцарта" у Плетнева Моцарт (4-я и 10-я сонаты) - меланхоличный, сдержанный, фаталистически спокойный, но все-таки Моцарт. А вот Бетховен... Я дома наобум нашел запись 31-й сонаты в исполнении Баренбойма, чтоб послушать и сравнить, не придумал ли я за Плетнева чего-нибудь - кое-как к финальной части опознал у Баренбойма ту же, что Плетнев играл, сонаты... Другая музыка вообще! Слушаю я Баренбойма, вспоминаю Плетнева - и думаю: интересно, если б какой-нибудь студент, аспирант консерватории играл Бетховена, как Плетнев играет - ему бы диплом-то выдали?.. Ведь и сам Плетнев в молодости играл совсем иначе, достаточно обратиться к прежним записям! Вот Баренбойм - ну до чего хорошо "играет", нотка к нотке, все слышно, и в левой руке тоже, а у Плетнева - сквозь неясный гул, гудение басов пробивается одинокий усталый голос... и растворяется в верхних октавах.

Пожалуй, что именно 31-я соната, а даже не завершившая вечер 32-я, для меня стала главным откровением. Плетнев посвятил концерт Рихтеру, но по сути то, что он делает - это, конечно, "анти-Рихтер" (что почтения к Рихтеру не отменяет, разумеется). В который раз убеждаюсь, что Плетневу не нужна музыка современная, у него в Бетховене слышно больше условного "шнитке", чем в большинстве исполнений собственно Шнитке! Когда в 31-й сонате один и тот же аккорд с каждым повтором звучит все громче - что-то апокалиптическое надвигается (а у того же Баренбойма, к примеру - пафосная кульминация, вполне торжественная, чуть ли не праздничная, посреди вполне салонного музончика). Медленные же части бетховенских сонат Плетнев играет как своего рода инструментальные "хоралы"... Не знаю, уместно ли в подобных случаях употреблять слово "играет" - такими вещами не "играют", это не "игрушки"... Между прочим, до предпоследнего дня выступление оставалось под вопросом - два предыдущих, оркестровых концерта Плетнев по болезни отменял (вернее, один перенесся на январь, в другом его заменил за пультом Ведерников), но, думается мне, от бисов МВ на этот раз отказался не из-за плохого самочувствия или из вредности, а просто высказал все, что хотел, и ушел.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments