Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

выставка "Александр Бубнов. Миф", галерея "Веллум" в Литературном музее-Доме Остроухова

Бубнов по меркам своего времени жизнь прожил относительно благополучную, но имя его сейчас не на слуху, хотя по меньшей мере одно произведение, "Утро на Куликовом поле" (за которое художник получил в 1948-м "сталинскую премию", да еще 1-й степени), известно благодаря цветным вклейкам в учебники всем, кому сейчас лет примерно как мне или больше. На выставке в Доме Остроухова монументальных полотен, конечно, не увидишь - она состоит из живописи 1930-1950-х годов, преимущественно пейзажной, и эскизов к книжным иллюстрациям, многие из которых уже при беглом взгляде тоже сразу всплывают в памяти.

Самый крупный по размерам холст в экспозиции - "Сказка" (1946), на нем изображен богатырь-охотник с луком в заснеженном лесу. Какая именно "сказка" имеется в виду - не очень понятно, но образ для своего времени характерный, зато нехарактерна живописная техника. Бубнов, и это сразу бросается в глаза, работает в традиции, идущей от Васнецова, Билибина, Нестерова, в первую очередь, очевидно, Васнецова, это касается и тем, и сюжетов, но и эстетики: такой стилизованный "модерновый" ля рюс, иногда ближе к лубку (хотя это уже скорее билибинское), в сочетании с приемами импрессионистов. Последнее наглядно проявляется и в пейзажах, очень напоминающих сельские виды Коровина, Юона: "Коровы на опушке" (1930-е), "Февраль" (конец 1940-х), "Окно террасы" (1956).

В иллюстрациях подход близкий, но несколько иной, сильно романтизированный. Взять хотя бы представленные серии к "Вечерам на хуторе близ Диканьки" 1950-х ("Ночь перед Рождеством") или к "Борису Годунову, 1960-х. Особенно примечателен в "Годунове" характер Отрепьева, такой чисто "романтический", мятежный, и не без демонизма; но и в целом что "Борис Годунов", что "Песнь о вещем Олеге" тоже 1960-х отличаются лиризмом, вопреки моде 1940-50-х годов на помпезность, пафос в обращении к литературно-историко-мифологической тематике. (Кстати, директор галереи "Веллум" Люба Агафонова говорила, что ее первое и самое страшное детское воспоминание - змея, вылезающая из лошадиного черепа с картинки Бубнова к "Вещему Олегу"). "Волхв" из "Вещего Олега", к примеру - ну совсем явно "модерновый", отсылающий к национально-романтическим тенденциям рубежа веков, как и гуашь "Первопечатник Иван Федоров" (1950-е), хотя идеологически, допустим, вполне "благонамеренный", ничего с этой точки зрения "нон-конформистского" в творчестве Бубнова не обнаруживается.

Еще больше динамики и спонтанности в иллюстрациях к "Гайдамакам" Т.Шевченко ну и, понятно, к "Генералу Топтыгину" Некрасова - я "Топтыгина" знаю с детства наизусть, он безумно смешной, но у Бубнова персонажи (гуашь, тушь) при этом не карикатурные, очень подвижные, "живые". Как и символические образы "Басен Крылова" - на одной из картинок я опознал кукушку с петухом, на других "сюжеты" менее очевидны: груженая крестьянская телега, какая-то живность - не знаю, к которым именно басням привязаны. Более статичны, эмблематичны зарисовки из серии "Типы екатерининского времени". Еще в витринах - макеты, проекты книжных изданий, разработки деталей оформления вплоть до самых мелких подробностей - и через них также прослеживается связь Бубнова с искусством символизма, с культурой модерна.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments