Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Берг и Малер, оркестр "MusicAeterna" в БЗК, дир. Теодор Курентзис, сол. Патриция Копачинская

Не та погода нынче, чтоб выпивать на лавке, но после Курентзиса, видать, нельзя иначе, хотя бы и с риском жопу отморозить - особенный же случай, из ряда вон. Как и в прошлый раз у меня вышло опять два подряд концерта на консерваторской площадке, только летом оба один за другим в большом зале, а сейчас первый в малом, второй большом, и - "два мира, две системы". Скромный, неровный, но честный вечер закрытия фестиваля памяти Олега Кагана, где прекрасный Рудин со своим камерным оркестром и великолепная Екатериной Сканави потрясающе сыграли фортепианный концерт Шнитке при стечении остатков райсобеса - и пафосный Курентзис камлает на переполненный зал с Копачинской и без. Впрочем, справедливости ради - задержал "всего" минут на двадцать, и закончил до полуночи, стало быть, уже ближе к народу, к простым, с позволения сказать, слушателям. Да не считая кучки подманьяченных фанаток вкупе с синклитом "маленьких любителей искусства" на Курентзиса приходит народ в самом деле "простой", только что платежеспособный, а в остальном - душевно открытый и малопритязательный, но чувствительный и благодарный. А Курентзис, с своей стороны, на "простоту" не ведется, но предлагает своим поклонникам задачки повышенной трудности, за что целевая аудитория ценит и обожает кудесника вдвойне.

Но вот что это было в начале скрипичного концерта Берга? Пока солистка, Патриция Копачинская, ожидала своего вступления, присев в белом платье на дирижерский подиум (не иначе, Курентзис ее подучил, что это оч круто, сам то же делал раньше; но она-то потом на второе отделение в зал вышла "черная" - подобно "рабе любви": "я оденусь скромно-скромно, и меня никто-никто не узнает"), скрипки оркестра изображали до поры "нечто" в виде предварительного вступления - его Курентзис сам досочинил за Берга!? Там же солирующая скрипка вроде почти сразу вступает - нет? Или я просто не помню, что должно быть у Берга на самом деле? Но сравнительно недавно Елена Ревич в том же БЗК с РНО, и без особого, что характерно, ажиотажа, исполняла тот же самый концерт Берга, что не меньше, вот ей-богу, заслуживало внимания, чем нынешнее ЧП районного масштаба - и последнюю ноту Ревич тянула не хуже Копачинской, но у Ревич вместе с тем было понятно, в какое время жил Берг, кто были его современники, каким событиям он стал свидетелем, а главное, что предшествовало возникновению его музыки и кто ему наследовал. Дома еще включил запись Аббадо, затем В.Юровского - буквально другая музыка! (про вступление невесть откуда взявшееся я не говорю...), и у всех тоже слышно первую половину прошлого века, межвоенный период. У Курентзиса с Копачинской, когда она в своем платьице все-таки привстала и вступила, Берг прозвучал как композитор абсолютно современный, в буквальном смысле сегодняшний, написанной уже в 21-м веке музыкой. Пожалуй что и здорово, ну всяко неожиданно - хотя "телячьи нежности", сантименты и сводящие с ума до окончательного помрачения сонористические кружева, в которых структурная основа едва прощупывалась на слух (а она же у Берга внятная...) пришлись бы кстати, думается, на каком-нибудь более для того подходящем материале. Но вообще - уникальное в своем роде исполнение. И то же запросто скажу про Малера с Первой симфонией, если отбросить полностью организационный и прочий контекст.

Но на то и Курентзис, что отбросить контекст невозможно. Пока я сидел в МЗК у Рудина, в БЗК Курентзис устроил открытую репетицию, и я с нее получал донесения - как прошли кусками Малера, а с Берга всех погнали, и не десяток страждущих, а битком амфитеатры набились уже на репетицию. Про сам концерт нечего и говорить - разумеется, истинных, наиболее утОнченных ценителей изящного препоны лишь стимулировали. Дал зарок не описывать собравшееся на Курентзиса общества, но одна характерная деталь не отпускает: за моей спиной сидел поп, не "священник", даже не "батюшка", а настоящий "поп" словно из "12" Блока ("помнишь, как бывало, брюхом шел вперед, и крестом сияло брюхо на народ?"), так вот эта высокодуховная особа всего Малера (но не Берга, что тоже характерно, стало быть, Малер "духовнее", а Берг, видимо, "бездуховнее") снимала на видеокамеру! А тоже ведь часть шоу, как и Чулпан Хаматова в зале, как девицы в вуалетках, пренебрегающие законным оплаченным местом и предпочитающие стоять по стенкам, "чтоб тебя лучше видеть, дитя мое", без чего и Курентзис - не Курентзис, не маг, не алхимик, просто обыкновенный, хотя бы и солидного уровня музыкант вроде какого-нибудь Плетнева или Юровского. Но ведь невозможно представить Плетнева, да МВ и в страшном сне такое не приснилось бы, "священнодействующим" за пультом, выступающим в роли "медиума" между градом и миром, с одной стороны, и не оркестром даже, не композитором, не музыкой, но какими-то нематериальными субстанцииям, с другой. Курентзиса же, напротив, трудно вообразить в ином свете, без магического ореола тайны - сейчас, при том что сравнительно недавно все с ним было нормально и я помню, как он, ну не подобно Плетневу, допустим, не обреченно и через силу выходил на концертную эстраду работу работать, но спокойно, без ажитации позволял музыке осуществляться, и не хуже (как минимум), чем в последние годы - взять незабываемую Третью симфонию Прокофьева на концерте финала конкурса современных композиторов (при мизерном количестве людей в КЗЧ, между прочим), или первые его оперные опыты. Теперь все иначе, Курентзис повелевает стихиями природными и массами людскими, словно удав бандерлогами - надо признать, умеет он подчинить своей воле не только оркестр с солистами, но и все кругом, будто и воздух, и стены входят с ним в резонанс.

Между тем вопрос "как же он это делает, наш великий маг?", по-моему, неактуален - эзотерика тут ни при чем, "алхимические" рецепты Курентзиса незамысловаты, и очень наглядно технологию своих "чудес" он продемонстрировал в Первой симфонии Малера: ни одна следующая музыкальная фраза не должна звучать в том же темпе и с той же громкостью, что и предыдущая, особенно фраза похожая, тем более повторяющаяся в точности или с минимальными модуляциями - зачем ускорение-замедление, почему громче-тише, не имеет значения, важен сам по себе постоянный, физически переживаемый на телесном уровне восприятия "перепад" температуры, давления, напряжения. И вот в первой части симфонии снова невероятное, "неземное" вступление, голоса труб, доносящиеся "с той стороны", последовательное разрушение драматургического "нарратива", но не ради любования отдельными кусками - если кем Курентзис в подобные моменты и любуется, то самим собой, своей властью над материалом и над теми, кто под его управлением с этим материалом взаимодействует. Про вторую часть еще легче сказать, что, мол, "дирижер ее развалил", начав и закончил решительно, а то и грубо, бодро, "брутально", на подъеме, затем почти растворяясь в тишине и снова выстраивая ритм как чеканный шаг (а с чего бы вдруг придавать второй части Первой симфонии Малера такой жесткий ритм, такой бодрый темп, такой приподнятый настрой?) - но тут совершенно особого рода "развал", даже не "осмысленный", но "концептуальный", и не деструкция ради высвобождения скрытой энергии, а опять-таки стремление запутать следы, сбить столку. По сути - "кроссовер", только не эстетический, стилистический, а метафизический: демонстративно подменить высокое низким и наоборот, вместо горячего подсунуть холодное, спустить небо на землю, а земное поднять до небесного. В чем есть, конечно, резон и вообще, и в частности: Первая симфония Малера - довольно популярное произведение, накопилась некая инерция восприятия, с ней-то Курентзис и вступает в конфликт, но его цель - не сломать инерцию, а предъявить свои "полномочия" на какой угодно произвол. В третьей части, музыку которой, полагаю, знают в основном даже почитатели Курентзиса - а они, строго говоря, знают мало... (что их не портит, народ к Курентзису ходит всяко приличнее, чем, увы, на скромных и честных тружеников музыки) - к запредельным, невозможным и в ином случае неприемлемым, всяко необъяснимым и непостижимым рационально, контрастам темпов, силы звука, интонаций и т.д. добавились крайности жанровые, в связи с чем мне вспомнился анекдот про Л.И Брежнева, который единственный, когда на кладбище заиграла музыка, догадался пригласить даму на танец - врывающиеся у Малера в нарочито (тоже чересчур) заторможенный, трагически "сдавленный" траурный марш псевдо-фолькорные танцульки в версии Курентзиса звучали прям-таки вызывающе, провокативно. Все это, конечно, технически безупречно сделано, оркестр идеальной чистоты звучания.

В том же и состоит его блядь осознанная стратегия, экзистенциальная, имиджевая и собственно творческая - любой ценой довести мир вокруг себя (не конкретную публику в конкретном зале, но окружающее, насколько хватит сил, пространство) до трясучки, он ведь сука умышленно, нарочно создает заранее для того условия, что потом непосредственно на концерте устроить лихорадочный припадок, из которого кто-то выйдет освеженным, обновленным и, вероятно, "просветленным", а то даже "причащенным" (ну или считая себя таковым), а кто-то опустошенным и измочаленным. Но пережитое не забудет - да и как такое забудешь: в четвертой части слышаной-переслышаной симфонии Курентзис после всех бурь и гроз, мешая "Детей капитана Гранта" со "Смертью в Венеции", кидаясь из жара в холод и обратно, под конец снова решает прогуляться по адским равнинам, доводя до экстаза ревнителей культа "умирающего и воскресающего божества", в котором позиционирует себя тотемным идолом, а "воскреснув", не спонтанным сюрпризом, но спланированным с фатальной логикой эпилогом выдает на бис... ну да, Адажиетто из Пятой симфонии! Кстати, и скрипичный концерт Берга посвящен "памяти ангела", дочери Альмы Малер - одно уж к одному, раз пошла такая лихорадка субботним вечером.

За такое - ради Адажиетто, понятно, притушили свет, чтоб лампочки на пюпитрах играющих стоя оркестрантов смотрелись эффектнее - его и зовут волшебником. Но я в волшебников не верю, предпочитаю надеяться на мастеров, профессионалов, способных обойтись без цветомузыки, подтанцовки и проч. субпродуктов. И признаться, еще до того повторная прогулка среди асфоделей (это я у Костика Львова перенимаю манеру и учусь писать, мой запас метафоричной ахинеи скуден и поток слишком быстро иссякает, а эмоций-то через край!), снова с "неземными" трубами, в четвертой части Первой симфонии мне показалась надуманной, предсказуемой и попросту и скучной, но в целом сеанс черной магии Курентзису удался однозначно, его концерты - не просто статусная забава, выступления Курентзиса с MusicAeterna действительно захватывают, и лично меня тоже. Только в отличие от по-настоящему убедительных исполнений, оставляющих с сознанием "да, только так и можно!" (при том что у разных музыкантов "только так" свое у каждого, и одно "только так" на другое непохоже, при том что в обозримом прошлом малеровым "Титаном" дирижировали в Москве чуть ли не десятки, в том числе крупнейших музыкантов мира, в том числе и Зубин Мета, и Мюнг-Вун Чунг, оба в разные годы на фестивале Ростроповиче и тоже оба с небесспорным результатом), а исполнение Курентзиса порождает допущение с примесью недоумения: "ну да, наверное можно и так тоже..." Не мне судить, и я не возьмусь, где у Курентзиса заканчивается циничный, но здоровый и в основе своей все-таки творческий расчет, а начинается самоупоение шарлатана, сколько в музыке, транслируемой Курентзисом "в эфир", идет на самом деле из его души, ну или хотя бы от его ума, от взглядов на жизнь - и какую часть стоит списать на изощренный, но в сущности банальный выебон, из тщеславия или по приколу, неважно. Безусловно и неоспоримо, однако, что вот уж выебывается Курентзис лучше всех, уж как выебывается Курентзис, так никто больше не выебывается.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments