Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

аукционный дом "МакДугалл" в особняке Зубовых: Дейнека, Поленов, Якулов, Фальк, Шагал и др.

"Очень рад, что вам понравилась еда и немножко также картины" - написал мне Уильям МакДугалл после моего отзыва на один из пресс-показов в прежней резиденции аукционного дома на Патриарших. В частном послании и по-английски, так что при переводе всех оттенков островной иронии я наверняка не уловил. Три года дом "МакДугалл" отсутствовал в Москве (не считая вечеринки, посвященной выходу романов Екатерины МакДугалл), а теперь вернулся и меня, что чрезвычайно приятно, снова пригласили на показ с фуршетом - у МакДугаллов они, надо признать, действительно всегда были неплохи. Но куда там до стола, когда я с кровати встать не мог и некоторыми днями даже в театр не ходил, не то что на выставки! Полагаю, впрочем, что едоков и без меня набежало порядочно, я же, по теперешней своей немощи, предпочел напитаться исключительно святым искусством и все-таки добрался до предаукционной выставки в последний день работы.

Стационарного помещения у "МакДугалла" сейчас нет, и выставка развернулась в особняке Зубовых, мимо которого я нередко проскакиваю дорогой к СТИ, но никогда внутри, конечно, не бывал. Новодел, понятно все - но мило, особенно если, наверное, с фуршетом прием, да и просто картины посмотреть тоже неплохо: после фонда "Ин Артибус", где архивные документы и произведения искусства развешаны чуть ли не в два слоя, еще и простор приятен. В зале на первом этаже - всего три полотна, одно другого краше: восхитительная подростковая ню "Иза утром, портрет дочери" Александры Якушевой (1935), образчик того, для чего в последнее время используют уродливый и мало что объясняющий, но тут очень подходящий псевдо-искусствоведческий термин "романтический реализм"; сочный, яркий, "импрессионистский", солнечный и вкусный "Натюрморт, Капри" Константина Горбатова (1930) и чуть поскромнее цветочный натюрморт "Букет сирени" Бориса Иогансона (1949), тоже в импрессионистской технике выполненный. Все это тоже номинально входит в понятие "русское искусство", хотя по каждой из работ я бы сделал отдельную оговорку.

На втором этаже представлены все века и направления, начиная с "Семейного портрета" Петра Захарова, вполне обычного для своего времени. Но вот Соломаткин, ничего не скажешь, хорош - его "Ночная сцена у таверны" (1872) вроде не выпадает из передвижнического канона, однако выписана словно с оглядкой на Брейгеля, к тому же "сцена" волшебно "подсвечена" и огнем изнутри избушки-таверны, и светом ночного светила, отраженным в сугробах. Маленький и вполне дежурный, я бы даже сказал халтурный Шагал - "Сон" (1965) с зеленым демоном, вечной коровой, месяцем луны - разочаровывает; но против ожиданий неплох Н.Рерих с его "Святым Меркурием Смоленским" (1919). И два "Женских портрета" с разными, но явственными влияниями на авторов кубистской волны в тот период: один Фалька (1914), тоже замечательный, но для меня, может быть, вообще на всей выставке лучшая вещь - "Женский портрет" Якулова (1920) с изображением "голубой" дамы в рост, изящной, загадочной, эфемерной, какой-то "фейной".

Салонный по духу, но качественно сделан "Портрет Селмы Александер" Бориса Григорьева - тоже запоминается. Но рядом с декоративным "Отдыхом" Судейкина особенно неожиданно, выигрышно смотрятся два пейзажа Андрея Мыльникова, "Купальщицы у реки" (1974) и "Тенистый пригорок" (1982). Пожалуй, мое личное главное открытие на выставке - Мыльников, хотя его работы мне и раньше попадались на глаза, но в таком принципиально разнородном контексте он вдруг ассоциируется... с Шишкиным... ну хорошо, пускай с Милле, с Коро, неважно, в любом случае не по живописной технике и не по стилю, конечно (техника у Мыльникова условно "импрессионистическая"), а, если угодно, по мировоззрению, по видению места человека в мире: невнятные, смазанные антропоморфные фигуры вписаны в природу таким образом, будто их вот-вот еще немного и не будет, считай что уже нету, только след остался, как на подпорченном негативе, а все, что вокруг - будет всегда и без них.

Топовый лот аукциона - "Герои первой пятилетки" Дейнеки (1936) - оказался в примечательном соседстве с симпатичным, не больше и не меньше, "Портом Ниццы" Коровина (1922) и двумя "библейскими" картинами Поленова - "Решил идти в Иерусалим" (вариант с Христом-одиночкой - есть другой, "Решили идти в Иерусалим" я прочел, что в Самарском музее, где Христа сопровождает ученик) и "Христос и Мария Магдалина". Поскольку минувшим летом мне довелось не только побывать в музее-усадьбе "Поленово", но и попасть там на временную выставку, посвященную путешествиям художника в Палестину -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3630981.html

- для меня откровением эти картины не стали, хотя усадебная экспозиция в основном собиралась из набросков, этюдов, пейзажей, портретов, а в "МакДугалле" показали два крупных, значимых "сюжетных" полотна. Ну и герои первой пятилетки, прибывшие в Москву, рядом с Христом, решившим идти в Иерусалим, тоже смотрятся симптоматично. Еще и фоновая башня так и не построенного Дворца советов со статуей Ленина вместо шпиля осталась буквально за рамками холста (репродукция полного вида прилагается). В общем, разве что разномастные физиономии "ударников", каких-то оборванцев с чемоданчиками в руках, не позволяют спутать их с депортированными евреями, отправляющимися отнюдь не в Иерусалим и не по собственному решению - до того постные у большинства передовиков рожи, будто не в столицу они приехали на пару дней, а в Сибирь на несколько следующих пятилеток.

На все про все включая Христа с героями первых пятилеток хватает четверти часа удовольствия, ну минут двадцать от силы - с фуршетом-то, понятно, можно было бы и подольше зависнуть, но я лишний раз обрадовался, что пропустил пресс-показ, когда узнал, что часть лотов подвезли позднее. Ну и к тому же приобщиться к прекрасному вместе с народом - дополнительный шанс расширить сознание. На специальные закрытые арт-мероприятия тоже всякая шваль набирается, но специфическая, типа "продвинутая", а тут обычные бабки (посещение же бесплатное) стоят перед каприйским натюрмортом Горбатова, охают и призывают окружающих в союзники: "Вы подумайте, за какой-то арбуз - и двести фунтов!" - хотя вообще-то двести тысяч и это нижний край.





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments