Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Все деньги мира" реж. Ридли Скотт

По-хорошему следовало бы бойкотировать фильм Ридли Скотта ввиду того скотства, которое он с продюсерами учинил по отношению к Кевину Спейси, убрав из почитай готовой картины и пересняв все эпизоды с его участием наново, но уж коль скоро Спейси - прежде всего большой актер, а потом уж все остальное, то и Скотт тоже - сначала режиссер, и режиссер выдающийся. Глядя на героя Кристофера Пламмера, представить в этой роли Кевина Спейси невозможно, образ будто на Пламмера изначально написан. Ну и в целом кино потрясающее, а самое в нем удивительное, что Ридли Скотт, конечно же, не экспериментирует с формой и не делает художественных открытий, он работает порой до тупости строго по голливудскому стандарту - заданные рамки не мешают ему, наоборот.

История реально случившегося в 1973 году похищения Пола Гетти Третьего, внука нефтяного миллиардера Пола Гетти, не сводится к попыткам вызволить юношу из лап итальянских бандитов: схваченный в Риме, где проживал с матерью, Пол вывезен на юг, в Калабрию, там похитители, не дождавшись выкупа, перепродают его "инвестору", цена снижается, Пол пытается бежать, но местный полицейский выдает его обратно бандитам, тем временем мать Пола (Мишель Уильямс) старается его спасти, а помогает ей нанятый дедом-миллиардером бывший спецагент, занимающийся безопасностью империи Гетти (Марк Уолберг), и вся эта криминально-авантюрная линия увлекательна сама по себе. Но противостояние матери похищенного и бандитов при участии полиции не столь захватывает, как развитие взаимоотношений миссис Гетти с бывшим свекром (муж-наркоман согласился на развод), и собственно фигура мистера Гетти, что, что происходит у старого куркуля внутри.

При этом Ридли Скотт не забывает и наметить (но не заходит далеко) сближение чуть ли не романтическое между поначалу очень различно предполагающими стратегии дальнейших действий матерью и ее соратником; и не превращает похищенного подростка в невинную беспомощную жертву (избалованный самовлюбленный тинейджер проявляет достаточно стойкости, однажды совсем уж было спасся без посторонней помощи, устроив похитителям пожар, но итальянские копы повязаны с местной мафией и прямо из участка парня возвращают обратно в узилище, где ему потом еще и ухо отрежут, такие уж нравы на юге Италии); и на своем законном, в соответствии с жанровыми канонами, месте оказывается романтический "итальянский разбойник" по кличке Полтинник (Ромен Дюри) из первой банды похитителей, уцелевший и подавшийся на службу к "инвестору", перекупившему Пола, выполняющий задания босса, но по-своему честный, помогающий похищенному выживать, он тоже получает от режиссера немалую долю внимания. А над ними над всеми возвышается глыбой матерый человечище Гетти, который приобретает за миллионы произведения искусства, в том числе из-под полы, но на выкуп за любимого (не единственного, но особенного) внука не готов дать и гроша.

Такого персонажа, который, владея пусть не "всеми деньгами мира", но большим, чем кто-либо, их количеством, не платит за спасение жизни родного внука, очень легко превратить в пугало - но Скотт с Пламмером идут в противоположном направлении. С одной стороны, скупость старика Гетти до того комична, что уже потому выглядит, если забыть про похищенного мальчика, скорее чертой обаятельно-эксцентричной, нежели непристойно-отталкивающей (это не случай Плюшкина, совсем нет; зато среди роскоши усадебного дома в английском поместье Гетти установлена... красная телефонная будка - чтоб гостям было "удобно" делать свои частные звонки; дворецкий готов "любезно" разменять невестке хозяина мелочь, буде она захочет связаться с Римом!). С другой, все попытки понимания и сочувствия в фильме направлены не на похищенного и даже не на его мать (их переживания без того очевидны), сколько на деда. Ну он не Санта Клаус, это ясно, но и не чудовище. Суть как раз в том, что Гетти любит - сильно, всей душой! - внука, что он хочет его спасти, и в конце концов, после того, как похитители снижают сумму выкупа, денег-то все же невестке дает, и от прежних условий (чтоб полную опеку над всеми детьми героини получил его сын, ее бывший муж-дегенерат) отказывается. И не сколько-то конкретных миллионов ему жалко - ему мало денег в принципе.

Кому что непонятно? Лично мне все понятно, хоть миллионов у меня не было и не будет, но поведение героя Пламмера у меня не вызывает ни возмущения, ни вопроса. Подробности вроде того, что выкуп за внука Гетти старается провести как кредит, дающий право на налоговый вычет, а все его состояние зарегистрировано на семейный благотворительный фонд (при том что благотворительностью хозяин отродясь не занимался) и тратить его Гетти не может, имеет право лишь вкладывать (например, в произведения искусства, что он и делает, распихивая старинные шедевры по закоулкам своих поместий), допустим, тоже не лишены занимательности и не характеризуют героя как человека большой сердечной щедрости. Но и они на свой лад помогают уяснить, что не в деньгах проблема, как и счастье не в деньгах (и "не в их количестве", как неостроумно шутили в свое время советские интеллигенты).

Главный герой (а главный герой здесь однозначно дед, все остальное тоже важно и здорово, но все-таки составляет антураж) может себе позволить - с его деньжищами-то - практически все, но распорядиться свободой выбора затрудняется, потому что все его разочаровывает, а прежде всего люди. Ну разве что художественные шедевры, красивые вещи в его глазах чего-то да стоит - впрочем, за них он торгуется не с меньшим усердием, ну только что уступает с меньшим напряжением. И все затем, чтоб умереть в пустом доме, держа перед глазами нелегально приобретенную "Мадонну с младенцем" - режиссер не стесняется откровенно условной, картинной, восходящей к средневековым аллегориям (а заодно и вызывающей неизбежные ассоциации с "Гражданином Кейном") развязки, вообще Ридли Скотт выше штампов, он преодолевает их не оригинальничанием, а честностью и точностью. Не он ли, не Ридли Скотт задал, пускай невольно, не о том думая, эталонную не просто для кино, но для всей мировой культуры метафору любви как присутствия в твоем теле на органическом уровне "чужого", который тебя, созрев, разорвет и уничтожит? Любые прочие формы привязанности, близости, симпатии - не более чем проституция и вымогательство: разумный человек не поведется.

В эпилоге сообщают, что значительная часть состояния Гетти после его смерти пошла на благотворительность, а художественная коллекция составила фонд музея Гетти-центра в Лос-Анджелесе. Как ни трудно мне самому поверить в это, но Гетти-центр посетить когда-то довелось - место прикольное, экспозиция так себе, бестолковая, там примерно как у Скотта в фильме, только на огромной площади и потому рассредоточено в пространстве, полно всякого ценного хлама от античных бюстов до Ван Гога или уж Вермеера, спустя почти пятнадцать лет в точности не скажу. Но заодно я припомнил, что фамилию Гетти в связи именно с кланом, о котором речь идет в картине, услышал гораздо раньше, больше двадцати лет назад, когда Михаил Плетнев с РНО играли сочинение Гордона Гетти - я так понимаю, это сын того самого куркуля Пола Гетти, но от другого брака, стало быть, родной дядя похищенного внука; смешно сказать, я с этим Гордоном запросто общался на репетиции оркестра... (было ему тогда слегка за 60, сейчас почти 85, но он еще жив-здоров), только я по молодому своему недомыслию не знал такого композитора, ну мне и разъяснили, что композитор он, может, так себе (РНО и потом исполнял его опусы, действительно, так себе композитор), зато принадлежит к династии, знаменитой совсем не творческими достижениями. И как же забавно получается: много чего и правда за все деньги мира нельзя купить, хотя бы вот такую ерунду, как композиторский или иной талант (кстати, реальный Пол Гетти Третий пробовал себя на актерском поприще и даже в не у самых бросовых режиссеров снимался, да не сделал творческой карьеры), не говоря уже про что-то по-настоящему важное. Может, оттого и не спешит герой прекрасного Кристофера Пламмера (ну раз уж Кевина Спейси вымарали...) швырять мильоны направо и налево - не от жадности, но от мудрости? Понимает, что для того, чтоб чувствовать себя в безопасности, всех денег мира мало, нужно больше... - даже ему не хватило.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments