Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"К чему-то прекрасному" реж. Лиза Лангсет, 2009

Героиня на тот момент еще совсем молодой и не слишком известной Алисии Викандер - потомственная психопатка. Но если мать Катарины - клиническая алкоголичка, то сама она просто "сложная" девушка. Подростком Катарина всем подряд отсасывала без разбора, ну совсем как "нимфоманка" Триера позднее, затем малость подуспокоилась и последние два года из своих двадцати живет стабильно с обычным парнем, любителем компьютерных игр и пивных посиделок. Вернее, жила, пока ее не потянуло "к чему-то прекрасному".

Я ожидал по описанию завязки в аннотации чего-нибудь в духе "Выпрямила" Глеба Успенского: мол, девушка услышала "Реквием" Моцарта, и все у нее внутри перевернулось... По большому счету так и есть, но на деле еще проще. Катарина, до которой докапывается соцслужба, устраивается на работу дежурным секретарем на вахту в концертный зал своего родного Гетеборга (считай столица шведского независимого кино), приврав на собеседовании, будто она дочь умершей на взлете карьеры от рака пианистки. Добродушная тетушка-менеджер предупреждает Катарину - работа несложная, надо лишь со всеми ладить, а главное, не влюбляться. Но Катарина сразу же, конечно, влюбляется - в руководителя оркестра, постарше годами, но совсем еще не дряхлого женатого слегка пузатого мущщинку, беспрестанно репетирующего к открытию сезона исключительно 2-ю часть 7-й симфонии Бетховена, и надо полагать, именно Бетховен на ряду с Моцартом сыграл с Катариной злую шутку.

До какой степени шутливо настроены внешне бесстрастные североевропейские инди-киношники и где их пафос переходит в иронию, если переходит - судить затруднительно. С одной стороны, уже выбор музыкальных "крючков", на которые попалась героиня - Моцарт, Бетховен, и самые хрестоматийные, узнаваемые их вещи (не Малер, не Вагнер, не Шенберг тем более) - свидетельствуют не столько об ироничности, присущей авторам картины, сколько об узости их кругозора, и вместе с тем об их желании уловить классическими шлягерами вслед за героиней еще и побольше потенциальных кинозрителей. С другой, по-настоящему всерьез воспринимать драму Катарины может, наверное, только видавший виды Кирилл Эмильевич Разлогов, а я вот, честно признаюсь, не готов, не достиг я пока такой степени просветления. Дирижер несколько дней "развивает" девушку, толкует ей про Кьеркегора с Шопенгауэром, это все без отрыва от секса, разумеется, потом говорит - у меня жена, ребенок, я им нужен, ауфидерзейн майне кляйне или как там у них будет по-шведски. А Катарина уже и с сожителем своим успела порвать, рассчитывая, что уж если ей про Кьеркегора мужик говорил, то с серьезными намерениями, не просто так, опять же, не какой-нибудь там быдлопошляк, увлеченный компьютерными стрелялками, а музыкант, дирижер, философ, к тому же с "левыми", уж как водится, взглядами, по убеждениям законченный "революционэр".

И вот когда революционэр объявляет Катарине, чтоб та шла куда подальше, да еще успевает в процессе "отшива" позволить влюбленной девице сделать ему прямо на ходу в фойе из концертного зала минет (Моцарт, Бетховен - а все равно хуй в рот, такова она, тяжкая женская доля), героиня пытается хотя бы на должности своей вахтерской задержаться, но не тут-то было. Революционер и поклонник Шопенгаура, чья жена нашла на постели волос Катарины и собралась подавать на развод, требует, чтоб брошенную девушку еще и с работы поперли. Катарина безупречна на своем месте, но ее все-таки увольняют, и двое чинных шведских охранников корректно выставляют отличную сотрудницу с вещичками вон. Снова приходит Катарина в ставший родным концертный зал только на премьеру - и снова звучит 2-я часть 7-й симфонии Бетховена (такое ощущение, что репертуар оркестра к ней и сводится), Катарина пробирается в гримерку к дирижеру, то в очередной раз, вальяжно посиживая по своему обыкновению на подоконнике, дает ей от ворот поворот, несмотря на расставание с женой, намекая заодно, что Кьеркегора в его интерпретации она поняла чересчур прямолинейно, и отправляет к первоисточнику - в ответ на что Катарина невзначай, легким движением руки выбрасывает горе-любовника из окна.

И вот это уже право прекрасно - без надлома, без драматизма, то ли здесь черный юмор в подтексте, то ли просто Алисия Викандер все отчаяние своей героини припрятала внутри, но мужик взял да и полетел головой вниз за окно! Ну не то чтоб она его схватила и выбросила, она хрупкая девушка, а он взрослый дядечка, но сил столкнуть его достало, а он от неожиданности и не удержался. Закончилось ли моральное падение дирижера-революционера летальным исходом или обошлось, чай концертный зал в Гетеборге не небоскреб - не вполне ясно, героиня, удачно выбравшись на улицу, наблюдает, как падшего увозит неотложка. Сама она вскоре за тем отправляется в магазин, где заказывает себе Кьеркегора и... неназванный по номеру концерт Рахманинова в исполнении Рихтера! Вроде бы дирижер вахтерше ни про Рахманинова, ни про Рихтера ничего не говорил, по крайней мере в фильме этого нет - но, стало быть, пускай все мужики и козлы, а тяга к чему-то прекрасному в женщине неистребима, ну и, несомненно, ее порывы благотворны.

Мой личный опыт - и собственный, и вынесенный из многолетнего пребывания среди тех, для кого потребление в широком смысле "искусства" не просто работа, ни даже образ жизни, но часть регулярных физиологических процессов организма (мало того, основная, если не единственная их составляющая) - свидетельствует о том, что от ежедневного просмотра спектаклей и прослушивания классической музыки человек не только не становится умнее, добрее и лучше, но окончательно тупеет, деградирует до животного и далее, ниже, до уродливого, ущербного существа, полностью подчиненного уже и не инстинктам, но выработанным с годами рефлексам, представляющим собой извращение природных инстинктов (кому не верится - подите гляньте на активистов нашего паноптикума - отборная галерея!). Однако история Катарины в шведской ее версии заканчивается тем, что суровая соцработница, в начале картины скептически оценивавшая перспективы девушки, Катарину, благодаря святому искусству вставшую на правильный жизненный путь, поддерживает и хвалит. За кадром остается, как Кьеркегор сосет у Шопенгауэра.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments