Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Игра" Э.Шеффера в Театре Наций, реж. Явор Гырдев

Неоднократно экранизированная (то есть многим и сюжет известен заранее) старомодная бульварная пьеса, поставленная на двух хороших актеров, может и должна иметь успех. В спектакле Явора Гырдева заняты Виктор Вержбицкий и Александр Новин - кто здесь хороший актер, казалось бы, вопрос риторический, но по факту не все так просто.

"Игра" на уровне замысла в ее нынешнем виде, в постановке Явора Гырдева на малой сцене Театра Наций, имеет смысл постольку, поскольку практически оказывается бенефисом Александра Новина, призванном - наконец-то - продемонстрировать именно новинское мастерство перевоплощения, качество его игры. По сюжету Энтони Шеффера персонаж Новина приходит в дом известного писателя-детективщика, чтобы обсудить предстоящей развод его почти уже бывшей и своей будущей жены, литератор-сноб устраивает издевательскую инсценировку, предлагая гостю разыграть ограбление дома, потом имитирует "расстрел" соперника, а после антракта к нему заявляется полицейский и обвиняет хозяина в реальном убийстве. Что под видом полицейского к литератору приходит сам "убитый" и что играет его тот же актер, что и в первом акте - несмотря на упоминание в актерском составе третьего исполнителя, "загадочного" Александра Доплера - секрет Полишинеля, в том числе и для тех, кто не видел ни фильмов, снятых по пьесе, ни других ее постановок. И от младшего в актерском дуэте, на первый взгляд, при таком раскладе требуется куда больше, чем от старшего.

Вот тут, надо честно признать, выходит главный просчет всей затеи: честно, но как-то лениво, без перенапряжения подыгрывающий "бенефицианту" Вержбицкий, меняя лишь малиновый халат первого акта на черное трико второго и переключаясь из привычного амплуа самовлюбленного сноба в напуганного, готового под грузом мнимой вины раскаяться невольного убийцы, делается после перерыва менее узнаваем, чем являющийся на место преступления под видом следователя "сгорбившийся" и "охрипший" Новин в пластическом гриме, парике и накладной бородке по сравнению с надетой на него до "убийства" маской клоуна: триумф на грани подставы, что Новин вряд ли способен осмыслить. Тем более что уж если и девицы, вручающие на поклонах цветы Вержбицкому, расчехляют в первом акте фотомобильники, чтоб запечатлеть, как Новин раздевается до черных обтягивающих трусов-боксеров, обнажая еще от прошлой, до-актерской жизни сохранившуюся мускулатуру... Лично я бы предпочел фотографии Вержбицкого в парике с косой Рапунцель (не понял, в честь какого праздника его герою еще и такой маскарадный аксессуар и вообще не догнал, чем подобные экзерсисы в творческом плане интереснее роли Людовика в "Кабале..." у Сафонова, но, по крайней мере, смотрится смешно...), ну да это дело вкуса.

Драматург Михаил Дурненков архаичные диалоги слегка "адаптировал", что громко сказано, скорее приперчил винтажные реплики "актуальными" реалиями, добавил "стартапов", "гастарбайтеров" и т.д., от чего суть дела не поменялось, как не поменялась и сущность проекта: в добротной, небедной, но компактной и не создающей проблем при транспортировки декорации (выгородка гостиной, лестницы, уводящие наверх, к одежным шкафам, кожаная мебель внизу) разыгрывается дешевая, заведомо предсказуемая, удобопонятная целевой аудитории история. Остается предположить, что в коммерческой перспективе проект рассчитан на "выезд" - для стационарной площадки билеты на него сравнительно, по меркам Наций, недороги. Рецензий или хотя бы внятных, сколько-нибудь развернутых полуофициальных отзывов на "Игру", почти месяц назад выпущенную, не было и нет, даже "положительных" - критиков на спектакль, как это дипломатично еще с доперестроечных времен в театральном мире называется, "не приглашают", "не зовут", по крайней мере "уважаемых" ("неуважаемых" в Театр Наций не пускают вовсе), те, в свою очередь, тоже не штурмуют театр с надеждой причаститься художественному откровению, стало быть, истинную цену "Игры" все стороны процесса сознают.

Для такого сорта поделок существует еще с 90-х термин "качественная антреприза", менее дипломатичным синонимом которому служит самоироничная характеристика из богомоловских, идущих на основной сцене Театра Наций "Гаргантюа и Пантагрюэля" - "халтура в центре Москвы". Правда, халтура в Театре Наций процветает как раз на основной сцене, где постановки вроде "Гаргантюа и Пантагрюэля" скорее исключение, но на малой большую часть репертуара составляют пусть разного качества, а все же экспериментальные, "неформатные", некоммерческие проекты, в линию которых "Игра" совершенно не вписывается. Никто не мешает, впрочем, позднее играть "Игру" на арендованных площадках, подобно другим постановкам Гырдева в Театре Наций - "Киллер Джо" и "Метод Гренхольма", временами всплывающим, к примеру, в Театриуме на Серпуховке; "Игре", допустим, лучше подойдут подмостки Центрального дома культуры железнодорожника.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments