Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

я никогда не буду вами: юбилейный вечер Веры Бабичевой в театре на Малой Бронной

Почти двенадцать лет назад я посмотрел, тогда еще в пространстве филиала театра им. Маяковского, спектакль Сергея Голомазова "Три высокие женщины" по пьесе Эдварда Олби. С тех пор неоднократно собирался пойти еще раз, когда "Женщины" вошли уже в репертуар Малой Бронной, так и не собрался, а последние года два или три спектакль, к сожалению, не играют. О нем вспомнили по случаю юбилея Верочки Иванны - и я убедился в верности своих давних впечатлений:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/524797.html

При том что, на мой взгляд, важнейшая и лучшая актерская работа Веры Бабичевой за период уже Малой Бронной, да и режиссерская Голомазова тоже - "Аркадия" Стоппарда, вот ее мне повезло увидеть дважды и она по-прежнему остается в текущей афише театра, Бабичева играет в "Аркадии" Ханну Джарвис, и героиня, в образе которой у автора доминирует интеллектуальная, рациональная составляющая, превращается в ранимую трепетную птицу (что для "Аркадии", а я видел не одну постановку этой самой выдающейся пьесы мировой драматургии конца 20-го века, довольно неожиданно). "Три высокие женщины" - тоже чисто рациональная драматургическая конструкция, к тому же довольно-таки нехитрая по замыслу, а в пьесе Олби и в спектакле Голомазова "бенефисная" роль скорее - "старшая" из трех ипостасей героини, Евгении Симоновой есть где развернуться, изобразить гротесковыми красками полуживую маразматичку, чтоб затем мгновенно переключиться из нарочито, до комического абсурда доведенной "натуралистической" манеры в стилистику сдержанной условности. Для Бабичевой в ее роли таких возможностей нет - но может быть еще и поэтому так Верочке Иванне дорог именно этот спектакль, а не какой другой, что на него ей захотелось оглянуться в свой юбилей. Лично у меня патологический заеб на теме возраста, по поводу старости, я это знаю, попреки в "эйджизме" и "геронтофобии" сношу терпеливо, признавая их небеспочвенность - так что благодушный, общепримиряющий, даже сентиментальный пафос голомазовского финала сейчас мне, допустим, еще более чужд, чем раньше (когда я смотрел спектакль, мне еще тридцати не было, с ума сойти... - правда, как говорят героини Олби, "после шестнадцати жизнь у всех идет под уклон").

Впрочем, и самые "чувствительные" сцены из "Трех высоких женщин" у меня вызывали скорее приятную ностальгию - а растрогался, буквально расплакался я... на капустнике, как это ни глупо вроде бы. За основу сценария молодежь театра взяла спектакль ТОМ Голомазова "Особые люди" (на который я, надо же, никак не дойду...), сделав героиней истории Веру Бабичеву - и как же это вышло органично! "Это не болезнь, это бунт!" Да, Верочка Иванна - она безусловно "особая", не всем понятная, не везде удобная, вот такая. И притворяться другой, обыкновенной - не умеет. Видимо, поэтому я с ней всегда чувствовал такое душевное, почти кровное сродство. Для актрисы, между прочим, неспособность притворяться - довольно редкое, странное и, пожалуй, сомнительное качество - а Бабичева, однако, и на сцене, в любой роли, перевоплощаясь порой в совершенно несхожих внешне с ней, с Бабичевой (да порой и вообще с человеком...) существ, остается сама собой. Я Верочку Иванну А-БА-ЖА-Ю со всеми ее закидонами, про нее можно сказать словами персонажа Достоевского: "совершенный ребенок во всем, во всем хорошем, и во всем дурном". И если ее слова "возраста нет!" по поводу пафоса "Трех высоких женщин" понимать в таком свете, но и я готов разделить этот пафос. Цитируя опять пьесу Олби - "так и живем: то спим, то писаемся".

За фото с праздника спасибо Кате Писаревой.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments