Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Blondi" Д.Богославского, Первый театр, Новосибирск, реж. Сергей Чехов ("Арт-миграция")

Сергей Чехов смотрел не только Юрия Бутусова, но и Ромео Кастелуччи; а Дмитрий Богославский читал не только Михаила Угарова, но и Хайнера Мюллера; вообще нынче свежего (ну относительно, более или менее - плодятся ж год от году) поколения театральные деятели ездят, знают, а многие знания - многие печали, и если не для самих драматургов с режиссерами, то для меня лично как потребителя их опусов.

Blondi - овчарка Гитлера, которая была умерщвлена по его распоряжению почти одновременно с ним самим и со своим щенком Вольфом; судьба остальных четырех щенят неизвестно - божехранивикипедию, конечно, но и википедия о многом недоговаривает, за нее сочиняет драматург Богославский. Четыре девушки, затянутые в черного цвета гибрид закрытого купальника и бикини - разномастные сучки из помета той самой Блонди, сидят в бункере, в коробке полтора на полтора на полтора, доктор Людвиг экспериментирует над ним с помощью сенильной кислоты, цианида и даже "циклона Б", но ничто сучек не берет, они то устраивают промеж собой пародию на выборы, то отвергают лесбийские поползновения одной из "сестер", но не узнают себя в зеркале.

Персонаж-доктор тем временем сидит в инвалидном кресле, будто на троне, и наговаривает "дневник наблюдений" в диктофон. Еще более условная мужская фигура - кабарешный эсесовец с фальшивой повязкой через глаз, которому доверены ремарки. Собственно, пьеса же по структуре как бы "поэтическая", и ремарки, тем более повторяющиеся рефренами, не должны пропасть втуне, режиссер это понимает, отчего спектакль, где все ясно по любым десяти минутам, растягивается на полтора часа. Все проговаривается вслух, чтоб дошло до каждого - тут не просто про собак там или про лесбиянок, тут про, мать его фашизм, который в 1945-м не был окончательно повержен - да правда, что ли, кто б мог подумать?! Тем, кто не мог, походя цитируют дословно речь Путина.

Наиболее известная, репертуарная пьеса Богославского "Любовь людей" тоже сочетает в себе натурализм и абсурд, но "заквашена" она на магическом реализме; в "Блонди" абсурда, по крайней мере формально, больше, хотя на деле он то и дело скатывается или в местечкового масштаба "откровение", или в убогий сатирический скетч; натуралистические же детали режиссер переводит в условность, прежде всего пластическую; однако движения актрис (еще и заметно неодинакового уровня дарования и физподготовки, хотя православные и кавказцы во время обсуждения полуголых девушек расхваливали наперебой) и не настолько отточены, чтоб выглядеть эстетично, и не в такой степени откровенно, нарочито уродливы, угловаты, чтоб это сошло за прием, за осмысленное решение. Каждый раз затемнение и подобие поклона публика принимает с облегчением - и каждый раз обманывается: действие продолжается и могло бы длиться бесконечно, так что полтора часа - это еще не пытка, это благодать. Зато к финалу своей апокалиптической мистеРрии про щенков в коробке Сергей Чехов по-кастелуччевски сажает девушек на розовых пластиковых коней, которых, правда, всего два, а героинь четыре, и их приходится размещать по две.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments