Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

общество добровольной эвтаназии: "350 Сентрал-парк Вест" В.Аллена в МХТ, реж. Константин Богомолов

Разумеется, случайное, но забавное совпадение: сексуально фрустрированные американские интеллектуалы не только хлещут беспрестанно джин и виски, но дойдя до точки, ставят записи бетховенской попсы, только у Камы Гинкаса в "Кто боится Вирджинии Вулф?" это вторая часть Седьмой симфонии, а у Константина Богомолова в "Сентрал парке" багатель "К Элизе"! Однако незаметно пролетело полтора года с премьеры "Сентрал-парка", и хотя посмотрев его на предпремьерном прогоне с большим интересом, оценив скрытые режиссерские подтексты (насколько это мне по способностям) -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3473050.html

- я подумал тогда, что вряд ли пойду на него еще раз, к тому же и на малую сцену попадать было безумно сложно. Сейчас я и возможностью воспользовался удачно, и очень захотел пересмотреть спектакль после "Трех сестер", ну и, конечно, в свете вышедших вскоре вслед за "Сентрал-парком" другим Вуди Алленом от Богомолова, "Мужьями и женами". При том что стилистически, как ни странно, "Мужья и жены" с "Тремя сестрами" обнаруживают куда больше общего, чем с "Сентрал-парком".

Последний - хронологически первый из перечисленных - и задумывался режиссером как "пустячок", по крайней мере что касается внешней стороны, и со временем действительно еще сильнее, чем изначально, приблизился по формату к антрепризной комедии: именно так, как чистое развлечение, воспринимает "Сентрал-парк" аудитория, вслед за ней ("теплообмен" между сценой и залом, последствия которого сказываются и на "Мужьях и женах", и даже на "Трех сестрах", согласно "второму закону термодинамики" действует и свое дело делает) и актеры "добавляют" градуса, иногда кажется, что вот-вот сами расхохочутся по примеру публики над своими персонажами - впрочем, пожалуй, это тоже краска, тоже работает на общий строй постановки правильно, не умаляя, а углубляя ее содержательно.

Потому что, оказывается, не только отдельные и случайные внешние детали сближают спектакли двух таких разных, но очень лично для меня близких режиссеров, как Кама Гинкас и Константин Богомолов (вообще все, что кажется далеким, противоположным, постоянно и неожиданно сближается: вот Богомолов и Гинкас друг за дружкой выпускают оперные спектакли в музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко!). По поводу "Кто боится Вирджинии Вулф?" я тоже не с первого раза, но давно заметил: герои Эдварда Олби словно обрубают собственное "древо жизни", отсекают свою генеалогию с двух краев, убивая и детей, и родителей, вообще уничтожая, причем вполне сознательно, все живое, вокруг себя и внутри себя, осмысленно приближая человечество к вырождению, к исчезновению с поверхности земли:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2980302.html

Персонажи комедий Вуди Аллена вроде бы не столь хищны, но даже я не с первого просмотра за водевильными адюльтерными перипетиями "Сентрал парка" сконцентрировался на том, что, вообще-то, изменяя друг другу в поисках подтверждения тому, что еще живы, что пригодны, так сказать, к употреблению, эти "мужья и жены" отдают своих новорожденных детей на усыновление, а престарелых умирающих родителей сплавляют в дешевые приюты, после чего, подумывая об эвтаназии и покушаясь на самоубийство, стараются забыться при помощи йоги, психоанализа, шоппинга и алкоголя.

Тут легче, приятнее и спокойнее всего увидеть сатиру нравов, карикатуру на "бездуховных америкосов" (при том что уж чьи еще бы, а герои Вуди Аллена куда как "духовны" в том смысле, что их жизнь наполнена философией, литературой, искусством... и оттого еще более "пустапуста", чем у несчастных сестер Прозоровых - вот бы им в Нью-Йорк, в Нью-Йорк!), но проблема-то абсолютно универсальная, и в подчеркнуто "стерильной" обстановке спектакля, через отстраненную ироничность манеры боголовских актеров (со временем, правда, несколько менее отстраненную) уж очень отчетливо проясняется, что у их персонажей на языке одно, на уме другое, а на душе третье, вернее, совсем ничего нет на душе - и этим манхэттенские обитатели ничем не отличаются от жителей безымянного городка, где ближайший вокзал во многих верстах и того гляди снег пойдет.

Мало того, однотипные фабулы комедий Вуди Аллена, построенные на мотиве супружеской измены, в спектаклях Богомолова срабатывают решительнее в ситуации, когда не только герой по сюжету, но и актер, исполняющий роль, оказывается заменяемым, или совмещает в себе несколько ипостасей. В "Мужьях и женах" Александра Ребенок ввелась вместо Яны Дюбуи, Кирилл Трубецкой там же одновременно выступает за "маму" и за "папу", даже обходясь без переодевания, без смены тембра; в "Сентрал Парке" Евгений Перевалов играет молодую девицу, готовую в одночасье переметнуться от Сэма-Игоря Верника к Говарду-Андрея Бурковского; тот же Бурковский, чей персонаж фактически превращает в "маску" дополнительно за счет накладной лысины - работы все прекрасные, Александра Ребенок, снова отмечаю - наряду с Дарьей Мороз, в "Сентрал парке" не занятой" - вообще всегда идеально попадает в тон, заданный Богомоловым, а "Сентрал парк" можно считать ее бенефисом, хотя ансамбль сложился безупречный. Но вся логика этого "пустячного", очень и в самом деле смешного опуса ведет к тому, что каждый из героев либо упирается в тупик, в стену, либо находит иллюзорный выход в очередной "измене", рассчитывая "начать сначала" - а напрасно.

Такая штучка, как "Сентрал парк", в качестве своего рода трамплина, моста к "Мужьям и женам", а через них к "Трем сестрам" была, вероятно, методологически необходима Богомолову, что задним числом просматривается явственно - но сгущать краски тоже не стоит, "Сентрал парк" удерживается (вот умеет Богомолов удержаться...) в рамках развлекательного формата, остается ненавязчивым, ни к чему нарочито не обязывающим "пустячком", приятным во всех отношениях, и запутанные связи вудиалленовских персонажей здесь не повисают безнадежно, как в "Мужьях и женах", а обрываются совсем уж фарсовым способом - непроизвольным и нелетальным выстрелом из немецкого револьвера времен Первой мировой в зад персонажа Верника, который, схватившись за "пострадавшее" место, "подстреленный", так и кланяется гогочущей публике... Я еще, перебрав варианты, наконец-то обнаружил идеальную для этого спектакля точку обзора, что непросто, учитывая нестандартное расположение зрительских рядов - пересматривать такие спектакли намного интереснее, чем смотреть впервые, чем чаще смотришь, тем больше хочется.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments