Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

фестиваль "Возвращение" в РЗК, "Opportunism": Хачатурян, Шостакович, Бах, Бетховен, Сен-Санс, Орф

Программы "Возвращения" непременно тематические, но темы по характеру бывают всякие. Обозначив первую из нынешних четырех как "Opportunism", хоть имя дико (так и тянет на "в моем доме попрошу не выражаться", но устроители в своем праве), не стали переводить на русский, чтоб не потерять многозначность и отенки смысла, тем более что при всей условности термина оппортунизм Баха и оппортунизм Хачатуряна - все-таки явления несопоставимые.

Но лично меня из авторов первого концерта интересовал прежде всего как раз Хачатурян с его "Поэмой о Сталине", и ввиду общего моего стабильного давнишнего интереса к музыкальной, литературной и художественной лениниане, сталиниане и т.п., и в свете, так сказать, актуальных "культурных трендов" тоже, но и просто из любопытства к лежащим под спудом раритетам. "Возвращение" - фестиваль камерной музыки, так что написанная в 1938 году для хора и оркестра "Поэма о Сталине", выросшая из "Песни ашуга", между прочим, на слова азербайджанского "народного поэта" (это в современном Азербайджане установление советской власти признано "актом армяно-большевистской агрессии", а деятели революции, начиная с бакинских комиссаров, "агентами армянского национализма"), исполнялась в переложении для фортепиано в четыре руки Владимира Крюкова (1946). Играли Вадим Холоденко и Яков Кацнельсон, пианисты очень разные, лед и пламень, ну и "пламень", да еще в низких октавах полыхающий, конечно, одолел - впрочем, надо полагать, сообразно авторскому замыслу. Послушал я потом обнаруженные в интернете скупые, неполные записи "Поэмы..." - конечно, как вокально-симфонический опус с текстом, да еще русскоязычным, при доступном содержании переведенных с азербайджанского виршей (если из музыки еще что-то оставалось непонятно...), она воспринимается иначе, нежели в камерном инструментальном варианте. Если не знать заранее, про Сталина может и вовсе не подумаешь - благо мотивчики явно азербайджанские, композитор армянский, то есть кавказский колорит, конечно, очевиден, но без явственной грузинской специфики. Зато драматические, напряженные эпизоды - видимо, рисующие музыкальными средствами усилия "романтического" по сути героя (будем считать, условно-обобщенного, а не конкретно-усатого) ради счастья трудящихся сменяются торжеством всенародного празднества. На самом деле забористая, ядреная пьеса, в фортепианном переложении выигрывающая еще и за счет меньшей помпезности, но не уступающая оркестрово-хоровому оригиналу в пафосе. Можно ли считать сочинение Хачатуряна "оппортунистским" - большой вопрос, слышно же в каждом аккорде, что композитор работал от души.

С Филлипоктом Казертским и Магистром Эгидиусом куда сложнее - кто их там знает, о чем они думали в ихнем 14-м веке, как относились к адресату своих опусов папе Клименту Седьмому, если и самого Климента церковь признала "антипапой", и насчет музыкантов доподлинных сведений почти нет. А главное, по музыке того времени судить о настроении авторов невозможно в принципе, да и не только о настроении. Солистка ансамбля "Labyrinthus" Анастасия Бондарева пела в сопровождении диковинных уже по названиям струнных инструментов - виелы, гитерна и цитоли (аккомпанировали Александр Горбунов и Данил Рябчиков), реконструированных опять же (я уточнил в антракте у Рябчикова, заодно и познакомились), по рисункам и скульптурам, то есть как они на самом деле звучали, что слышали современники, когда на них играли, в точности никто сказать не может. Сегодня подобная реконструкция занятна в качестве научного эксперимента либо популяризаторского аттракциона, я с трудом представляю, какое эмоциональное впечатление она должна производить, да и может ли. В академическом концерте с общей темой "оппортунизм" между "Поэмой о Сталине" и "Поэмами на стихи революционных поэтов" посвящения Папе Римскому "С именем блаженных Гедеона и Самсона" Филиппокта Казертского и "Куртуазный и мудрый" Магистра Эгидиус, с одной стороны, приятно разнообразят программу некой "экзотикой" и "древностью" (в конце концов, между Шостаковичем и Бахом общего куда больше, чем между ними всеми с Бетховеном и Сен-Сансом вместе взятыми - и музыкой 14-го века), с другой, уводят в область далекую и рационально непостижимую, к счастью, ненадолго.

Бетховен в конце первого отделения и Бах в начале второго на общем фоне считай попса, и произведения из числа общеизвестных. Вторую сонату для фортепиано и виолончели (официально "в сопровождении виолончели", кажется? если точнее...) Бетховена, посвященную Фридриху Великому и оплаченную шкатулкой золотых монет - хотя в музыкальной, да и в обычной школе непременно преподносят как образец проявления свободы, непокорности художника именно отказ Бетховена склоняться перед великими мира сего, демонстративное пренебрежение примером Гете, уничтожение посвящения 3-й симфонии Наполеону и т.п. (правда, автор Второй сонаты - еще довольно молодой, 26-летний Бетховен) - сыграли Александр Кобрин и Клаудио Бохоркес, виолончелист участвует в "Возвращении" впервые, но в Москве его знают по фестивалю Андрианова "Вива челло". Кстати, только за последние годы полный цикл сонат Бетховена для фортепиано и виолончели представляли Холоденко с Андриановым и Копачевский с Герингасом (и это взять только то, что я собственными ушами слышал в живом исполнении), их выступления на памяти, есть с чем сравнить, что тоже увлекательно. На мой субъективный вкус Бетховен, пусть и ранний, получился чересчур "нежным", "сладеньким", особенно что касается первой части сонаты и фортепианной партии. 2-й Бранденбургский концерт Баха, когда-то преподнесенный автором в дар Бранденбургскому маркграфу Кристиану Людвигу (ну тоже мне нашли "оппортунизм"... уже не знали, к чему придраться?) с "звездным" ансамблем преимущественно постоянных участников фестиваля, включая организаторов (Минц, Булгаков, Полтавский, Кротенко, Баева и др.) отлично удался, но, сказать по совести, для меня это был номер самый проходной из всех безотносительно к качеству исполнения.

Ничего из себя исключительного не представляющий Триптих для скрипки и фортепиано Сен-Санса (1912), попавший под раздачу как "оппортунистский" за посвящение бельгийской королеве Елизавете, и то привлекал внимания больше: пускай фигня, зато редкостная, и опять же, в исполнении Вадима Холоденко с Аленой Баевой, как я уже для себя окончательно решил после их декабрьского концерта, я готов хоть митрополита Иллариона слушать, а не то что приятную, милую, незамысловатую музычку Сен-Санса. Прелюдия триптиха все же довольно унылая, а вторая часть, "конголезское видение", занятнее, при том что ее "африканский колорит" (автор имел в виду, что Конго - бельгийское владение, но сам так далеко в Африку не забирался и вряд ли глубоко интересовался туземными традициями) сводится к чисто салонной даже не стилизации, но эксплуатации расхожих, узнаваемых мотивов и приемов, общепринятых для эстетики рубежа 19-20 вв.. Дуэт так и сыграл ее - изящно, легко, без претензий. Третья часть, "Озорная шутка" - быстрая, веселенькая, ну тоже не бог весть что, но в своем роде занятная штучка.

"Десять поэм на стихи революционных поэтов конца 19 и начала 20 столетия" Шостаковича недавно исполнялись хором Минина, я на концерт не ходил, но зацепившись на название на афише, тогда же послушал запись полного цикла, не с концерта, другую, какую-то старую, ну да неважно. В концерте "Возвращения" Камерный хор Гнесинки под руководством Петра Савинкова исполнил четыре "поэмы". И если Прокофьев в "Здравице" и подобных (довольно многочисленных, если брать не узко-сталинскую тему, а шире) сочинениях решал сугубо формальные задачи, зачастую с блеском, а Хачатурян в той же "Поэме о Сталине" и еще многие, многие их советские современники, стоит предположить, скорее высказывались искренне в едином с остальными порыве, то у Шостаковича порыва искреннего в музыке не слышится, надо думать, его там не могло и быть, но и к чистому "упражнению в стиле" эта линия его творчества, в отличие от опытов Прокофьева, не сводится - не разделяя в полной мере убежденности в величии вождя и партии, которую музыка должна воплощать и транслировать, Шостакович, преодолевая себя, старается приспособиться к общепринятым правилам и сколько-нибудь качественно исполнить задание (эстетически тоже, без "формализма", как "подлинно народный композитор, пишущий реалистическую музыку"; а не только идейно, на уровне заявки, сюжета, текстового материала), оставляя за собой, но внутри, не выказывая его публично, право сомнение, вечную интеллигентскую "фигу в кармане". Единственный "оппортунист" в прямом и узком смысле слова среди авторов программы - однозначно Шостакович. Оттого столь двусмысленно звучат "хоралы" и "реквиемы" т.н. "революционных поэтов" - не победоносной революции 1917-го, а потерпевшей поражение 1905-го года, к началу 1950-х, все эти оплакивания "братьев и товарищей", "встречи во время пересылки", и вместе с ними смутные надежды "победы уж недолго ждать..." Ну да, ждать долго не пришлось, а за время ожидания Шостакович еще и Сталинскую премию успел получить. Все эти соображения, по-моему, отсылают к программе одного из предыдущих фестивалей, посвященной персонально Шостаковичу, где между прочим собственно Шостакович демонстративно присутствовал лишь песней "Родина слышит, родина знает", и то в записи:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/3007043.html

Завершил же программу - как неофициально охарактеризовали в зале "Уличную песенку" Карла Орфа и Гунильд Кетман из собрания "Музыка для детей" - марш "Гитлерюгенда". В действительности прелестная безобидная "песенка" к "Гитлерюгенду" отношение имела хорошо если косвенное, при том что несомненно воплощала пресловутый "народный дух" на своем нарочито наивном уровне. Педагогические идеи Орфа, рассчитанные на всеобщее овладение с детства простейшими музыкальными инструментами, так или иначе нацистам с практической точки зрения пришлись не ко двору, при том что аналогичные методы музыкальной педагогики вовсю применялись у русских в СССР, и не прошли мимо крупных советских композиторов той эпохи - можно вспомнить восхитительную "Арктическую симфонию" Задерацкого, рассчитанную на школьный любительский оркестр и детский хор, или даже гениальную Седьмую симфонию Прокофьева, не говоря уже про фигуры калибром помельче, просто их и тысячи других великих и не очень художников никто не упрекал за службу режиму, коль скоро режим, которому они служили, в непредвиденном противостоянии с зеркально сходным нацистским победил (о чем сегодня вслух сожалеть не принято...), тогда как их сколько-нибудь устроившихся сравнительно немногочисленных немецких коллег или нееврейского происхождения граждан оккупированных рейхом государств после войны истерзали преследованиями, подозрениями и попреками, и не просто в "оппортунизме", а напрямую в "коллаборационизме", Орфу еще побольше других повезло; при том что ни Орфу, никому из них и в голову не пришло бы написать "Поэму о Гитлере" (включая, что примечательно, и самого Гитлера...). Что до народного просвещения и укрепления духовного единства через музыку с младых лет, то сходные методы музыкального "всеобуча" и сегодня применяются, например - показательный факт - системой музыкального образования, принятой в Венесуэле... Ну а от прекраснодушной мечты идеалиста Орфа осталось, в частности, такая вот фитюлечка, задуманная как "дидактический материал", но сегодня радующая "рафинированных эстетов" и вызывающая добродушную иронию "знатоков", когда высокопрофессиональные музыканты выстукивают простенький мотивчик на металлофоне и ксилофоне, а к ним присоединяются организаторы фестиваля и последний "куплет" дудят в блок-флейты: Дмитрий Булгаков гобоист, а Роман Минц скрипач, но "непрофильный" инструмент здесь им кстати. В тему приходится и сам имевший заслуженный фурор у публики номер, закольцовывая концепцию программы и закрывая сюжет, завязавшийся "Поэмой о Сталине" - "Уличная песенка" Орфа-Кетман точно не воплощает в себе "триумф воли" и, по крайней мере, свободна от тоталитарной помпезности, теперь это марш гордости счастливчиков-побежденных, сбросивших ярмо "избранности", а не последний (считай предсмертный) всплеск торжества пребывающих в вечном самообмане "победителей".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments