Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Станчинский, Мясковский, Метнер, Рахманинов в МЗК: Екатерина Державина, Александр Рудин и др.

"Приношение серебряному веку" - такие афишные "шапки" на меня оторопь наводят, и даже каждым словом в отдельности, а при заявленном участии наряду с музыкантами-инструменталистами актера-чтеца расстроенное воображение сразу начинает рисовать апокалиптические картины литературно-музыкального вечера в красном уголке сельской библиотеки: лектор из райцентра, старухи в платках, букет ромашек и зажженная свечка перед вырезанным из учебника портретом Цветаевой... А уж если это самое "Приношение серебряному веку" приурочено к 8 марта - и вовсе страшно представить, что такое может выйти. Потому я не обращал на этот концерт в афише внимания, пока буквально накануне случайно не ткнулся в ссылку консерваторского сайта - тут у меня глаза разбежались и от имен исполнителей, и от набора произведений. При том что "хедлайнера" программы - если о композиторах говорить - я до сих пор не слыхал, знать не знал.

Но как же превосходно все придумала и выстроила вечер, сформировала программу пианистка Екатерина Державина - а именно она, насколько я понимаю, вдохновительница скромного цикла, состоявшего из двух всего вечеров, на последнем из которых я успел побывать! Главный герой концертного "диптиха" - композитор Алексей Станчинский, имя малоизвестное, практические забытое, что и неудивительно. Без просветительского пафоса и мелодраматического надрыва Державина, взяв на себя и роль ведущей (за что ей отдельное спасибо, потому что обычно от конферанса штатных объявлял МЗК хочется сбежать, не дождавшись музыки...), кратко, содержательно, вместе с тем очевидно не по дежурной обязанности, а от души дала справку о жизни и творчестве Станчинского - отталкиваясь от которой я потом еще кое-что для себя в интернете подчитал.

Вообще сейчас это своего рода модная "фишка" - выкапывать из небытия "незаслуженно забытых" авторов (не только в музыке, в любом другом роде искусства тоже): отдельные артисты, кураторы, менеджеры целые карьеры на этой тенденции строят, но и пусть, потому что, в принципе, направление себя, конечно, оправдывает: канонический набор произведений и персоналий давно освоен, наиболее ходовые сочинения интерпретированы-переинтерпретированы, переведены в разряд шлягеров и затасканы до невозможности; а со свежим материалом проблемы, его не то чтоб мало, но не каждый исполнитель, если говорить про музыку (а про публику, в особенности местную, и вспоминать нечего) готов его осваивать - приходится обращаться в прошлое, а там - непочатый край всевозможного качества, вида и сорта раритетов, хоть ковшом греби, ну и гребут.

Ввиду прошлогоднего 100-летия Великого Октября под это дело вот также выгребли немало любопытной, а то и просто выдающейся музыки 1920-30-х годов, десятки композиторских имен фактически вернулись из ниоткуда в репертуарный обиход (а сколько еще там осталось! сужу как специалист по литературе этого периода - сотни писателей, включая необыкновенно даровитых и популярных, знаковых для своего времени, не читаны и не переизданы за последние 60-70 лет... при том что с литературой, и даже с изобразительным искусством, тоже запоздало "возвращающимся" множеством имен и целых направлений, объединений, школ из небытия, в чисто практическом плане ситуация все же попроще, чем с музыкой, любое исполнение которой требует организационных и творческих усилий немалого количества людей, плюс помещения, инструменты... наконец, ноты...).

С т.н. "серебряным веком" (чудовищное, уродливое, к тому же бессмысленное, ничего не означающее выражение, прижившееся тем не менее, полюбившееся экзальтированным пенсионеркам и провинциальным школьницам), как ни странно, сейчас обстановка сложнее: взлет интереса к культуре пред-Октябрьских лет, наблюдавшийся на рубеже 1980-1990х (я его как раз застал и отдал ему должное) сегодня, по большому счету, сошел на нет, уж на что далеки и сложны для восприятия советские 1920-е или, например, параллельная им (но в чем-то и пересекающаяся, перекрещивающаяся, благо до "железного занавеса" еще далеко было) эмигрантская культурная жизнь с ее тоже далеко не вполне раскопанными "археологическими" слоями, но все же в каком-то виде доходит до нас и в нашей сегодняшней повседневности присутствует не исключительно узким хрестоматийным набором названий, фамилий, относительно широким диапазоном явлений. Ассоциации с "серебряным веком", наоборот, сводятся к таким убогим клише, что способны убить остатки энтузиазма. Но изредка что-то и кто-нибудь всплывает по чьей-то личной инициативе или в силу некой, тоже случается, политической необходимости.

Так, несколько лет назад, откуда ни возьмись "воскрес" (но сейчас снова пропал) Евгений Гунст - в Музее музыкальной культуры им. Глинки, правда, по швейцарской инициативе и на швейцарские, соответственно, деньги сделали выставку, провели монографический концерт - не то чтоб открыли заново великого композитора, ничуть не великого, но определенно представления об историческом периоде, о культуре модерна на ее преждевременном излете расширились, может, не в глобальном, не в общем масштабе, но лично для меня тот проект оказался важным и памятным:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2922311.html

Вот и Алексей Станчинский (кстати, посвященный ему цикл тоже при участии музея им. Глинки провели) - ну конечно же, что ни говори, не "прозеванный гений", хотя подавал надежды и при жизни, которая оборвалась столь рано, имел некоторый успех в профессиональной, "продвинутой" среде. Понятие "серебряный век", в свою очередь, ну явно не со Станчинским ассоциируется, но для большей полноты контекста и в более привычный, сколько-нибудь хрестоматийный ряд помещенное, его творчество тоже обретает вес, значимость, да и попросту вызывает интерес.

Станчинский начинал учиться музыке у Гречанинова, который вскоре сказал ему (цитирую по спичу Екатерины Державиной): "моих знаний для вас больше не хватает" - и отвел юношу к Танееву. Испытывал влияние Скрябина (что естественно для той поры) и Метнера (а вот это, напротив, удивительно, коль скоро Метнер, тем более ранний, сам насквозь вторичен - какое уж тут может быть влияние, казалось бы?). К двадцати годам заболел, с тяжелым нервным расстройством и галлюцинациями попал в психиатрическую лечебницу, через год вышел отчасти поправившимся, но, признанный безнадежным больным, ударился в религию и в 26 лет (осенью 1914-го) погиб, когда отправился из дома "странствовать", после перехода реки вброд, от сердечного приступа - тело два дня спустя нашли крестьяне (это Державина зачитала анонимный некролог из смоленской газеты, посвященный Станчинского, но доподлинно обстоятельства смерти композитора неизвестны). Кроме того, ключевая для понимания насыщенной творческой эволюции Стачинского деталь, с 1910 года он обратился к фольклору и черпал из него материал для своих новых экспериментов, хотя в последние годы работал мало, но мыслил, получается, в одном направлении со Стравинским, Бартоком, многими другими впоследствии признанными, великими, канонизированными в мировом масштабе композиторами, отчасти где-то предвосхищая, ну или как минимум предчувствуя их открытия.

Все это даже в пересказе вполне занимательно, но Екатерине Державиной при поддержке выдающихся коллег удалось представить творчество Станчинского как действительно заслуживающий внимания и достойный занять свое (пусть не самое видное) место в том числе и в повседневном культурном обиходе пласт музыкальной культуры "серебряного" (ну раз уж так повелось выражаться) века. И не только музыкальной - Станчинский, будучи в первую очередь музыкантов, также, что для тех лет дело обычное, сочинял и стихи, и стихотворения в прозе. Поэтому первая часть первого отделения представляла собой толково составленную музыкально-поэтическую (но ничего общего с красным уголком сельской библиотеки!) композицию из текстов и фортепианных миниатюр Станчинского: за роялем - понятно, Екатерина Державина, у микрофона - опытный вахтанговский актер Юрий Красков, в чьем театральном репертуаре, что характерно, одно из важнейших названий - моноспектакль "Записки сумасшедшего" Гоголя в постановке Туминаса, очень, кстати, неплохая вещь, я видел:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2820066.html

Насколько актеру здесь в рамках отведенной ему роли и доли концертного вечера удалось продемонстрировать поэтические достоинства текстов Станчинского - можно поспорить, начиная с оценки собственно "достоинств"; но во всяком случае литературные и музыкальные номера соединились органично, в единую, целостную "историю", в своего рода "лирический дневник"; читал Красков наизусть - то есть к делу подошел ответственно, подготовился -значит, впоследствии эта совместная с Державиной композиция могла бы стать частью его творческого вечера (например, в арт-кафе театра Вахтангова) или, дополненная, доработанная, вообще составить отдельный моноспектакль наравне с идущими уже много лет "Записками сумасшедшего". Что касается стихов как таковых - конечно, положа руку на сердце, это образчики небездарной и на свой лад ценной, "продвинутой" графомании (ну как и "поэзия" Скрябина, к примеру, но у того она хотя бы носила прикладной характер), любопытной не столько как самодостаточное высказывание, сколько в качестве типического примера, мозаичного осколка общелитературного фона эпохи в его символистско-декадентском аспекте (потому что одновременно существовали и другие, "перпендикулярные" течения). В метафорических образах вроде рыдающей над морем безумной чайки невольно угадываются отголоски Чехова, а то и Горького; беспокойный "бес" словно выпрыгнул из поэзии и прозы Сологуба; "обрядовые", утратившие связь с лексическим значением и превратившиеся в ритуальные формулы словечки-приговорки обнаруживают переклички, скажем, пока еще только с Городецким (Станчинский до появления на "литературной арене" Есенина, Клюева и т.п. не дожил, но предощущения чего-то подобного в воздухе носились, почва готовилась); в целом сочетание символистского тумана с фольклорными стилизациями - общее место для русскоязычного дилетантского виршеплетства 1900-1910-х годов.

С музыкой Станчинского похожая, но все-таки несколько иная картина, к тому же не слишком обширное (в силу понятных причин) музыкальное наследие композитора неоднородно и представлено было в развитии. Ранние фортепианные опусы, прелюдии - эскизные, фрагментарные, словно спонтанно-импровизационные - где-то откровенно подражательная "позднеромантическая" патока "а ля рюс", идущая аж от Чайковского через Рахманинова, а где-то менее благодушная, тревожная, до некоторой степени дисгармоничная, но тут отсылающая еще дальше в прошлое, к Мусоргскому. В буквальном смысле премьерные - ну объявили как первое в истории исполнение, а там уж кто знает... - Отрывок и Серенада для скрипки и фортепиано (с Екатериной Державиной их великолепно играл Никита Борисоглебский) тоже на открытие не тянет, ну "отрывок" и есть, сугубо школярская вещица, Серенада более развернутая и по форме несколько изобретательнее, но надо честно сказать - много, слишком много и здесь, и в остальных случаях исполнители вкладывали в произведения своей собственной музыкальной индивидуальности.

Хотя спетые Яной Иваниловой (под фортепианный аккомпанемент Екатерины Державиной) три романса, сочиненные 18-летним Станчинским на стихи Надсона, Бальмонта и Гете - тоже, между прочим, премьера! - до некоторой степени поразили пусть не уникальностью музыкального языка, но необычайной прозрачностью, строгостью, аскетизмом стиля (опять же на камерный вокал Иваниловой они легли идеально). Ну и финальной кульминацией первого - вот такого обширного, "богатого" при минимальной разговорной составляющей - отделения стало Трио для виолончели, скрипки и ф-но Ре мажор , одночастное, но с ярко выраженными разнохарактерными разделами, внятными лейтмотивами, репризами - созданное Станчинским в 1910-м году на подъеме его увлечения фольклором и блестяще исполненное Александром Рудиным, Никитой Борисоглебским и Екатериной Державиной. Вот здесь в наиболее полной мере из всего, что довелось услышать на вечере, проявились и эксперименты Станчинского с ладами, с ритмами, и "общий этнический" колорит (мера стилизации/аутентизма в нем, наверное, заслуживает целенаправленных исследований профессионалов) - ну да, как бы уже более-менее наметившийся, в целом, увы, несостоявшийся "русский Барток", но в частности данное конкретное трио Станчинского вполне могло бы расширить ассортимент шлягеров камерного репертуара.

И это все было лишь первое отделение концерта! А во втором (признаюсь по совести, на него-то я изначально и клюнул, не зная доселе ни про какого Станчинского... - ну тоже уметь надо вот так составлять программы!) сперва Александр Рудин с Яковом Кацнельсоном отлично сыграли 1-ю сонату Мясковского для скрипки и ф-но (при том что этому к моменту Державиной и К удалось заинтересовать фигурой Станчинского, все же нельзя не признать откровенно: Мясковский даже в камерном своем творчестве - совершенного иного качества и масштаба композитор, и вот он действительно, вроде бы относительно благополучно по стандартам своего времени существовавший, и номинально как будто не совсем заброшенный, в действительности серьезно недооценен); затем Державина с Борисоглебским исполнили 1-ю сонату Метнера (в окончательном трехчастном варианте 1911 года, "канцона"-"танец"-"дифирамб", на удивление симпатичный, живенький опус, и Борисоглебский снова восхитил); ну и под финал вечера, логично, Рудин-Борисоглебский-Кацнельсон выдали к общему удовольствию долгожданный поп-хит - Элегическое трио № 1 Рахманинова, которого мне, допустим, даром не надо, но в таком исполнении все равно хорошо идет. И надо ведь, даже не опошлили вечер "Посвящения серебряному веку" поздравлениями бабок с Восьмым мартом - вот уж настоящее праздничное чудо.

P.S. Благодаря техническому прогрессу и усилиям отдельных энтузиастов эту чудо по частям можно получить и на дом: запись исполнения Трио для скрипки, виолончели и фортепиано Станчинского 8 марта 2018 года в Малом зале консерватории, играют Рудин, Борисоглебский и Державина.
https://www.facebook.com/100008146571898/videos/pcb.2062610894020443/2062583504023182/?type=3&theater
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments