Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Бал-маскарад" Дж.Верди в Большом, реж. Давиде Ливерморе, дир. Джакомо Сагрипанти

Количество телекамер на пресс-показе - в данном случае по меркам Большого крайне небольшое - неоспоримый индикатор и статуса предстоящей премьеры, и уровня ожиданий от нее, однако творческая группа относительно безвестных итальянцев предлагает постановку пусть не сенсационную, не слишком оригинальную, совсем не концептуальную, но эффектную, непошлую, умело сделанную и со всех сторон достойную. Впрочем, музыкальное качество на оркестровой репетиции не оценивают, хотя по предварительным прикидкам оно внушает надежды. А глаз порадовать происходящее на сцене способно вполне, и вместе с тем едва ли кого-нибудь может привести в смущение.

Разумеется, события оперы перенесены режиссером и художниками спектакля в 20-й век, примерно в середину столетия, по некоторым приметам - в 1930-е, эпоху джаза, безумных костюмированных вечеринок и "сухого закона". Кстати, лежащие в основе сюжета пьесы-первоисточника реальные события, имевшие место в конце 18-го века в Швеции, связаны с покушением на короля Густава Третьего, который, в числе прочего, ввел государственную алкогольную монополию, но уже Верди вынужден был пойти на компромисс и поместить действие в обстановку американского восточного побережья, в Новую Англию, а главным героем сделать губернатора Бостона. Губернаторская резиденция усилиями Давиде Ливерморе (он и режиссер, и сценограф) телефонизирована, за неоклассическим портиком при развороте декораций открывается роскошный дворцовый холл. Но еще до того, в прологе на музыку увертюры, губернатор спит в кресле и кошмарным сном его становится фантасмагорическое видение бала с гостями в птичьих масках-черепушках с гигантскими клювами, на фоне видеопроекции, недвусмысленно отсылающей к "Птицам" Хичкока: "стая" дружно направляет на обреченного револьверы, общий залп выстрелов - и Ричард пробуждается.

Что касается Джорджио Берруджи в партии Ричарда, то обладатель очень "итальянского" по окраске тенора (специфика его в сравнении опознается с трех нот буквально) еще и драматическим талантом не обделен, губернатор в его воплощении, помимо того, что человек власти, также и "медийная" персона, предмет внимания фотографов (телекамеры пока не изобрели...), что Берруджи с увлечением отыгрывает. В очередь с Владимиром Стояновым на партию Ренато заявлен Игорь Головатенко, наверняка не менее яркий. На прогоне Амелию пела Оксана Дыка, Оскара - Нина Миносян. Оркестр у Джакомо Сагрипанти аккуратный, не "сверкает" и не "искрится", зато позволяет расслышать детали партитуры, при том что на мой субъективный вкус музыка оперы все равно скучная и примитивная, ну не люблю я старого шарманщика Верди, хоть на куски меня порежьте.

Костюмы Марианы Фракассо впечатляют дизайном, но не изумляют неожиданностью - решение предсказуемо, оперная мода позавчерашняя: фраки да хаки. Но за прологом следует роскошный первый акт, антуражем которого служит ресторанная эстрада, украшенная в "японском" стиле, с декоративными драконами и ряжеными самураями. Наиболее радикальному переосмыслению подвергся в спектакле образ Ульрики: героиня колоритной Нади Крастевой, не впервые выступающей на сцене Большого, из таинственной волшебницы-грязнокровки превратилась в импозантную ярмарочную шарлатанку, пусть и высокого пошиба - в кабаретную гипнотизершу с музыкантами и подтанцовкой, что, если вдуматься, несколько снижает ценность ее зловещего - и правдивого! - "предсказания" Ричарду, да и смещает смысловые акценты сюжета. В этой картине присутствует также против чего-то или кого-то (губернатора? а что он им сделал плохого?) митингующая с плакатиками мимансовая кучка несогласных, но она оттеснена нарядным хором богемного общества на левый фланг просцениума. Статичные мизансцены подчеркивают пышность и монументальность оформления. От меня постоянно требуют практических советов - так вот, есть повод: чтоб рассмотреть как следует визуальные роскошества первого акта, а затем и последнего, где собственно и разворачивается "бал-маскарад", я бы рекомендовал потенциальным зрителям предпочесть места по центру, хотя бы и дальше от сцены, краям сколь угодно ближнего партера, особенно "кабаретный" эпизод в первом акте построен с "перспективой", уходящей вглубь основной конструкции, а ее стенки и без того ограничивают обзор.

Второй акт, правда, оставляет в некотором недоумении: остов резиденции при неизменном фоне видеопроекции с кружащимся вороньем превращается в подобие резервуара истлевшей свалки с остатками недогоревших автопокрышек - здесь, при некотором налете сюрреализма, и происходит роковое свидание Ричарда с Амелией, а обманутый Ренато по незнанию спасает обидчика от убийц. Дальнейший, следующий после второго антракта заговор в библиотеке наполнен внутренним напряжением при отсутствии броских выразительных средств (удар, который наносит Ренато неверной Амелии, смотрится, по совести сказать, неубедительно, чересчур "театрально" даже для оперы; падающие на пол стаканы не разбиваются... ну да это технические мелочи, поправимые), однако на шлягерной песенке Оскара посреди маскарада через сцену, под завязку забитую массовкой, из кулисы в кулису проезжает "настоящий" белый роллс-ройс - все, что нужно сегодня для успеха оперного спектакля, стало быть, в наличии, при том что как раз лица персонажей, чего следовало ожидать по прологу, под занавес превращаются в остроклювые "птичьи" маски.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments