Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

ёлка у Подсекальниковых: "Самоубийца" Н.Эрдмана в Театре на Малой Бронной, реж. Екатерина Дубакина

"Режиссерский дебют актрисы театра" - не знаю, как чувствует сама Катя, а по моим ощущениям в такой официальной характеристике спектакля, предуведомлении потенциальным зрителям, закладывается, волей-неволей, несколько "извиняющаяся" интонация, типа "ну не судите девочку строго". Между тем и без всяких скидок на статус дебютантки, при всех шероховатостях стиля, Екатерина Дубакина своим "Самоубийцей" готова дать фору иным постановщикам, выпускающим на протяжении многих лет до десяти премьер за сезон (и все в одной на любые случаи независимо от природы драматургического материала безвкусно-крикливой "гамме"). Не говоря уже про занятых в спектакле актеров, которые далеко не в каждой постановке показывают себя настолько ярко, да и не всегда с такой искренней самоотдачей работают.

Все это еще более удивительно и неожиданно, если учесть повальную моду на эрдмановского "Самоубийцу", за сравнительно короткий срок в пару десятилетий только по Москве прокатившегося от Юго-Запада до Таганки и от РАМТа до СТИ, плюс Ермоловский и далее везде - при кажущейся беспроигрышной эффектности текста нередко о пьесу обламывают зубы и совсем не дебютирующие в профессии режиссеры. Случаются, конечно, и удачи - про версию Сергея Женовача нельзя не вспомнить теперь еще и потому, что Женовач руководил когда-то театром на Малой Бронной и немало знаковых в своей творческой жизни вещей здесь поставил (а я кое-что из них застал и видел воочию). Но еще и потому, что метод Дубакиной по отношению к Эрдману, к его "Самоубийце" - противоположный Женовачу, при частичном сходстве приемов: Женовач также уходил от "репризности" Эрдмана, но выстраивал, строго "по школе", пресловутое "сквозное действие", постепенно, исподволь превращая заведомого анти-героя чуть ли не в резонера, делая это, надо признать (благодаря не в последнюю очередь и актеру Вячеславу Евлантьеву, исполнителю роли Подсекальникова) абсолютно убедительно, пусть и вопреки, перпендикулярно авторскому обличительному пафосу:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3038290.html

Как ни странно, с этой точки зрения Дубакина в гораздо большей степени следует за автором, чем Женовач - не смакуя по отдельности репризы и искрометные пассажи Эрдмана (давно, по совести сказать, вышедшие в тираж и превратившиеся в расхожие, дежурные шутки, растасканные на афоризмы), она делает ставку все-таки на гротеск, на эксцентрику. Но скорее в плане интонационной мелодики, пластического рисунка, нежели собственно текста. Постоянный впоследствии соавтор Эрдмана по опереточным либретто и киносценариям Вольпин справедливо замечал, что "Самоубийца" чуть ли не стихами написан - вот у Дубакиной (как никогда на моей памяти, между прочим) и выявлена, реализована эта поэтическая, ритмическая основа пьесы! Что парадоксально сближает социально-бытовую и в значительной мере политическую сатиру Эрдмана с метафизическим абсурдом его современников-ОБЭРИУтов, казалось бы, совершенно иного склада авторов; и вдруг в "Самоубийце" обнаруживаются переклички с "Елизаветой Бам" Хармса, с "Елкой у Ивановых" Введенского - не знаю, насколько очевидные и объективные, но я с большим интересом еще и за этим открытием наблюдал!

Кстати, происходящее на сцене в спектакле, особенно что касается эпизода празднично-траурного прощального "банкета", действительно в чем-то походит на встречу Нового года или, по старинке, Рождества - с конфетти, с боем кремлевских курантов, с песнями и только что не с караоке: в этот момент заимствованные из "Гоголь-сюиты" Шнитке фрагменты оркестрового саундтрека уступают место шлягеру Михаила Круга - его исполняет предприниматель-нэпман Никифор Арсентьевич (Егор Барановский). Вообще никаких специальных маркеров, указывающих на время действия как на "историческое" либо условно-"современное" в постановке нет, за исключением разве что разнообразно используемых (вот уж в самом деле хочешь читай, а хочешь колбасу заворачивай) страниц газеты "Известия" с некрологом Скворцову-Степанову, "старому большевику" и стороннику Сталина в борьбе с "оппозицией", скончавшемуся в том же 1928 году, когда Эрдман завершил работу над "Самоубийцей". "Сценическое оформление" (как скромно это обозначено в выходных данных, без громкого слова "художник") придумано тоже Дубакиной и состоит из разнокалиберных стеклянных банок, от трехлитровых до почти пузырьков, используемых и в качестве предметов меблировки, и как телефонный аппарат, расставленных вдоль воображаемой "рампы" вряд, а в финале служащих своего рода капсулами "пневмопочты" - одна за другой они выкатываются с вложенными в них предсмертными записками тех, кто, в отличие от жалкого эрдмановского героя, на самом деле ушел из жизни, уж насколько добровольно, можно лишь догадываться.

Если подробная, неспешная драма Семен Семеныча в спектакле Женовача разворачивается на протяжении около трех с половиной часов, включая антракт, у Дубакиной пьеса пролетает без перерыва часа за полтора. Естественно, что-то купировано, но в основном скорость действие набирает за счет ритма и опять-таки нежелания подавать каждую выигрышную репризу "на блюдечке", как самодостаточный "эстрадный" номер. Немало при подобном взгляде на "Самоубийцу" неизбежно теряется, но приобретения, мне кажется, компенсируют потери.

Семен Семенович Подсекальников в исполнении Олега Кузнецова хоть и показан через развитие, но как он появляется впервые заспанным, в полосатой пижаме, так и остается, несмотря на все "предсмертные" откровения, существом ничтожным, серьезного внимания не заслуживающим - трагический мотив спектакля связан не с ним, а с персонажами внесценическими, и не ограничивается одним только названным по имени Федей Петуниным (предсмертных записок, что выкатываются на площадку к последней "немой сцене", могло быть еще больше...); Подсекальников же вернулся к жизни, не сильно изменившись. В роли жены Семен Семеныча выступает Таисия Ручковская, и помимо роли Марьи Лукьяновны актриса также создала точно проработанную, выразительную хореографическую партитуру для всех остальных героев. Режиссер-дебютант Екатерина Дубакина оставила смело за собой единственную в пьесе возрастную роль тещи Серафимы Ильиничны, обогатив ее удачно найденными эксцентричными подробностями (взгляд из-под полузакрытых век, семенящая походка).

Необычайно броский, даже на мой вкус с перехлестом, вышел у Дмитрия Варшавского его товарищ Калабушкин: "физкультурник" с лоснящимися бицепсами в спортивных труселях смотрится куда как выигрышно - но несколько однообразен с ограниченным набором "мачистских" замашек, характерной походкой, поигрыванием руками, корпусом (вот тут, признаться, вспомнишь Алексея Верткова в спектакле Женовача...), и коль на то пошло, фактура Варшавского, сдается мне, театром эксплуатируется достаточно предсказуемо (помимо "Самоубийцы"). Излишне утрированы, при всей убедительности, и женские образы - Маргариты Ивановны (Юлианы Варшавской), Раисы Филипповны (Нади Славецкой-Беребени) и особенно Клеопатры Максимовны (Ольга Вяземская играет близкой к КВНовского пошиба пародию на сексуально озабоченную дамочку). В то же время из мужских персонажей не всем актерам одинаково повезло на детальную проработку режиссером их характеров - в большей степени Илье Жданникову (при том что Аристарх Доминикович представлен напыщенным, разряженным и лощеным каплуном - улавливаете аллегорию? вот тебе и "кто эта курица? это наша интеллигенция!"), Максиму Шуткину (хотя "ленинские" жесты защитнику свободы творчества вроде как и не к лицу), в меньшей - Сергею Кизасу (Егорушка), Егору Барановскому (Никифор Арсентьевич) и особенно Андрею Терехову (какой-то совсем безликий, неколоритный получился отец Елпидий - и, по нынешней театральной моде, без креста: от греха...).

От эстрадно-плакатной по форме, социально-политической и нравоописательной по содержанию сатиры - к поэтической метафизике и абсурду бытия: в таком направлении, насколько я уловил, двигалась Катя Дубакина в попытке заново осмыслить некогда запрещенную, а ныне хрестоматийную пьесу, и вместе с коллегами, многие из которых ее однокурсники, в целом преуспела.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments