Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Жду тебя" реж. Чарльз Гэррад ("Новое британское кино" в "Горизонте")

Армейский ветеран Лен на смертном одре сообщает сыну Полу, что во всех его бедах виноват бывший командир капитан Браун, в чьем французском владении будто бы припрятаны мешки с жемчугами. После смерти отца, разорившегося и ничего не оставившего вдове, Пол отправляется по следам Брауна, руководствуясь открыткой с изображением сельского дома где-то во Франции, надпись на обратной стороне которой "убью, если снова приедешь", только сильней раззадоривает юношу. Удача ему сопутствует и нужный дом он находит быстро, а в нем - мадам Браун, которая на самом деле мадемуазель, потому что не жена, то есть не вдова, но дочь капитана, то есть уже полковника Брауна, никогда не выходившая замуж.

Незамужнюю мадам Браун играет много раз побывавшая более или менее замужем мадемуазель Ардан - впрочем, Мадлен тоже лишь номинально "старая дева", а по факту "дама с прошлым". Пол, расположив к себе садовника-араба Ахмеда, несмотря на то, что на дороге успел сбить машиной велосипед Ахмедова сына, втирается в доверие и к мадам, под чужим именем, изображая студента-архитектора, изучающего французские загородные постройки. На последние 350 евро ему удается арендовать "студию" во флигеле усадьбы Браунов и продолжить свои изыскания, но отнюдь не научного свойства. Вместо обещанных жемчужин в это навозе Пол обнаруживает старую военную форму и фотографии, свидетельствующие о зверствах и мародерстве Брауна с его подчиненными в йеменском Адене в 1965.

Тут я подумал: ну... все ясно - опять колониализм-империализм, старшее поколение жертв в лице садовника Ахмеда молчит и терпит, новое, как его сын, еще покажет европейским эксплуататорам зубы. Вышло иначе - и еще хуже, хотя казалось бы, куда хуже. Как ни странно, в плане темы милитаристской, империалистской, колонизаторской и проч. "Жду тебя" - произведение скорее примиренческое по настрою. "Как с этим жить?" - паникует Пол, перебирая снимки пострадавших от британцев (армия охраняла нефтеразработки, то есть опять-таки колониальную эксплуатацию поддерживала жестокими, бесчеловечными способами), в том числе и от его отца, служившего под началом Брауна. Но оказывается, жить можно, дело прошлое - в этом его убеждает Мадлен. Актерски, да и драматургически - как раз не слишком убедительно, и на Ардан смотреть противно (даже если не помнить о ее собственных "убеждениях" совершенно противоположного толка), но по крайней мере на уровне заявки терпимо. Мало того, супруга капитана Брауна вывезла из Йемена и спасла от верной смерти Ахмеда и его родню после того, как Ахмедова отца убили патриоты-освободители за сотрудничество с англичанами - то есть англичане как бы все равно виноваты, но отчасти постарались вину загладить, исправить последствия своей преступной колонизаторской политики.

Гадко делается от другого - вся история о похищенных и спрятанных сокровищах сводится к тому, что под любимой скамеечкой Мадлен в саду поместья Пол откапывает... детский гробик. Это его единокровный брат - у отца до женитьбы, сразу после Адена, была связь с Мадлен, их любви помешал ее отец, капитан Браун, и сержанту Лену пришлось бежать в Британию, скрываться от мести родителя девушки. А Мадлен осталась беременной, но ребенок умер и его тайно закопали в саду... Мадлен стала пианисткой и преподавательницей музыки, но привязала себя к саду, к лавке, к могилке с гробиком - и благодаря незваному гостю Полу наконец освободилась от груза, перезахоронила сына по-человечески, а поместье готова покинуть на всегда, передарив его Полу как единственному наследнику любимого мужчины. Пол, впрочем, сомневается, принимать ли наследство - мудрый Ахмед его увещевает: хорошее поместье, надо брать! Благо Пол во Франции заодно уж и сам свою любовь нашел - девушку из местного ресторана-отеля, пребойкая такая девица, пашет на отца, но мечтает получить образование, не все сразу у них срастается, и сын Ахмеда путается в ногах, но уезжают из деревни Пол с невестой вдвоем.

Надпись на открытке с угрозой принадлежала, как выясняется, не капитану Брауну, но его дочери - Мадлен не могла простить Лену, что тот посетил ее со своим сыном (чего маленький Пол не запомнил), она же своего, то есть их с Леном общего ребенка, потеряла. Ну да если уж герои готовы смириться с трагедией мирных арабских мусульман, которых обманули, ограбили и поубивали бессовестные британские колонизаторы - стоит ли проливать слезинку о внебрачном белом младенце? Правильно, не стоит, французские бабы новых нарожают; опять же и Ахмед со своим потомством не подведет. А из обещанных жемчугов матери Пола досталось всего-то - единственное ожерелье, и то мадам Мадлен с себя сняла. Уж на что мне поперек горла разоблачительные антиколониальные агитки про белых подонков и угнетенных мусульман, но не уверен, что подобного сорта благостные мелодрамы предпочтительнее.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments