Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

проект Сергея Филина "Лица" в Большом

Для всей околобалетной общественности "Лица" - событие из числа "невозможно пропустить", я же на него попал неожиданно, почти случайно, еще за час даже не собираясь выходить из дома, а в результате сидел по центру первого литерного А ряда (естественно, вместе с Пизденышем, мордатым Васей, бабкой Инкой, другими активистами нашего кооператива) и как раз "лица", то есть буквально ужимки, а не только прыжки танцовщиков мог наблюдать с расстояния максимально близкого. Однако название проекта, запущенного Сергеем Филиным, подразумевает знакомство с новыми "лицами" не столько танцующими, не с артистами-исполнителями (среди которых на вечере были Шипулина, Лобухин, Капцова, то есть "лица" известные всем и давно), но с постановщиками, хореографами. Из последних, впрочем, тоже далеко не каждое если не лицо, то имя в новинку.

Шоу из почти полутора десятков номеров растянулось на четыре с лишним часа с одним антрактом и закончилось после одиннадцати еще и из-за конферанса Юлии Барановской, в перерывах между номерами бравшей интервью как у хореографов, участвующих в проекте, так и у "звездных" гостей, прямое (как Алла Сигалова) либо сколько-нибудь косвенное отношение имеющих к балету (Игорь Чапурин делал костюмы для балетных спектаклей, Сергей Безруков играл в фильме на балетную тему, Ирина Пегова участвовала в танцевальном телешоу и играет в пластическом спектакле), а то и вовсе никакого (Виктор Дробыш, например) - многих диалоги Барановской на диванчиках по обе стороны вип-партера (левый, для "звезд", имитировал по замыслу организаторов "буфет", правый, для хореографов, "гримерку") раздражали, к тому же не все видели ее с собеседниками из отдаленных краев зала, я к наличию, качеству и характеру конферанса, уместности вопросов и шуток ведущей, отнесся спокойно, лояльно - коль скоро его подразумевает формат мероприятия; при том что, боюсь, вечер скорее запомнится репризами Барановской в духе "а как будет по-английски "пачка"? Тю-тю? А у меня красивая тю-тю?", нежели собственно танцами. Потому что больше вопросов у меня возникло непосредственно к представленным работам, причем именно в плане хореографии прежде всего, потому что к исполнителям, за редким исключением, претензии в подобных случаях предъявлять бессмысленно.

Открывший программу “Memoryhouse” Ксении Зверевой на музыку Макса Рихтера - по хронометражу и драматургии считай полноценная одноактовка, а не концертный номер. С помощью фотоинсталляции на экранах персонажи помещены в обстановку старинного и богатого дома, между ними завязываются некие отношения, но можно понять и из названия, и из развития мысли постановщицы, когда позднее основные герои попадают из домашнего интерьера в абстрактное задымленное пространство и к финалу пара оказывается на фоне уходящей вдаль через поле дороги, что речь идет о воспоминаниях давно прошедшей молодости, о чем-то слегка щемящем, в основном приятно-ностальгическом и утраченном, но оставившем отпечаток. Неоклассическая хореография Ксении Зверевой на откровение вряд ли может претендовать, да и артисты выучены явно "под классику" при этом исполнители скорее растрогали неопытностью, нежели поразили блеском техники - но, по крайней мере, для начала, “Memoryhouse” не провоцирует отторжение.

Чего не скажу о следующем участнике. Пришлось даже воспользоваться интернет-поисковиком, чтоб накопать подробности - до того стало любопытно, что ж это за дарование такое на самом деле, Алессандро Каггеджи, сын итальянца, уроженец Манчестера, член балетной труппы Татарской оперы им. М.Джалиля в Казани, столь пространно и пафосно расписывавший ведущей преимущества и богатство русской культуры по сравнению с убогой Европой на почти чистом русском языке с легким акцентом, который я на слух определил бы как кавказский. В первом отделении манчестерско-казанский Алессандро показал с помощью несчастного Михаила Лобухина страдания "своего среди чужих" - на музыку Микаэла Таривердиева, инструментовку "Песни о далекой родине" из "Семнадцати мгновений весны": герой номера "Мгновения", в форме нацистского офицера, нервно закуривал, одна рука его рефлекторно "зиговала", другой он себя одергивал, напоминая, видимо, о той самой "далекой родине", но по финалу судить о том, какой из рефлексов взял верх, было затруднительно. После антракта Каггеджи сам танцевал сольный номер в собственной хореографии, более космополитического и универсального плана - под названием "Дель арте" на музыку, соответственно, "Смейся, паяц" Леонкавалло, восприняв призыв своего персонажа буквально, то есть с клоунским гримом на лице корчился, катался и аццки хохотал... В принципе, Алессандро мог бы и не подставлять Лопухина, а обе идеи совместить: клоун в нацистской форме под Таривердиева хохочет и зигует - так еще оригинальнее!

Также два номера, один с собственным участием, другой без, предложил публике Андрей Меркурьев. Ну даже с хореографией Меркурьева прежде сталкиваться доводилось - он даже устраивал авторский вечер своих постановок, поразивший, правда, не столько балетными, сколько совсем иного рода откровениями, которых от блестящего танцовщика менее всего можно было ожидать:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/3530080.html

На сей раз обошлось без "геополитического" контекста - дуэт "Мне не быть без тебя" на музыку некоего Эцио Боссо в собственной постановке сам Андрей Меркурьев исполнил с Дианой Косыревой, номер с развитием, в костюмах от Чапурина, по каковому поводу Барановская взяла диванное интервью до кучи и у Чапурина, но все равно малоинтересный (полагаю, что тем же опусом на следующий день они пленяли в малом зале Кремлевского дворца поклонников вокалистки-рекордсменки Екатерины Феодуловой), и тоже в первом отделении, дабы не долго ждать, второй раз Меркурьев на сцену не выходил, а лишь присаживался, чтоб Барановской было сподручнее его интервьюировать, и их скетч на тему, могла ли бывшая жена Аршавина податься в балерины, закончившийся репликой "ну я пока не балерина, да и вы еще не совсем хореограф" запомнился больше, чем последующий танец в сочинении "Время не ждет", несмотря на участие в нем Екатерины Шипулиной при поддержке Эрика Сволкина и Никиты Капустина - впрочем, партнеры выступают здесь скорее как ассистенты прима-балерины, Шипулина как таковая, понятно, неплоха, и концептуально меняя наряды с песочного на красный и далее на черный с капюшоном на пуантах демонстрировала, видимо, все стадии женского возраста, пока партнеры не пронесли ее по заднему плану вперед ногами, но как-то трудно воспринимать подобные хореографические фантазии всерьез, а прикалываться вроде заданная тема не располагает.

Леонида Хожайлова ведущая аттестовала как самого юного из хореографов, принимающих участие в проекте - номинально он предложил свои фантазии на тему сказки Андересена "Тень", в действительности же довелось увидеть невнятное па-де-труа (композитор Эдуард МакДоуэлл), с двумя девушками на одного парня (причем одна из девушек в черном -видать, та самая "тень" и была), предположительно с фрейдистским, а не андерсеновским подтекстом (в плане подхода к символике "тени"), к тому же либо солист сбился с ритма, либо сам юный хореограф что-то недодумал, а только сперва казалось, что ансамбль совсем не задался.

В "Прелюдии и фуге" Константина Семенова на музыку Моцарта (по Баху), оформленной в расхожем ЧБ-колорите, по крайней мере было что танцевать исполнителям; его же "эстампы. Пагоды" во втором отделении - на фрагмент одноименной сюиты Дебюсси поставленное мужское трио с народных "китайских" шляпах, и вовсе оказались довольно зрелищным концертным номером, и за счет оформления тоже (снежок падал), хотя напомнили мне характеристику, данную когда-то сумасшедшему профессору: мол, "у него три китайца как один китаец". А презентация хореографа чилийского происхождения запомнилась больше тем, что Хименес Эдуардо Андрес Зунига нашел в себе силы ответить на вопрос ведущей "а в Чили есть балет?!" без мата, впрочем, может быть он просто еще недостаточно освоил русский язык.

Завершал первое отделение Александр Рюнтю с постановкой "Адажио" на музыку, соответственно, Барбера, и как ни спекулятивен выбор саундтрека, а замысел номера сколь не прост, трио исполнителей (Ана Туразашвили, Владислав Козлов, Михаил Крючков) сумели его наполнить какими-то живыми эмоциями, так что история двух парней (в пиджаках на голое тело, один в красном, другой в черном) и девушки, которую, видимо, любили оба, а она то ли заболела и умерла, то ли погибла, и оба приходят к ней (героиня застывает к этом времени в статичной позе "надгробным памятником) с букетами цветов, по крайней мере, своей бесхитростностью способна тронуть.

Если в первом отделении преобладала неоклассика, во втором большая часть номеров давала крен в контемпорари, но и тут сенсаций не случилось. Затянутый, нудный "Пепел" Кирилла Радева на музыку Респиги не удивил даже "наголо обритыми" (по меньшей мере в некоторых случаях это были накладки) черепами исполнителей, уж слишком долго на фоне абстрактного видео пятерка "яйцеголовых" парней - призраки, пришельцы, гомункулусы, роботы? - что-то из себя изображала. Посимпатичнее оказался дуэтный номер "Гость" Софьи Лыткиной, с жестким ритмом, с неожиданным появлением в мерцающем свете призрака-двойника партнера, который в финале зависает у партнерши на руках - но из какого мира приходил тот гость, кто его ведает... Константин Кейхель поставил "Остров" на музыку Гласса, очень удобную и выигрышную для танца, но такую растиражированную... - три мужское и трио женское трансформируются в три пары, а те превращаются в тени, силуэты, что неплохо смотрится по "картинке", но не блещет танцем как таковым. Софья Гайдукова, ученица Аллы Сигаловой (которая на диванном интервью лихо обошлась с прекраснодушной ведущей) в номере “Otherworld” на музыку Алексея Айги показала большее в сравнении с многими "конкурентами" лексическое разнообразие, но очень уж ее сочинение претенциозно, чрезмерно "концептуально, а при этом внешне, сугубо по танцу, тоже не слишком выразительно.

Наконец, венчающий четырехчасовое мероприятие номер на музыку Майкла Гордона “Reverse” в хореографии Гарретта Смитта, от которого ведущая узнала про "тютю", она же анонсировала как нечто "рискованное", так что я заранее напрягся, подозревая, что обещанный "риск" окажется "пшиком". Вышло все же не настолько безнадежно - полуголые парни в черных юбочках показали забавный танец "под Форсайта", не открывающий новых горизонтов, конечно, устаревший лет на 30, но на общем фоне весьма выигрывающий и изобретательностью, и наличием юмора. Риск на взгляд ведущей, надо понимать, состоял в том, что парни в юбках пляшут - ну-ну... На самом деле, как мне подумалось, в момент, когда единственная среди мужского кордебалета танцовщица Нина Капцова выходит в такой же, как кордебалет, черной пачке, то по идее, по всякой логике она должна остаться обнаженной выше пояса, как и они, но это уже слишком большой риск для Большого, артистке сделали бандаж, и если так придумал хореограф, то самоограничение не пойдет ему на пользу, а если его о том некоторым образом "попросили", посоветовали выпендриваться меньше и на глазах у Сергея Безрукова не покушаться на священные традиции целомудренного православного балета, то стоит ли с этакими установками в принципе затевать проекты экспериментального характера?

Помимо всего прочего этот балетный вечер закончился для меня травмой еще и в прямом смысле: кто-то шибко умный догадался поставить в гардеробном фойе Большого маленькую елку, а провод к ее гирлянде протянуть прямо от стоек гардероба по полу - об этот спрятанный под резиновым покрытием провод я споткнулся, и пролетев метра полтора, в последний момент крайне неудачно приземлился на ногу. Было бы определенно хуже, если б я не приземлился вовсе, а на лету впечатался башкой в мраморную колонну - тогда я б наверняка уже никогда ничего не узнал про Алессандро Каггеджи, не говоря уже о чем-то более интересном. Но шлепнуться на брюхо предпочел бы, потому что на ногу не могу теперь нормально наступать - и раньше-то балерина из меня была никакая, а теперь совсем из последних сил шевелюсь. Подозреваю, не я один навернулся об провод, потому что когда ковылял после концерта обратно на выход, провод уже смотали и елка стояла без огней, но в таком виде меньше опасности представляла для посетителей.
ПРОГРАММА

I ОТДЕЛЕНИЕ
Макс Рихтер
“Memoryhouse”
Хореограф – Ксения Зверева
Ксения Жиганшина, Давид Мотта Соарес,
Екатерина Смурова, Карим Абдуллин,
Наталья Филина, Оскар Фрейм

Микаэл Таривердиев
«Мгновения»
Хореограф – Алессандро Каггеджи
Михаил Лобухин

Эцио Боссо
«Мне не быть без тебя»
Хореограф – Андрей Меркурьев
Диана Косырева, Андрей Меркурьев
Эдуард МакДоуэлл
«Тень»
Хореограф – Леонид Хожайнов
Нина Бирюкова, Дарья Ловцова, Илья Владимиров

Амадей Вольфганг Моцарт
(по И.С. Баху, BWV 526)
«Прелюдия и Фуга ми-бемоль мажор»
Хореограф – Константин Семенов
Диана Гаршина, Ульяна Таболич, Юрий Чулков

Арман Амар
«Шелест утренних звезд»
Хореограф – Никита Дмитриевский
Мария Мишина, Александр Смольянинов

Йохан Йоханссон
“Gutenberg 3786”
Хореограф – Хименес Эдуардо Андрес Зунига
Мария Заплечная, ИльдарТагиров; Анита Пудикова, Камиль Янгуразов

Эцио Боссо
«Время не ждёт»
Хореограф – Андрей Меркурьев
Екатерина Шипулина, Эрик Сволкин, Никита Капустин

Сэмюэл Барбер
«Адажио»
Хореограф – Александр Рюнтю
Ана Туразашвили, Владислав Козлов, Михаил Крючков

II ОТДЕЛЕНИЕ
Отторино Респиги
«Пепел»
Хореограф – Кирилл Радев
Таймураз Баскаев, Илья Владимиров, Сергей Захаров, Григорий Иконников, Евгений Трупоскиади

А. Арналдос
«Гость»
Хореограф – Софья Лыткина
Анна Николаева, Александр Селезнев

Филип Гласс
«Остров»
Хореограф – Константин Кейхель
Анастасия Денисова, Дмитрий Дорохов,
Дарья Ловцова, Эрик Сволкин,
Мария Мишина, Никита Капустин

Руджеро Леонкавалло
«Дель арте»
Хореограф – Алессандро Каггеджи
Алессандро Каггеджи

Алексей Айги
“Otherworld”
Хореограф – Гайдукова Софья
Софья Гайдукова, Наталья Филина, Константин Матулевский

Клод Дебюсси
(сюита «Эстампы», часть «Пагоды»)
«Эстампы. Пагоды»
Хореограф – Константин Семенов
Георгий Гусев, Константин Семенов, Юрий Чулков

Майкл Гордон
“Reverse”
Хореограф – Гарретт Смитт
Нина Капцова, Антонина Чапкина, Алексей Гайнутдинов, Антон Гайнутдинов, Илья Карпович,
Кирилл Киреев, Михаил Кочан, Игорь Пугачев, Максим Суров, Якопо Тисси, Марк Чино, Камиль
Янгуразов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments