Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

горизонтальный дождь: "Бельгийские правила/Бельгия правит", компания "Troubleyn", реж. Ян Фабр

Хоть я заранее был очень агрессивно настроен по отношению к Фабру - и в силу обстоятельств, о которых стоит порассуждать отдельно, и исходя из уже имеющегося опыта (видел раньше три его постановки), те обещанные четыре часа без перерыва, что кого-то заранее отпугивали, да никого не отпугнули (реально чуть меньше даже с задержками в начале и овациями в конце), мне физически дались на удивление легко: ни разу я не успел достать мобильник и узнать время, как уже все и закончилось. Но это тоже показатель - и в моем понимании неоднозначный.

До сих пор все спектакли компании "Troubleyn" и вообще все постановки Фабра, которые привозили в Москву начиная с 2009 года -

"Оргия толерантности:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1579984.html?nc=1

"Аnother sleepy dusty delta day":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1690224.html

и "Подожди, подожди, подожди... (моему отцу)":

http://users.livejournal.com/-arlekin-/2942641.html

- у меня вызывали отторжение с примесью недоумения: уродство и убожество, напичканной левацкой мерзостью, неужели это еще продается?! И каждый раз с еще большим изумлением приходилось наблюдать - продается, на ура, лучше и лучше, дороже и дороже. "Бельгийские правила" тоже начинаются с пролога, где жирный, пузом наружу, карикатурный "бельгиец", едва держась на ногах, хлещет у авансцены пиво, что-то пытается бормотать - в общем, как всегда. Но далее следует многочастный продолжительный дивертисмент, где пластические, можно даже небезоговорочно сказать "хореографические" эпизоды перемежаются с текстовыми, скетчевыми сценками (драматург Йохан де Босс). Композиционный принцип простой, классический, опереточно-кабарешный: попиздели-поплясали, попиздели-поплясали - скучать некогда. Травестированная и окарикатуренная история, вернее даже, "феноменология" Бельгии, поданная в кричаще-броских "одежках", и буквально (карнавальные шествия, ряженые, тамбурмажоры в плюмажах), и метафорически (что может быть более "броским", чем голое тело? у Фабра обнаженки - сколько угодно).

При этом достаточно узок круг и источников вдохновения Фабра, и тематический материал, и репертуар приемов, и попросту "словарь" его опуса. В визуальном плане без особого труда угадываются отсылки к Босху и Дельво, Рубенсу и Магритту, ну, конечно же, к Энсору с его скелетами и масками; в саундтреке - Жак Брель; сквозными знаковыми персонажами проходят голуби и ежи, под конец Фабр предлагает даже символическое "скрещивание" ежа с голубем (ну хорошо не с ужом...). В остальном - прогорклая гастрономия по рецептам из поваренной книги арт-анархиста середины прошлого века, саркастические (кому-то было смешно, мне нет) выпады против почвенничества и национализма (фермерские домики, голубятни), ну само собой, католической церкви (кадила, чадящие между ног, а у актеров-мужчин раскачивающиеся в такт с гениталиями - единственный момент, когда у меня возникло желание сбежать с представления, ну совсем как черт от ладана, но тут в буквальном смысле - от ладана, чуть не задохнулся), напоминания о том, что бельгийцы "легли под фашистов", потому что "не любят спорить" - компромисс как национальная "традиция", стало быть.

Вообще очень трудно было гнать от себя мещанские мыслишки пошиба "попробовали бы они в мичети" - при том что доблести в "антипатриотических" пассажах, когда таковые обществом и государством одобряются и приветствуются, а не порицаются и подавно не преследуются, и не сулят неприятностей, но напротив, гарантируют триумф вкупе с неплохими кассовыми сборами - минимум, смелости - никакой, радикализма - приходите сто лет назад. Московская премьера шоу Фабра совпала с очередным басманным судом, о чем попутно на радостях никто не вспомнил - ну, допустим, искусство превыше всего (а своя рубашка ближе к телу), так что счастью и веселью от того, как все хуево в Бельгии, загнивающей под гнетом тирании, провинциализма и ксенофобии, залитой пивом и засранной голубями, у московской просвещенной публики не было предела. Однако при всей брезгливости у меня оставалось желание разобраться и в том, как "Бельгийские правила" устроены изнутри.

Уже на выходе я разжился комментированным либретто - но так предпочтительнее, многие знания лишь мешали бы мне в процессе - и поконкретнее уяснил, какую важность, оказывается, придают в Бельгии голубям... Вообще мне всего раз и уже давно случилось побывать в Бельгии, правда, не только в Брюсселе или в Брюгге, а поездить по разным местам:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2010/08/27/

Поэтому без дополнительных сведений я еще как-то могу смекнуть, отчего же свинью запрещено (якобы, это тоже как бы "шутка" такая, "сатира", "сарказм"...) называть Леопольдом, и с чего неоднократно упоминается архитектурно и исторически малопримечательный район Моленбек, с пивом понятнее, с картошкой хуже, но можно пропустить, про голубей вот не знал, а с ежами полная засада. Еж появляется в разных обличьях многократно, но вне контексте невозможно уловить, откуда он взялся. А оказывается, это хорватского происхождения певица некая, Ивана Йозич, в буклете вычитал, придумала сравнить бельгийцев с ежиками - Фабр и ухватился. Неважно, что это не социо-культурное клише и не символический знак, а абсолютно произвольное, авторское (не исключаю, что удачное, не зная первоисточника не берусь судить) вИдение, у Фабра и оно идет в производство, становится доминирующим, концептуальным ингредиентом. Плюс игрушечные котики, спущенные на веревках с колосников - намека на ипрский "кошачий парад", и о нем можно прочитать в буклете; там же - о "красных дьяволах" (бельгийская футбольная сборная) и "розовых балетах" (полумифические балы-оргии 1970-х годов, где будто бы богачи и политики развлекались с несовершеннолетними сиротами; доказательств нет, судов не было, ничего достоверно неизвестно - что для Фабра лишнее свидетельство продажности и лживости бельгийского истеблишмента), и много других бесполезных, но небезынтересных сведений.

В целом же структуру фаброва эстрадно-попсового дивертисмента прошивают три "блока" пластических упражнений - первый с ящиками пива, последний с государственными и региональными флагами - под которые хором озвучиваются наборы тех пресловутых "бельгийских правил", с помощью которых "Бельгия правит". Первый набор - "запреты" (вплоть до "запрещено запрещать"), второй - предписания" (типа "каждый год целуй королеву в зад", третий, финальный - "разрешения", или, если угодно, "пожелания". Но как ни желательно видеть и в последнем апофеоз сарказма - вероятнее, все же, что здесь Фабр и его соавтор предлагают некую позитивную программу из 30 пунктов, где предпоследний - "можно уничтожить тиранию" (без уточнения - какую именно, но надо полагать, бельгийскую, в Бельгии же самая страшная, самая людоедская тирания, какую только способно вместить сознание передового европейского интеллектуала), а последний - "можно быть бельгийцем", подразумевается, что если уничтожить тиранию, богатые станут приличными людьми, питьевой воды хватит на весь земной шар, стариков не будут пичкать препаратами и т.д., а иначе - вряд ли бельгийцем можно быть, ну или как минимум неловко, совестно. Бедный Фабр - как и всякое воплощение "совести нации": велик груз на нем, а он тащит, не прогибается под "тиранией".

Зато ожидая от Фабра отталкивающих, обрюзгших тел на сцене, я отметил для себя, что даже пузан из пролога потом, в других обличьях, смотрелся терпимо, к тому же показывая отличное актерское мастерство. В основном же ансамбль состоит из исполнителей, более или менее похожих внешне на людей, очевидно, не фотомоделей (это для тех задач, что ставит Фабр, неприемлемо, смертельно), но и не конченых старых уродов, что тоже отчасти примиряет с зрелищем по крайней мере визуально, с "идеями", конечно, нет. Так что когда ближе к концу одной из тетенек приспичит пописать прямо на сцену - дважды (довелось позднее услышать аргумент "из зала": зрителям-то разрешают выходить и возвращаться, а артисты постоянно при деле, не успевают, и четыре часа терпеть невмоготу - оттого ходят по нужде без отрыва от творчества... остроумное предположение, ничего не скажешь) - то в отличие от демонстративно пользовавшейся "клизмой" героини огаревский "Анны в тропиках", тем не менее шокировавшей некогда в Электротеатре Юрия Грымова (кстати, и Юхананов был в числе зрителей Фабра, а как же), бельгийская тетенька мочилась весьма натурально, и если это все же была имитация - на что хочется из последних сил надеяться - то технически виртуозная. Правда, "писающие" мальчики и девочки с аллюзией к самому расхожему символу Бельгии - такой же стандартный и переходящий эстафетой прием и образ спектаклей Фабра, как и кучи угля, как и все прочее, в еще большей степени, чем голуби и ежи, картошка и пиво.

"Бельгийские правила" - ослепляющий многоцветьем красок на поверхности мыльный пузырь вроде тех, что сидящие на просцениуме гологрудые (и не только -грудые) девицы выдували из трубок, замаскированных под фаллоимитаторы; громыхающая пустышка в эффектной, многослойной, качественно выделанной упаковке. Фабр - из числа (и таких большинство) "провокаторов", которые, дыша пивом на ладан, никого не провоцируют и не собираются. То есть он может на старости лет и сам уже искренне уверился, что пародирует и издевается, на деле же - просто, тупо, пускай довольно ярко, подражает и эксплуатирует, причем из спектакля в спектакль - очень ограниченный круг тем и образов, принципов и приемов, не говоря уже про не подлежащую ревизии идеологическую матрицу, не допускающую малейшей мировоззренческой "ереси", а значит, исключающей любую подлинную актуальность; бесконечно переливает из пустого в порожнее: капитализм, фашизм, национализм, империализм... Постановка совсем свежая, но в ней и намека не найти, к примеру, на то, что из упоминаемого брюссельского иммигрантского пригорода Моленбек выходят самые зверские мусульмане, в Бельгии уже, между прочим, родившиеся, с языком, гражданством и всеми правами, которые потом убивают по всей Европе; зато про капитализм и церковь, продолжающие исподволь и в новых условиях прикармливать империалистов-колонизаторов, угнетающих африканцев - отдельная глава, и не потому, что злободневнее, а просто - по привычке, по инерции, чтоб было узнаваемо, что целевая аудитория сразу "ловила" и "откликалась".

И откликается, еще как - фурор! Фабр всем нравится, всех удовлетворяет. Ну "всех" - это не прям всех-всех, а тех "всех", для кого Филипп Киркоров в Кремле - "фууу", вот для них фестивальный Ян Фабр - в самый раз, потому как сравнить им не с чем, а иначе увидели бы, что это одно и то же, хотя и замаскированное под нечто "альтернативное", "радикальное" и "экспериментальное". В действительности же ни Фабр и ему подобные художники, ни те, кто продвигает их на рынок, на экспорт, ни благодарный, просвещенный и, что немаловажно, платежеспособный потребитель - все эти зажиревшие самодовольные лицемеры - никогда не позволят себе и другим настоящих "провокаций", никому не спустят того, что могло бы разрушить или хотя бы чуть-чуть поставить под сомнение их собственную "зону комфорта"... Но об этом тоже стоит порассуждать отдельно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments