Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Туманные звезды Большой Медведицы" реж. Лукино Висконти, 1965

Понемногу осваиваю новые для себя технологии - пытаюсь смотреть кино через интернет на телемониторе, подключенном к ноутбуку. Удовольствие ниже среднего, звук еще ничего, а картинка тормозит - но по крайней мере так еще хоть что-то успеешь увидеть... И любимые фильмы, любимых режиссеров - вряд ли бы я стал смотреть в таком формате, все-таки не очень удобно, но Висконти - в самый раз, не люблю его, а знать подробнее вроде бы следует. На "Туманные звезды..." я собирался пойти в "Иллюзион" в 2001-м (две тысячи первом...) году, увидев название на афише, но не дошел, а потом до того ли было... И теперь познакомился с этой картиной впервые, имея за плечами совершенно иной, чем тогда, и зрительский, и жизненный опыт - но опыт не помогает, лицемерный пошляк Висконти мне противен, а фильм даже в его стандартах слабый. Что отмечало еще советское киноведение, правда, по собственным, скорее идеологическим, а проще говоря, цензурным мотивам: фабула строится на инцестуальном влечении, что в своем роде для православных пострашнее гомосексуального, наверное, будет.

Клаудиа Кардинале в роли аристократки Сандры смотрится жуткой, хотя и смазливой хабалкой - но может в Италии такие именно аристократы, не знаю, Висконти виднее. Сандра замужем и любима, но прошлое не дает ей покоя. Она приезжает в родовое поместье, где не без удивления застает брата - Джанни и свадьбу-то сестры присутствием не почтил, Сандра пребывала в уверенности, что отчий дом он навещает реже, чем она, а брат тут как тут, и воспоминания оживают. Не только связанные с детско-взрослой влюбленностью брата в сестру, но и более давние, военные. Отец Сандры и Джанни, интеллектуал и гуманист, погиб в Освенциме - то ли за антифашистскую деятельность, то ли за примесь еврейской крови, о чем в сердцах толкует полупомешанная вдова (можно ли ей верить? еврей-аристократ?! но мало ли...), признаться, я не уловил в точности. Мать позднее вышла замуж за адвоката семьи, к которому счеты и у Сандры, и особенно у Джанни - мальчик был нервный, сложный, вплоть до того, что инсценировал самоубийство, отчим пытался его сплавить подальше, разлучить с сестрой... Спустя годы Джанни, будучи скверным журналистом и начинающим литератором-дилетантом, сочиняет автобиографический роман, изливая подоплеку своих отношений с сестрой пока что на бумагу, а в перспективе и на публику, а живет распродажей фамильных ценностей. Приусадебный парк также передается в общественную собственность, по поводу чего ожидается торжественная церемония.

В отличие от более зрелых фильмов Висконти такого же "декадентского" пошиба, "Туманные звезды..." - камерная психологическая драма, лишенная социальности "Семейного портрета с посторонним", масштабности и историчности "Леопарда" и т.д. Но психологизм настолько надуманный, да еще и наигранный - смешно смотреть. Особенно на партнера Клаудии Кардинале - не мужа, который вообще малоинтересен на экране (при том что по сюжету его роль важна, Эндрю при помощи адвоката распутывает старый узел семейных противоречий), а брата. Типаж Жана Сореля (наиболее узнаваем он по вышедшей двумя годами позднее "Туманных звезд..." бунюэлевской "Дневной красавице") - "ален делон для бедных", и забавно, что как раз самой известной ролью молодого красавчика Делона у Висконти был паренек "из простых", а этот, куда попроще на физиономию - якобы "дворянин", ну-ну. Режиссер его в кадре, как позднее Хельмута Бергера, охотно раздевает, насколько позволяют нравы середины 1960-х, любуется и мордашкой, и торсом, делится своей скромной радостью с публикой - радость, допустим, на любителя.

Нагнетание же страсти, напряжения, отчаяния героя Жану Сорелю не дается катастрофически. Оттого его самоубийство в финале, задуманное тоже отчасти, подобно подростковой эскападе, в шутку, но на сей раз удавшееся (переменилось настроение, парень не хочет умирать - но поздно и помочь некому, труп в пене от отравы найдут только утром муж Сандры и старая служанка Фоска; "ты для меня умер давно" - последнее, что успеет ввечеру сказать брату сестра) смотрится неумной шуткой, не трогает нисколько, да и режиссер не может закончить на патетичной (весь фильм за кадром действие сопровождает фортепианная музыка Сезара Франка), но по-человечески ясной, внятной ноте, затягивает финал, отправляет мужа с сообщением о смерти брата на церемонию открытия парка, посвященного отцу, где священник выступает с речью о грядущем воскресении мертвых. Вычурность на всех уровнях - от названия (цитата из стихов Леопарди, вложенная в уста Джанни - поэтический код "кровного родства", шифрующий также и тайную кровосмесительную связь - главной пары героев, "недоступная" мужу Сандры, американцу Эндрю - встать ли ему рядом с наследственной аристократией!?) и фабулы до изобразительного ряда не прикрывает скудомыслия.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments