Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

откровенные полароидные снимки: "Карамора" М.Горького в РАМТе, реж. Александр Хухлин

На филфаке приучили произносить название рассказа Горького с ударением на 2-й слог "КарАмора", но в рамках лаборатории МХТ "После революции" недавно тот же текст пытались освоить и говорили "КарамОра":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3550791.html

А в РАМТе, что ты будешь делать, опять "КарАмора" - успевай только переучиваться, совсем как горьковский герой, который одновременно и революционер-партиец, и агент-провокатор, но как-то в нем одно с другим совмещается, уживается. Горький как раз этот парадокс не просто "двурушничества" политического, но самого настоящего "двоедушия" исследует, доходя - редкий в его творчестве случай, но характерный для прозы 20-х годов - почти до глубин достоевских. Режиссер Хухлин копает как будто еще глубже, всего "достоевского" из Горького выбирает до дна и дальше идет, добавляя много уже от себя и много чего находя, предлагая - но, показалось мне - теряя главное: "мин дин мин".

Все-таки интересен Горький в первую очередь не универсальным, а более конкретным подходом к проблеме, на материале, привязанном к реалиям своей эпохи - революционной борьбы, партийной работы - на примере человека, который сразу и служит власти, и борется против нее... разве не актуально? Однако режиссер предпочитает, с одной стороны, "брать широко", как выражались современные Горькому критики, а с другой, увлекается подробностями, нагромождает детали, иногда найденные удачно, точно, остроумно, но в некоторых случаях, по-моему, избыточные, затемняющие и без того непростую для постижения суть.

Петр Каразин в спектакле Александра Хухлина внешне изначально ничем не напоминает достоевского "подпольщика", даже по фактуре, по "имиджу": плотный, дородный, на вид простодушный, "свой" - а оказывается "чужим среди своих", и уже это интересно, неожиданно, парадоксально, тут есть куда развиваться образу, обнаруживается потенциал для трансформации персонажа и для того, чтоб актер Иван Воротняк (в труппе пару лет, первая главная роль в театре) с разных сторон раскрыл себя, тоже. Тем более что голоса невидимых "товарищей", звучащие за сценой (в записи?), будто принадлежат не реальным людям, но также исходят из подсознания Караморы, темной, скрытой части его души.

Но дальше столь последовательно, с методичностью, достойной лучшего применения, раскладывается подноготная, предыстория Каразина... пока повествование доходит до ключевых событий, успеваешь вымотаться, отслеживая все повороты судьбы анти-героя вкупе с наворотами чисто режиссерскими. Интерактивный аттракцион с фотографированием публики на полароид - потом эти снимки окажутся в полицейском "досье" в качестве документированных доносов на соратников по партии; целый каскад еврейских анекдотов от Попова по прозвищу Попенко (Алесей Мишаков), соперника Каразина, к которому Петр ревнует свою сожительницу Сашу (Людмила Пивоварова, она же, единственная в ансамбле актриса, и за товарища Тасю выступает) и которого убивает как предателя, занимая по предложению охранки его место - Попов превращается в какого-то шута, "трикстера", с этими его прибаутками "в зоопарке подрались два льва - Лев Абрамович и Лев Моисеевич", "Роза Абрамовна, что вы делаете сегодня вечером? Все!"; вместе с тем зловещий, инфернальный жандарм Симонов, словно босс мафии из криминальной комедии сидящий в кожаном кресле спиной к публике и т.д.

И средства, и приемы, мягко говоря, несвежие (анекдоты, "Кармен", рисунки мелом на стене, груда угля, прямолинейно и натурально обозначающая подвал как основное место действия, раскладной стол - и, с другой стороны, откровенно театральная условность, аудиоколонка в холодильной камере), но хуже, что предметность подавляет актеров. Для меня это всего лишь второй спектакль Александра Хухлина, до этого я уже достаточно давно видел его "Школу жен" в Театре п/р О.Табакова - как хороший ученик Женовача (похоже, что сегодня эта мастерская, а вернее сказать, фабрика режиссуры наиболее широко представлена по всем центральным московским площадкам) он в фарсе откопал (ну и додумал от себя, не без того) драму, простое усложнил, вместо насмешки предложил сочувствие, Александр Семчев там все это трогательно сыграл - без сенсаций, но симпатично:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2666826.html

"Карамора" же спустя годы, за которые Хухлин немало ставил за пределами Москвы, сделана с куда большим замахом, она сложнее стилистически, и очевидно претендует на иную содержательную глубину, сюжету и проблематике искусственно "наращивается" дополнительный, во многом, как мне показалось, надуманный объем, в то время как важные, волнующие автора вопросы марксистско-социалистической теории переведены в плоскость сугубо фарсовую - сцена партийного собрания с участием Леопольда, нездорового еврейчика (Иван Юров), впервые увлекшего Каразина на революционный путь. Зацикленность на "внутренней канители" героя мешает осознать какие-то, может, и более простые, но важные моменты в диалектике его смятенного духа.

Впрочем, почти одновременно с "Караморой" Александра Хухлина в РАМТе вышла еще одна инсценировка горьковской прозы, "Коновалов" Олега Долина (на другой площадке, "Карамора" играется, что тоже символично, в т.н. "черной комнате", "Коновалов" - в недавно открывшейся "белой"!), и вот там наблюдается уклон противоположный - в прямолинейную "содержательность", в "учительство", в "наглядность":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3731763.html

- лично мне однозначно, при всех оговорках, "Карамора" ближе по решению, ну и по материалу тоже, поскольку Горький 1890-х и Горький 1920-х годов - в сущности два разных писателя.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments