Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

плачь, но радуйся: "Карамазовы" по Ф.Достоевскому в МХТ, реж. Константин Богомолов

Я еще и заболел, а до этого меня пригвоздило известие из Парижа о смерти Игоря Гуськова, чей юбилей мы совсем вроде бы недавно отмечали в Москве... Никуда решил не ходить и с утра лежал, а вечером в последний момент все же выполз на "Карамазовых". И какое же это необыкновенное произведение... Еще и с залом повезло - я шестой раз смотрел, но в настолько комфортной обстановке впервые. Не в пример ленкомовскому "Годунову", в МХТ на "Карамазовых" обязательно встретишь тех, кто тоже пришел не первый, не второй раз, а с кем-то из постоянных зрителей и познакомишься ненароком. Однако и совершенно случайная публика относится внимательно, никто не уходит, за пять часов всего однажды зазвонил мобильник, уже к полуночи.

И артисты все работали вдохновенно, на подъеме, Миркурбанов в кои-то веки старался сдерживаться, Янковский, наоборот, буквально "горел" - а на поклонах, уже в первом часу ночи, Дарья Мороз объявила, что у Филиппа Янковского и Алексея Кравченко наступил день рождения: забавно, что у двух "братьев Карамазовых" - одновременно... Я ничего в последние дни не могу писать, совсем нет сил и желания, но везде, где бывал, речь непременно заходила про последнюю премьеру Богомолова, "Волшебную гору". Естественно, среди моих знакомых рассуждающих в ключе "что за фигню нам показывают, мы такие деньги заплатили!" нет, но тем печальнее, что для некоторых Богомолов сводится к "шутовству", а для других к "некрофилии". Форма его спектаклей (и "Волшебной горы" не в последнюю очередь), конечно, в очень значительное мере "шутовская", без иронии никуда. Но "некрофилия" (или, как еще кто-то трактует, наоборот, "некрофобия") - категорически ошибочный "диагноз".

Тема смерти, присутствующая навязчиво, переходящая из спектакля в спектакль, и в "Карамазовых" (до сих пор остающихся для Богомолова тем, что называют "опус магнум", в них - весь Богомолов, предшествующий и последующий, от "Приворотного зелья" до "Волшебной горы", и "Бескорыстный убийца", и "Старший сын", и "Сентрал Парк" с "Мужьями и женами") тоже важнейшая. Но если подбирать определения с "некро..." - я бы сказал: "некротерапия". Вероятно, Богомолов и с собственными страхами в первую очередь работает таким образом, но проблема-то универсальная, касается каждого, даже если о смерти совсем не думать - а практика показывает, что многие не думают, словно собираются вечно жить или по крайней мере очень долго с гарантией. А посмотрев - "всего лишь" третий раз - "Карамазовых" от начала до конца (чаще доводится забегать с антракта, потому что хочется же побольше всякого разного и нового увидеть напоследок...) - к тому же с определенным настроем, я с особенным вниманием отнесся сейчас к первому акту, где с самого начала, в первой же монастырской сцене, мотив смерти вводится, и дальше, со всеми сопутствующими (и экзистенциальными, и социальными, и религиозными) развивается, от "плачь, но радуйся" Зосимы/Смердякова-Вержбицкого до "так ликуй и вершись" на финальной песне Карамазова/Черта-Миркурбанова.

То и другое исходит от самых отвратительных и лживых, нарочито - и буквально! - "двуличных" персонажей, стало быть, в чистом виде демагогия (и необязательно воспринимать ее узко как сатиру на сатанинскую ложь православия) - но она как раз, "от противного", и дает нужный "психотерапевтический" эффект, так что высказывание по сути и вполне беспросветное, и к тому же убийственного, казалось бы, объема (за годы существования "Карамазовы", выпускавшиеся со скандалом под требования сокращений хронометража, не стали короче ни на минуту), парадоксально возвращает к жизни, а не отвращает от нее. Горло, правда, даже от самого блестящего и удачно прошедшего спектакля болеть не перестает, и погода на улице тоже не улучшается.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments