Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"К Черному морю" реж. Андрей Тутышкин, 1957

"Нет места для спанья лучше, чем кино. Картины теперь хорошие пошли, тихие, без стрельбы - одни разговоры" - говорит это в фильме, допустим, персонаж если уж не вовсе отрицательный, то сатирически окарикатуренный, к тому же проходной, возникающий в крошечном эпизоде сторож склада при МТС; тем не менее отчасти стрела сатиры наверняка метит и в современный создателям комедии кинематограф нового, "оттепельного" типа. Сами они, и режиссер Андрей Тутышкин, и сценарист, драматург Леонид Малюгин, принадлежали к предыдущему поколению.

Малюгина сегодня если вспоминают, то в связи с пьесой "Насмешливое мое счастье", и то скорее благодаря теме и героям, нежели художественным достоинствам собственно произведения, при том что Малюгин, будучи для своего времени автором положим что и не перворазрядным, и не самым знаковым, все-таки талантливый и достаточно своеобразный писатель, что даже в такой безделушке, как "К Черному морю", проявляется.

Тутышкин тоже - не самое громкое режиссерское имя, снимал музкомедии, из которых сегодня популярной остается "Свадьба в Малиновке", хотя и некоторые другие его вещи часто попадают в телеэфир, опять же скорее благодаря участвовавшим в них знаменитым актерам, нежели значительности картин как таковых. Как актер сам Тутышкин сыграл заметную роль в "Волге-Волге" Александрова, но его имя вписано также и в театральную историю - после войны он работал в Ленинградском театре комедии, а 21 июня 1941 года успел выпустить в родном для него театре им. Вахтангова премьеру "Маскарада", и хотя спектакль почти не шел (понятно, почему), написанная именно к этой постановке музыка Хачатуряна звучит, и в нынешнем вахтанговском "Маскараде" Туминаса тоже.

"К Черному морю" в этом смысле - типичная вещь и для Тутышкина, и для Малюгина: лирическая комедия с ненавязчивыми элементами социальной и нравоописательной сатиры, с туповатыми песенками Никиты Богословского (на стихи преимущественно Вадима Коростылева), но при этом, как ни странно, поразительно динамичная: водевильная интрига раскручивается в фильме с головокружительной скоростью - что соответствует не только творческим установкам авторов (вопреки новейшим для их эпохи "тихим" тенденциям, способствующим здоровому сну сторожей на сеансах), но и теме картины.

Вся фабула завязана на то, что персонажи - начинающие автолюбители. Собственный автомобиль в СССР даже на позднейших этапах существования империи зла оставался труднодоступной роскошью, для конца 1950-х это вообще что-то фантастическое, особенно если учесть, что за руль здесь садятся отставные военные, студенты, воспитанные в детдоме пролетарии - самые, то есть, "простые" люди. Единственный "непростой" как раз собственными руками баранку крутить не собирается - преподаватель литературы Константин Пахомов приобретает "Волгу" (ни много ни мало, хотя еще даже не защитил кандидатскую диссертацию - уже это характеризует его в контексте эстетических канонов эпохи совершенно определенным, однозначным образом), но водить ее будет... личный шофер!

Хотя на машину у Пахомова имеются и иные планы: лектор с таким увлечением рассказывает слушателям о немецких романтиках (это в 1957 году тоже могло бы вызывать подозрения сразу...), что студенты, особенно девушки, влюблены в относительно молодого, которого к тому же играет Евгений Самойлов, педагога поголовно. Ирина Кручинина - не исключение, но только ей преподаватель отвечает взаимностью, пытается ухаживать. Девушку, конечно, смущает, что гуляют они тайно, и родители, тоже учителя, в недоумении, прежде всего мать, которой снятся вещие сны про маринованные кактусы (юмор тоже из обихода 1930-50-х, в период "оттепели" уже иначе шутили), но Ирине и льстит, что любимый профессор выделил ее среди прочих.

Честно говоря, по роли в "К Черному морю" Тутышкина, в отличие от "Сорок первого" Чухрая, трудно понять, чем так блеснула, пусть ненадолго, Изольда Извицкая: ни броской внешности, ни уникального дарования она в этой картине не проявляет. Как и второй ее основной партнер Анатолий Кузнецов, будущий "товарищ Сухов" - здесь он играет однокашника героини по водительским курсам Николая Кукушкина, правильного, хорошего парня, детдомовца, надежного и с золотым, не в пример профессору-"романтику", характером.

Пока Ирина гуляет с преподом, работяга не оставляет стараний, специалист по немецкому романтизму ревнует к пролетарию, и не напрасно: Николай добивается своего и они с Ириной отправляются в загс, где им, однако, по закону дают "время на размышление", "испытательный срок", а не расписывают сразу, как они хотели. И отправляясь к Черному морю уже не с Пахомовым, а с Кукушкиным в большой компании товарищей по автошколе, дорогой Ирина и Николай празднуют не свадьбу, но всего лишь помолвку, и то не слишком успешно. В придорожных кафе для того нету ресурсов (сатира 1950-х касается недостатков бытового обслуживания либо нравов отдельных несознательных элементов - то есть малозначительных и безопасных для авторов мелочей, но таких мелочей у Малюгина и Тутышкина обнаруживается на удивление много!) - однако это ничто в сравнении с человеческой мнительностью.

Золотосердечный Николай не способен отказать в помощи юной колхознице (ее играет, между прочим, Лидия Федосеева, будущая Шукшина), которой срочно нужна шестеренка для трактора, а кладовщик МТС, при которой служит тот самый сторож-киноман дядя Захар, что ходит в клуб поспать на сеансах, не выдает инвентарь без подписи председателя, который вместо того, чтоб заседать в правлении, мечется по полям от бригады к бригаде, естественно, на автомобиле. А пока Николай с колхозницей мечутся за ними, опаздывая к праздничному столу, Ирину "накручивает" следующая со всем честным народом на юг жена майора-автолюбителя с характерным для старорежимной мещанки-интриганки именем Зоя Денисовна (кто-кто, а уж Малюгин с Тутышкиным творчество Булгакова наверняка знали). Тут не дремлет и нагоняющий кавалькаду на новенькой "Волге" с шофером без пяти минут кандидат наук и несдающийся кандидат в женихи Ирины "романтик" Пахомов. С досады на Николая девушка соглашается следовать с Пахомовым.

За всеми водевильными перипетиями остается неизменной лишь географическая цель поездки - Черное море - но и здесь возможны варианты: Крым или Кавказ? Пути расходятся в Харькове, и пока отставший Николай ищет Ирину, уехавшую с Пахомовым, в одном месте, та тоскует, не позволяя Пахомову расслабиться, в другом. Не позволяет расслабиться мужу и мещанка-интриганка Зоя Денисовна - в результате пролетарий со студенткой неизбежно воссоединяться, а надоедливую Зою Денисовну ее муж-майор на море бросит, потому что нельзя быть в советской романтической комедии 1957 года такой безыдейной антиобщественницей. Еще хуже специалисту по немецким романтикам - Пахомова бросит не только невеста, но и шофер, а сам недоделанный кандидат водить так и не научился.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments