Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

карета без колес: "Самая легкая лодка в мире" Ю.Коваля-Ю.Кима в РАМТе, реж. Алексей Золотовицкий

После мрачного травести-фарса "Клятвенные девы" в ЦДР -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3753928.html

- Алексей Золотовицкий выпускает (вторая премьера меньше чем за половину календарного года - завидная работоспособность, но также и показательная востребованность!) в "черной комнате" РАМТа совершенно иного плана и жанра спектакль, музыкальную инсценировку Кима-Никитина повести Юрия Коваля. И сюжет повести, и драматургия либретто спектакля, и его стихотворно-мелодическая начинка из приторных бардовских песенок "с фигой в кармане" переполнены тем, что я больше всего в этой жизни ненавижу, ненавижу люто - не знаю, то есть, как для Алексея, а для меня это заведомо был "материал на сопротивление". Тем приятнее мне, пристально наблюдая за творчеством режиссера еще со студенческих его опусов, отдать должное, насколько мастерски Золотовицкий владеет различными театральными формами, как умело, умно, аккуратно, со вкусом сочетает в "Самой легкой лодке..." приемы ретро-стилизации и современные технические примочки - проникнуться интеллигентским благодушием, которым буквально "мироточат" проза Коваля вкупе с песнями Сергея Никитина на стихи Юлия Кима мне в любом случае не грозило, так что я сосредоточился именно на формальной стороне дела.

Юрий Коваль ушел из жизни больше двадцати лет назад, повесть "Самая легкая лодка в мире" опубликована за десять с лишним лет до смерти автора - но Золотовицкий рассказывает историю писателя, решившего обзавестись лодкой из бамбука (такая нехитрая и опять-таки сугубо интеллигентская метафора...), как сегодняшнюю, с одной стороны (делая милиционера "полицейским", Охотным рядом называя проспект Маркса, а проезд Художественного театра Камергерским переулком), с другой, "прибирает" эпико-мифологический ее размах, вписываясь в камерный (в прямом смысле "комнатный") формат, переводя полусказочный эпос в стилизационно-игровую плоскость через ход "театр в театре": персонажи постоянно напоминают о том, что идет спектакль, что они в своем "метафизическом путешествии" не покидают стен конкретно РАМТа. Получается, как сказал бы доктор Фаустролль у Альфреда Жарри, путь "из Парижа в Париж морем". Герой-рассказчик, безымянный-обобщенный Писатель (Александр Девятьяров) как раз о "большой воде" и мечтает: "Я задыхаюсь без выхода к морю, но нигде не могу его найти". Подоплека этой плоской аллегории, да еще в социально-политическом контексте советских 1980-х, декаданса "застоя", да и в сегодняшнем не меньше, вполне очевидна: стремление противопоставить гнетущей обыденности если уж не безнадежную борьбу за политические свободы, то погружение в творчество и эскапистские фантазии - покинуть отравленные и закованные в гранит, но реальные, в ощущениях данные воды Яузы, и отправиться на маленьком плоту на самой легкой лодке в мире, мэйд ин Кашира, из бамбука, под названием "Одуванчик", с верными друзьями в плавание к неведомым, а то и воображаемым берегам. Ну пускай не морским, а для начала хоть болотным - дорога заводит Писателя и его товарища-спутника Орлова (бородатый Денис Баландин) прямиком в топи. Ну а по дороге, как водится, "твари и гады строят преграды" - и герои их преодолевают силой мысли, мечты, иронии, неизбывного, вопреки обстоятельствам, оптимизма: "только попусту не кисни, только веслами маши".

Почти десять лет назад Наталья Анастасьева поставила моноспектакль Александра Филиппенко по повести Юрия Коваля "Недопесок" в "Практике", где тот же пафос лежал на поверхности, усиленный актерской энергией без примеси внешних, сопутствующих выразительных средств:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1305715.html

В "Самой легкой лодке..." выразительных средств, помимо текста и музыки, предостаточно. Постоянный соавтор Алексея Золотовицкого, сценограф и художник по костюмам Софья Егорова (вместе они и "Клятвенных дев" создавали) придумала для спектакля особое пространство небогатой, самой обыкновенной советской квартиры, с устланным ковриками полом и с телеприемником на ножках, размыкающееся в миф и фантасмагорию благодаря "волшебному" шкафу - порталу между игровой площадкой и закулисьем, одновременно, в горизонтальном положении, служащему сценическим подиумом. Не выходя из комнаты, герои оказываются на болотах, где встречают "местных жителей", от которых узнают про фантастических тварей и где они обитают, в частности, про двух- не то трех-голового Папашку: одна голова щучья и ей он ест рыб, другая медвежья и ей он ест оленей, а третья человечья и ей он ест... все подряд.

При этом режиссер и сценограф обходятся без лодки - ни в натуральную величину, ни в виде макета либо модели настоящее плавсредство в спектакле не присутствует, его символически заменяет... гитара (подобно, например, тому, как у Гинкаса в "Скрипке Ротшильда" музыкальным инструментом герою служит пила). Но гитара в "Самой легкой лодке..." - не только символический знак или используемый по прямому своему назначению (в разных формах, вплоть до подобия укулеле) музыкальный инструмент.

Гитара - предмет, определяющий образ жизни и образ мысли персонажей Коваля, их социальной и культурной среды. Что, в общем, точно схвачено - не зря же Юрий Коваль в год, когда была напечатана первая его книжка, сам сыграл как актер небольшой эпизод в художественном фильме Теодора Вульфовича «Улица Ньютона, дом 1» по пьесе Эдварда Радзинского — и там они с Юлием Кимом поют под гитару, не самый хрестоматийный (не "Застава Ильича", допустим), но абсолютно типичный пример:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2403101.html

Меня от подобных интеллигентских застольно-гитарных посиделок физически трясет, а "Самая легкая лодка в мире" практически от начала до конца построена как такая стилизованная "посиделка" - с этой точки зрения на спектакле мне пришлось непросто. Мало того - по экрану старого телевизора в какой-то момент идут титры в режиме... караоке! Но и гитара-лодка, и стены "комнаты" становятся экранами для видеопроекций, компьютерной графики - Золотовицкий и Егорова себя затхлым материально-предметным антуражем не ограничивают и мультимедийными технологиями не пренебрегают, а встраивают их в структуру действия, в общий визуальный ряд. Равно и граммофон, вещь нарочито совсем уж из позавчерашнего века, одному из персонажей, "полицейскому", якобы подаренный "одной бабкой перед смертью". Музыкальный руководитель постановки - Павел Акимкин; Алексей Золотовицкий сам также поет и играет в собственной рок-группе (мне доводилось присутствовать на их выступлениях): по части "саунда", аранжировок для "Самой легкой лодки..." придумано немало занятного - скажем, песню пастуха про корову Зорьку и Борьку-бугая я не так давно слышал в собственном никитинском исполнении на юбилее Дома Актера и там это была пошлятина нестерпимая, а здесь она звучит в стиле кантри-рок - остроумно.

Но в целом настрой - с энтузиазмом и оптимизмом, с гитарой и веслами, вопреки тварям и гадам под музыку Никитина, под старый граммофон клавесин, под иногда стилизованные вирши Кима (аллюзия на "плыла-качалась лодочка по Яузе-реке" Хренникова из "Верных друзей" Калатозова, по-моему, очевидны) печалиться давайте об этом и о том. Легкость бытия в мыслях невыносимая необыкновенная.

Потому несмотря на авантюрно-комического характера фабулу и поэтично-оптимистический задор героев вектор их движения, ну по крайней мере мне представляется, радости не внушает. Пристрастие к поиску всюду инвариантов, оставшееся у меня с филфаковских структуралистских штудий, заставляет видеть в уже не таком уж маленьком для недавнего дебютанта (начиная с дипломных "М.душ", включая и "Преследователя", и, в меньшей степени, эскиз "Иллюзий", и отчасти "Клятвенных дев") списке режиссерских работ сквозной сюжет, который я бы сформулировал, не углубляясь в детали, как "Орфей спускается в ад". Так и Писатель с другом Орловым на своей бамбуковой лодочке "Одуванчик", мечтая о море, направляются зачем-то по болотам к загадочному и устрашающему Папашке... Нет, конечно, это все сказки, как говорится, мифы и легенды, прочий "магический реализм", да и, опять же, мы в театре находимся, в Молодежном, бывшем Центральном Детском, перед нами артисты работают (очень приятно мне было впервые за бог знает, не вспомню даже, сколько лет увидеть в новой роли Ольгу Лысак, и не в одной, а сразу в нескольких, от вредной, подозрительной и полупомешанной проводницы поезда до совсем уж "сказочной" местной тетки Макарихи), да и чего боятся честным людям, когда рядом друг, надо бы еще транспорт все-таки попрочнее, чтоб всех друзей выдержал - но только не спрашивайте потом "что случилось с вашей лодкой?" и не причитайте "лишь бы не было волны".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments