Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Модернизм без манифеста. Из коллекции Р.Бабичева. Ч.2" в Музее современного искусства на Петровке

Первую часть "Модернизма без манифеста" я пропустил с легким сердцем, мало того - дважды за период работы выставки я приходил в музей на Петровке (ради видеоинсталляции Папаиоану и перформанса Рубио), но на выставку даже между делом не заглянул!! Еще и Костик Львов ругался на картины, не понравились ему... А если первая часть была такая же интересная, как вторая - то это очень обидно было пропустить, потому что второй, "ленинградский" блок, просто великолепный, захватывающе увлекательный! Он и выстроен отлично, хотя имена перетекают из одного раздела в другой, а разделы структурированы частично по художественным объединениям, которые существовали в 1920-е гг. до того, как в начале 1930-х их не упразднили и не слили в "союз художников", но те авторы, кто уцелел (а разгрому подверглись в первую очередь последователи Малевича из Гинхука, многих арестовали после убийства Кирова, некоторых расстреляли), продолжали творить; частично по темам - например, зал, посвященный образам детства в графике 1930-х; отдельные живописцы удостоены и персональных залов. Впрочем, экспликация дельная, не запутаешься.

В первом зале можно увидеть этюды Петрова-Водкина и Сомова, но наибольшей интерес на выставке, если честно, вызывают произведения авторов не столь хрестоматийных. Первый большой раздел посвящен т.н. "Кругу художников" - очень мощному объединению, где просто глаза разбегаются от прекрасных картин, в первую очередь портретов, Татьяны Купервассер и Александра Русакова. Кроме них - полотна Виктора Прошкина и Виктории Белаковской на тему строек социализма, мощная "Девушка" Петра Осолодкова (1920-30е), поэтичная вопреки сюжету композиция "В литейном цехе" Вячеслава Пакулина (1929-32). Наиболее знаковые холсты раздела - "Встающая женщина" Пахомова (1928) и "На улице. Трамвай" Купервассер (1925-26), последний - тоже портрет, безымянного рабочего, но модернистски-утонченный персонаж, вписанный в схематично обозначенный городской пейзаж, очень далек от наступающего на пятки канона "соцреализма".

Далее - "Ленинградская школа", при том что "круговики" - тоже ленинградцы, и те же имена здесь возникают снова: все тот же Русакова, все та же Купервассер, а еще Гринберг. Русаков просто отличный - "Молодой рабочий с балалайкой" (ок. 1928-30), "Женщина с ребенком" (ок. 1937-38), потрясающая "Дискоболка" (1930е). Две превосходные вещи Купервассер - "Обнаженная (Спиной на синем фоне)" и "Девушка в синем жакете, сидящая на стуле" (1930е). Запоминается и "Телеграмма" Льва Бродаты (1930).

"Группа живописно-пластического реализма" - те самые наследники Гинхука, которым в период православно-монархического сталинского реванша повезло меньше всего. Кто-то из представленных авторов работал откровенно "под Малевича" - как, скажем, Эдуард Криммер с его "Двумя крестьянками", хотя и у него здесь есть более оригинальные вещи. А кто-то очень своеобразный - изумительны портреты Марии Казанской, но особенно Константина Рождественского: "Юноша со связкой лука" (1930-40е), "Женский портрет на розовом фоне" (1941), пожалуй, самое восхитительное произведение на всей выставке "Автопортрет в очках" (1931), "Натюрморт с перчатками" (1920-30е). Тут же несколько полотен Анны Лепорской, которая последнее время по одной-две штучке попадается там и сям (то в коллекции Беккермана, то в фонде "Ин артибус"), здесь потрясающий "Портрет крестьянки" (2-я пол. 1930-х), который я раньше не видел.

Наконец, "аналитическая школа" последователей Филонова, куда опять-таки примыкает своей студийной графикой Константин Рождественский ("Дама с медальоном", "Дама с гитарой", "Девушка в платке", "Эстонка"), где есть одна, пусть скромная, работа Веры Ермолаевой (расстрелянного лидера "группы живописно-пластического реализма"), а также спасавшегося на Казахфильме графические произведения Павла Зальцмана, Прасковьи Важновой, городские пейзажи Юрия Васнецова, фарфоровые бюсты-портреты рабочих Пелагеи Шуриги.

Структурно разделы, посвященные творческим объединениям, от залов тематических и персональных отрезает коридор графики, на удивление богатый раритетами, вплоть до дилетантских в духе ар деко рисунков героев, которые нынче на слуху благодаря спектаклю про Михаила Кузмина "Форель разбивает лед" в "Гоголь-центре", Ольги Гильденбрандт-Арбениной и Юрия Юркуна. Женские портреты, в том числе ню (1949) Лебедева, пейзаж Г.Верейского "Ленинград. Зима", снова Александр Русаков с акварелями, в том числе портретом "Художник П.Хаджаш в период его работы трамвайным кондуктором" (1930-е), трогательный детский портрет "Витька" Пахомова (1958) - иллюстрация к книге И.Демьянова "Два секрета". Эскизы костюмов к "Арлекинаде" М.Кузмина для театра "Вольная комедия" и эротический рисунок "Она стала его девочкой" (1930-е) - Юрия Анненкова, который кроме "графического" коридора на выставке больше нигде не мелькает. Зато опять возникает Петров-Водкин с великолепной "Головой старика" (1922), и неподалеку автопортрет Гринберга (1919) в петров-водкинском стиле.

В особый раздел выделены "детские образы" из книжной графики 1930-х годов - Пахомова, Лебедева, Самохвалова. Очень хороши самохваловские эскизы - "Физкультурник" - к картине "С.Киров принимает парад физкультурников".

Группа "Четыре искусства" по возможности продолжала линию символистов, идущую аж от "Голубой розы": натюрморты и ню Тырсы, декоративные "Зайчиха" (1960) и "Букет в бокале" (1942-43) Юрия Васнецова, пиранезианского плана вид города "Ленинград после прорыва блокады" Николая Дормидонтова (1943), сюда же поместили рисунок Петрова-Водкина "Город" (1920), но главное в этом зале - очень хороший и очень узнаваемый Лебедев, его прекрасные ню, великолепные портреты Мальвины Штерн (1935) и Анатолия Мариенгофа (1943).

Гораздо меньше лично меня увлек "ленинградский пейзаж" - хотя авторы уже знакомые: Гринберг, Русаков, Ведерников. Затем следуют персональные залы. В зале Русакова - портреты художников-"круговцев" (то бишь из "Круга художников") и других коллег по цеху: "Портрет художника Емельянова в полушубке" (1931, кстати, дата смерти Николая Емельянова на его собственных холстах, висящих в разделе "живописно-пластического реализма" - 1938 год под характерным знаком вопроса...), портреты Ермолаева, Ведерникова. Следующий зал как раз посвящен Ведерникову - самый обширный по размерам и числу вещей, включая и гипсовые, раскрашенные гуашью барельефы, и снова ленинградские пейзажи, и смешную "Девушку с кошкой" (ок. 1948), и лиричные ню (1947). В персональном зале Гринберга (умершего в блокаду в 1942) самое интересное - портреты девушек, а также два автопортрета (1935 и 1936), хотя числом преобладают пресловутые "ленинградские пейзажи" как своего рода особая школа и жанр.

Завершает экспозицию подборка "ленинградского эстампа" от мастерской ЛОССХ: "Дама на оттоманке" Юрия Васнецова (1959), "Дуэт" Ведерникова, произведения Евгения Кибрика, Давида Загоскина и других.

Что невозможно не отметить - в коллекции Романа Бабичева, откуда взяты произведения для выставки под названием "Модернизм без манифеста", собраны все те же авторы, чьи вещи висят и в Институте русского реалистического искусства (одной "ленинградской школы" там целый зал), и в Музее русского импрессионизма" у Минца. То есть "реалисты" и "импрессионисты", или вот "модернисты" на деле, фактически - одни и те же художники, одни и те же фамилии (ну и сплошь "русские", конечно), то есть подход к определениям чисто идеологический: вольно считать, к примеру, Гринберга хоть "русским реалистом", хоть "русским импрессионистом". Зато в любом случае стоит помнить, как у них складывалась в этой стране судьба и какая многих вне зависимости от стилистических квалификаций, навязанных задним числом ожидала развязка.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments