Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

девочка лепит отца: "Галя" реж. Надежда Кошеверова, 1940

Уж чье бы, а Надежды Кошеверовой творчество не забыто и специалистами, и народом: "Золушка", конечно, в первую очередь, но немало других фильмов, от "Осторожно, бабушка!" до "Тени" и "Старой, старой сказки" постоянно на виду, и в телеэфире тоже. Однако снискавшая позднее признание музкомедиями и картинами номинально "детскими" (пускай и с интеллигентским "подтекстом", с "фигой в кармане", особенно что касается произведений по пьесам и сценариям Евгения Шварца), начинала Кошеверова с "запрещенки". Вернее, "Галя" - вторая ее самостоятельная режиссерская работа, никогда не выходившая в прокат при жизни автора, да и после смерти тоже.

Действие 38-минутной киноновеллы хронологически строго укладывается в период захватнической империалистической войны, развязанной русскими агрессорами против независимой Финляндии. Поскольку русские в той войне хорошо по башке получили, а вспоминать о таких вещах животным больнее, чем собственно боль терпеть, "Галя" пришлась не ко двору в свое время, позже и вовсе ни к селу ни к городу, но спустя десятилетия кажется по-своему любопытной. Главную героиню зовут, понятно, Галя - девочка-подросток, дочь скульптора, который, будучи лейтенантом запаса призван на ту самую войну с "белофиннами" и покидает Ленинград, оставив незавершенной монумент красноармейцу. Фигура почти готова - боец в движении, с развевающимися полами шинели, будто живой чеканит шаг - но лицо только намечено. Галя, несмотря на юные годы, сама не чужда творчеству, и потренировавшись на бабушке, с которой слепила небольшую скульптурную композицию, она в ожидании выставочной комиссии на свой страх и риск завершает отцовскую работу, придавая лицу красноармейца черты отца.

Но сюжет "Гали" к этому не сводится. Зима 1939-40 года холодная, Гале с бабушкой не хватает дров, течет кран, еще какие-то лишения на их долю выпадают - несравнимые, конечно, с блокадными, но перспективы блокады в 40-м году не привиделись что героям, что создателям фильма и в страшных снах. На помощь приходит некий загадочный Аристарх - и дровами обеспечивает, и посылает водопроводчика чинить кран. На самом деле Аристарх - фантом, а реальная помощь приходит от друзей, тот же "водопроводчик" - отец одной из подруг Гали. Кстати, лучшую подругу героини Нюрку играет Мария Барабанова - снимавшаяся впоследствии аж до 90х, понятно, что в эпизодах, но порой весьма знаковых, чего стоит ее "старушка-веселушка" в "Финисте-Ясном Соколе" (это которые "можем мы палить из пушки, шить, стирать, варить обед, ну какие ж мы старушки, на троих нам двести лет") - вот Нюрка это будущая "старушка" как раз! Зато исполнительнице главной роли не так повезло, актриса Евгения Вдовина заменила Янину Жеймо (еще не Золушку), на которую сочинялась Галя, но дальше кинодебюта дело не пошло. Тогда как еще один дебютант "Гали", композитор Никита Богословский, здесь сочинивший простенький саундтрек, прославится очень скоро песнями к "Двум бойцам" Лукова, звучащим вовсю по сей день. Эти детали тоже любопытны, но самое интересное, по моему - содержание фильма, при внешней его непритязательности, даже наивности.

В сценарии Сергея Глаголина (к окончанию съемок он был арестован "за шпионаж"...) обнаруживаются очевидные переклички с "Тимуром и его командой" Аркадия Гайдара, и речь не о заимствованиях, их не могло быть, но и совпадения неслучайны - тот же пафос, да и сюжет по сути аналогичный, построенный на тайно организованный сознательными подростками помощи семьям отсутствующих красноармейцев. Правда, "Тимур" гайдаровский - просто Джойс в сравнении с "Галей" (ну Гайдар и без сравнения, в общем, писатель хороший, настоящая литература), и идея "команды" намного увлекательнее фантомного образа Аристарха. К тому же "Тимур и его команда" завершаются на пронзительной, тревожной ноте - а ведь Аркадий Гайдар, в отличие от Бориса Васильева, мог лишь догадываться, что "завтра была война" (впрочем, нетрудно было и догадаться: русские сделали все для того, чтоб она была непременно, и всегда делали). Между тем "Галя", несмотря на, казалось бы, полученный русскими агрессорами от финнов щелчок по носу и несоразмерные масштабу события жертвы со стороны в первую очередь нападавших, преисполнена победного оптимизма и триумфального пафоса.

Бабушка в начале слушает по радио сводки, как доблестно продвигаются войска по направлению к Выборгу, занимая железнодорожные станции на подступах, а в конце сообщение о том, что морозы и ожесточенное сопротивление врага не помешали армии обезопасить Ленинград от военной угрозы (ага, обезопасили - как будто что-нибудь Ленинграду угрожало бы, если б не собственная агрессии русских!); комиссия, ахнув при виде совершенства законченной дочерью скульптуры, забирает статую на выставку; а отец, раненый, но к окончанию войны успевший поправиться, возвращается в строй то бишь к творчеству - надолго ли? И так-то, выходит, ничего страшного не стряслось, ну а если вокруг верные друзья, нипочем не пропадешь: Аристарх (имя-то какое найдено для воображаемого друга!) не попустит. Весь моральный урок "Гали", вся надежда, внушаемая картиной, основаны, стало быть, на тотальной лжи, всеобщей, взаимной, но принимаемой добровольно, по умолчанию, хотя вроде обман лежит на поверхности, распознать и разоблачить его дело плевое, но никому не нужное.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments