Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Роберт Фальк и Константин Горбатов в музее "Новый Иерусалим"

Моя прошлая и первая поездка в "Новый Иерусалим" на вернисаж выставки Бориса Кустодиева получилась ознакомительной, очень интересной, сама выставка Кустодиева исключительно насыщенной, но слишком много я тогда не успел, привязанный к графику пресс-тура:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3750742.html

Сейчас, когда мы ездили частным порядком, втроем на двух машинах, и не зависели от чужого расписания, а могли составить собственное, я успел все, от прогулки по монастырской территории до музейной постоянной художественной экспозиции и собрания живописи Константина Горбатова, на которые прошлый раз не попал.

Хоть монастырь изнутри и выстлан собянинской плиткой, "благоустроен" по сегодняшнему московскому образцу (а плитка, как и в Москве, уже вспучилась и обкрошилась, но все же предпочтительнее разъезженных луж, если глядеть на фото столетней давности видно...), особый смысл его посещать имеет в солнечный день, иначе невозможно оценить главную архитектурную достопримечательность: шатер ротонды Растрелли в Воскресенском соборе, барочный шедевр "оп-арта" (кроме шуток, от возникающей оптической иллюзии буквально кружится голова). Православные несут свечки в новодельную "кувуклию" (выстроенная по аналогу с настоящим Храмом Гроба Господня в настоящем Иерусалиме, подмосковная копия даже от 17 века сохранила лишь камни в основании), туристы покупают путеводители (против ожидания - цены не безбожные), да и обстановка, прошу прощения за невольный каламбур, вполне светская; на территории просторно и будним днем пустовато, что тоже приятно. Я бы сказал, приятнее, чем туристическо-торгашеское безумие вокруг иерусалимского прототипа наблюдается:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2141434.html

В сущности, центр "Нового Иерусалима", Воскресенский собор, особенно его интерьер - образец итальянского барокко, и уже тем интересен. К сожалению, на галереи собора подняться нельзя, впрочем, мой скромный флорентийский опыт ползания под куполами ни о чем хорошем не свидетельствует. Зато по галереям монастырских стен гуляй сколько хочешь - правда, не слишком это увлекательное занятие. Храм Рождества (чересчур нарядное, оттого вдвойне сомнительное подобие уже не иерусалимского, а вифлеемского оригинала - привел меня Господь там побывать... -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2143083.html

- снаружи отреставрирован как игрушечка, но то ли не всегда и не всех пускают внутрь, то ли еще идут отделочные работы, может потом тоже откроется "для служений и паломничества". Пока что там даже проходу не дают, в прямом смысле - мы между стеной и изнаночной стороной дворца, нас затормозил охранник и сказал, что не положено; да и ради бога, коли не положено - но он еще долго тупил, решая, отправить нас обратно тем же путем, что пришли, или, раз уж "не положено", выпустить там, где мы уже находились - выпустил, слава богу за все. При всем том в монастыре мы провели несколько больше времени, чем предполагалось, а главной целью у нас все-таки была музейная выставка и постоянные экспозиции.

Экскурсию по "историческому" разделу музея, после "отделения от церкви" переселенного за реку в новое модерновое здание, зимой нам проводил лично директор, но в художественный раздел не повел, и я сам его только сейчас осмотрел впервые. Поначалу он, признаться, не сильно впечатляет. Причем зал иконописи на свой лад любопытен, да и тема для "Нового Иерусалима", как ни крути, "профильная". Есть действительно редкие вещи, как то "Богородица на престоле" (Ярославль, 1747) или икона-головоломка "Лабиринт духовный" (кон. 18-первая треть 19 вв.). Со светской живописью 18-го века сложнее. Никитин под вопросом, копиисты и подражатели Рокотова, очень смешной Петр Первый в экзотичном восточном наряде на картинке работы Х.В.Э.Дитриха и еще более нелепый злосчастный Иван Шестой неизвестного мастера. Есть, впрочем, Боровиковский - "Портрет Долгорукова"; и Аргунов - "Портрет неизвестной" (1810-е); и Щукин - "Портрет Павла Первого". Копия с портрета Мусина-Пушкина кисти Левицкого.

19-й век повеселее, особенно ближе к концу. Четыре, и не худших полотна Айвазовского (среди них "Часовня на берегу моря", 1845; и "Восход солнца на море", 1866), также неплохие портреты Тропинина (в том числе "Портрет доктора Бера", 1857). Типичный для Саврасова пейзаж "Ранняя весна", 1880-90е. С.Виноградов ("Бабы тульские", 1889) и А.Рябушкин ("Портрет И.Ф.Тюменева с женой"). По дороге к Новому Иерусалиму я вспоминал Жуковского, который много писал оставшийся в стороне от трассы Саввино-Сторожевский монастырь - в экспозиции есть один из этюдных видов тех монастырских стен, где мы несколько лет назад побывали с ддФом: "люди, может, на богомолье пришли, а вы с них пятьдесят рублей собираете", - жадничал дорогой друг, а по нашим рожам же за версту видно - богомольные такие:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2975983.html

Неожиданно мрачный Архипов, этюд "Северная деревня", 1902. Чудесный Туржанский, "Лошадка", 1900-1910 - пожалуй, самая симпатичная вещь в разделе! Корзухин, "В залах Эрмитажа", 1880е - изображение прикорнувшего на стуле смотрителя. Венчает небольшой по размерам зал Л.Пастернак с "Портретом А.Б.Высоцкой-Готц", 1911 - но в декабре обещают экспозицию 18-20 вв. переформатировать, расширить и дополнить вещами из фондов.

Фалька перед официальным открытием смотрели очень удачно, в отсутствие других посетителей. Выставка не то чтоб сенсационная, но хороша тем, что множество вещей из собственного собрания "Нового Иерусалима" "разбавлены" привезенными из областных и даже районных музеев, а также частных коллекций; и выстроена как внятная, пускай и не без лакун, ретроспектива творчества художника, позволяющая взглянуть на него чуть по-новому. Самое раннее произведение на выставке датировано аж 1905-м годов - довольно "ученический" этюд, "Городская площадь зимой. Вид на цирк из окна Якоби" (как раз из собственных фондов "Нового Иерусалима). При входе в залы встречает автопортрет Фалька "в соломенной шляпе", позднейший, 1955, из Бахрушинского музея. То есть внутренняя хронология представленных произведений вмещает около полувека.

Кубистские штудии - "Базар в воскресенье", 1910 (из Псковского музея) и "Осенний пейзаж", 1910 (из собрания "Нового Иерусалима"). Прекрасные ранние "Натюрморт", 1910, и "Натюрморт с клевером", 1912-13 (оба также из фондов "НИ"), в духе символистов "Голубой розы" - холст "На даче. Женщины с зонтиком", 1910. Несколько отличных вещей из Химкинской галереи - не впервые мне попадается упоминание о ней (в МРИ тоже были оттуда предметы), но сам я никогда в ней не бывал; здесь оттуда - двусторонняя картина "Овощи и синяя ваза", 1910; на обороте - более ранняя "Цирковая (артистка)", 1909. И эта двусторонняя картина не единственная, на обороте другой, например, обнаруживается фрагмент женского портрета "Дама в шляпе", 1911.

Отличается от этих вещей техника зрелого Фалька - скажем, "Портрет девушки в пейзаже", 1923. Несколько вариантов портрета сына, Валерия Фалька, в том числе написанный в Бретани в середине 1930-х (скоро вместе с ним Фальк вернется на свою и его беду в Россию из Франции); более раннее изображение сына, 1925 - полотно "Портрет мальчика с книгой" из собрания Елены Громовой, в чью галерею меня одно время настойчиво зазывали, а затем перестали; оттуда же более поздний портрет дочери художника "Девушка с маской", 1939. К этому же периоду относится городской вид "Зимний день. Пейзаж с бурным небом" начала 1930-х (из новоиерусалимского собрания, но сближающий Фалька тех лет с т.н. "парижской школой"). Много произведений из ГМИИ, куда попало наследие вдовы (четвертой жены) Фалька, Щекин-Кротовой, включая три ее собственных, достаточно разных, но по настроению романтическо-печальных портрета (при некоторой наигранности "позы" модели). Из ГМИИ и "Девушка в платье с кружевным воротником" (1930), и автопортрет "Мулат", и "Гора Сент-Виктуар. Дорога Сезанна", 1932. Из Музея Востока - "Весенние деревья", писанные в Самарканде в 1938м, куда Фальк отправился сразу после переезда из Франции. Из результатов той же командировки - акварель "Бухара".

Еще любопытные вещи - "Интерьер на даче у Сельвинских. Переделкино", 1946; "Цветущий сад", 1946 (опять-таки из Химкинской галереи); "Петровский бульвар", 1953 (из ГМИИ), изумительный "Портрет девочки в красном платье. Молдавия", 1952 (собрание "Нового Иерусалима") и "Портрет Нади Вишневской", 1945-46 (из Псковской галереи). Особый почет - натюрморту "Картошка", 1955 - ну да, прям "ван гог" (принадлежал частному коллекционеру). Сравнительно невелик раздел гуашей, акварелей, карандашных рисунков - виды Бретани, Крыма понемножку; эскизы "Бретонка в чепце" (35), "Узбек с чайником" (38); "Танцующий индус" (31), "Сидящий негр" (32-33) и "Негр, стоящий на коленях" (32, никакой политической символики, в чистом виде "упражнение", и скорее прикладного характера); три женских ню (собственное собрание "НИ", но поступили из частной коллекции). "Портрет художника Мане-Каца", он же "Сидящий мужчина с трубкой в руке". Пастель "Безумная невеста", 1927 - тоже близко к "Парижской школе".

И пейзажи (французские, крымские, российские), и портреты, и натюрморты Фалька подобраны для выставки с большим вкусом (чего стоят "Натюрморт на красной скатерти", 1946, из ГМИИ; или "Натюрморт с гранатами", 1957, из Тульского музея), что-то знакомо по другим выставкам или постоянным экспозициям, но очень много нового, и подано удачно. А кроме того, пусть и невольные, но возникают рифмы с разместившейся в "Новом Иерусалиме" на постоянной основе коллекции наследия Константина Горбатова. У Фалька на выставке - "Портрет садовника на веранде", 1950 (неофициальное название - "Дядя Коля"); у Горбатова - "Итальянский садовник", 1926.

Собрание работ Горбатова в "НИ" - крупнейшее. С 1939 по 1945 эмигрант Константин Горбатов с женой безвыездно жил в Берлине, умер там 24 мая 1945 года, завещав по наследству все оставшиеся при нем картины Ленинградской академии художеств: мол, пусть что хотят с ними - то и делают. Повезло ему, можно сказать, больше, чем тому же Фальку. К примеру, на выставке Фалька демонстрируется прелестный портрет Люции Лившиц-Юмашевой (платье в цветочек!), тогда же, в 1946 году, вместе с другими картинами Фалька и прочих "формалистов" списанный как "неликвид" и подлежащий уничтожению - героиня портрета успела выкупить за рубль холст у дворника, обливавшего на дворе полотна керосином. Горбатова, видимо, керосином не обливали, а до поры припрятали. Нынче его произведения из частных коллекций то и дело мелькают на предаукционных выставках: чересчур, на мой вкус, "нарядные", "декоративные" - но живопись, нельзя не признать, качественная. Правда, не сразу разберешь, где Венеция, а где Псков, где реальный Новгород, а где фантастический "Град Китеж", ну остров Капри еще более-менее узнаваем (может потому, что мне там доводилось бывать - хотя в Новгороде тоже доводилось...), Псков от Венеции отличить сходу уже сложнее... О "настроенческой" разнице между той же Венецией и, к примеру, немецким Галле (в Германии последние годы жизни художник мало писал местные виды, больше святую русь по памяти и воображению...) говорить нечего - все у Горбатова одним цветом буквально, все одинаково залито солнцем, даже покосившиеся домики русской глухомани сияют, излучают радость бытия - наверное, в том, а не только в венецианских каналах, для завсегдатаев аукционов есть своя прелесть; для нас, скромных посетителей государственных музеев, пожалуй, в меньшей степени.


































































Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments