Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Большой фестиваль РНО в КЗЧ, дир. Михаил Плетнев, сол. Люка Дебарг: Бизе, Равель, Скрябин, Сати

Плетнев+Дебарг - сочетание в маркетинговом плане беспроигрышное, да и статусно соответствующее вечеру открытия Большого фестиваля РНО, но кроме этого, предполагавшее, как мне казалось, и сугубо творческую, художественную сенсацию. То есть можно было ожидать, что Дебарг с Плетневым на пару выступят или совершенно фантастически, незабываемо, или, малая вероятность чего оставалась, столь же незабываемо провалятся - а вышло... оч симпатично, по крайней мере что касается Первого концерта Равеля.

Уже давно понятно, что музыка французского импрессионизма - родная стихия Дебарга, в ней, и по большому счету, только в ней он чувствует себя комфортно, все остальное, от Скарлатти до Моцарта и Шуберта, играет в том же духе, в той же стилистике. Прежде всего Равелем он и пленил своих почитателей, но одно дело сольно исполнять "Ночного Гаспара", а другое - выступать с оркестром, да еще под управлением Плетнева. Однозначно Дебарг с Плетневым нашли взаимопонимание, их многое объединяет, видимо, по взглядам на искусство и в целом, мировоззренчески, хотя в творчестве Плетнев при своем неизбывном пессимизме все-таки достаточно рационален, а Дебарг - спонтанный, "настроенческий", крайне субъективный и иррациональный в отношении к любому материалу. Концерт Равеля он тем не менее отыграл четко, на удивление внятно, без избыточного и где-то уместного здесь привычного для себя импрессионистического варева "марева", особенно хорош был в каденциях; соло в начале второй части, предельная техническая простота которого (даже я бы правую руку сыграл с листа) таит для настоящего музыканта серьезные трудности, Дебарг его сумел наполнить содержанием. Но в общем получилась милая "штучка", бенефис пианиста-"любимца публики", а Плетнев с оркестром явно осознанно самоустранился, оставив за собой функцию аккомпанемента - я бы, признаться, ожидал чего-то поинтереснее.

С "Прометеем" Скрябина, завершавшим официальную программу второго отделения, сложнее - в "поэме огня" никакого огня Дебарг не высек, включая самые кульминационные моменты, как-то обошлось искрами, сполохами, а в основном тлением. Но тут на первый план вышел как раз оркестр - Плетнев очень часто обращается к Скрябину, играет его и как дирижер, и как пианист. Насколько соответствовал его личному подходу к "Прометею" их совместный с Дебаргом результат, судить непросто, но есть основания для кое-каких соображений исходя из прежних плетневских исполнений Скрябина - о неудаче говорить нельзя, но и о прорыве тоже, скорее о чем-то приемлемо компромиссном. Кроме того в "Прометее" участвовал, не к ночи будь помянут, Синодальный хор - собственно, хор как хор, и не первый раз выступает с РНО, просто я раньше не ходил принципиально, уж слишком бессовестно этот "коллектив" везде пихают, ну да в "Прометее" хору что петь, хоть Синодальному.

Между тем со стороны выглядело, будто именно МВ убедил Дебарга сыграть второй бис после "Прометея" - популярнейший Сати, тоже в очень "субъективном" исполнении, с произвольными акцентами и "плавающим" темпом (хотя иначе, наверное, Сати и не сыграешь... но я слышал и несколько более аккуратные, "просчитанные" варианты) вслед за Скрябиным пришелся, на мой взгляд, не в тему, но зато вещь узнаваемая, подходящая для того, чтоб достать мобильники и поснимать. "Баркарола" Форе после концерта Равеля в первом отделении показалась и логичнее, и исполнена была стилистически точнее, Дебарг на удивление и на редкость для себя внятно обозначил различия между поздним романтизмом и импрессионизмом.

Помимо Соль-мажорного концерта Равеля для фортепиано с оркестром РНО исполнил его 2-ю сюиту "Дафнис и Хлоя", начав с нее второе отделение - не больше и не меньше чем достойная презентация возможностей РНО в его полном составе, послушать приятно, но ничего не затрагивает, не переворачивает изнутри. А откровение за вечер все же случилось, только вне связи с участием в концерте Дебарга и не на Равеле, а, против всяких ожиданий, на Бизе - благодаря невероятной "Арлезианке". Набор затасканных шлягеров - но сюита, составленная самим Плетневым, прозвучала музыкой новой, незнакомой и очень современной если не по гармониям (конечно), то по интонации. Может еще и поэтому все дальнейшее воспринималось без особого восторга, как должное, коль скоро Плетнев задал сразу недосягаемую планку.

Преподнес свою "Арлезианку" Плетнев не набором эпизодов, но цельной историей; не всегда отделяя весомыми паузами номер от номера, но четко обозначая разделы внутри каждого, подчеркивая, "укрупняя" некоторые наиболее значимые для него фразы. Тема в Увертюре звучала то набатом, то хоралом; а сколько мучительного напряжения обнаружилось в кантилене Адажиетто, и не захочешь, но вспомнишь Малера - казалось бы, где Бизе и где Малер, но у Плетнева они парадоксально сближаются; и благостное флейтовое соло в Менуэте (изумительный солист в оркестре, и потом он же еще раз блеснул в "Дафнисе и Хлое" - увы, фамилии флейтиста не знаю ПОДСКАЗЫВАЮТ: Максим Рубцов), предшествующее дьявольскому плясу заключительной Фарандолы - не успокаивает, но тревожит; хеппи-энда не обещает; Ролан Пети в свой балет на музыку Бизе к драме Доде тоже привносил элемент "темной силы" (при вполне бытовом сюжете первоисточника), но все-таки то была сила человеческой природы, идущая изнутри страсть, если не прямо сексуального, то органического характера, психическая, но увязанная с телесной оболочкой; для Плетнева, похоже, эта сторона музыки "Арлезианки" наименее интересна, она вся и целиком - не "отсюда", от первых нот увертюры до Фарандолы, где тема из Увертюры накладывается на танцевальную мелодию, и здесь Плетнев с РНО уносит (или уносится?) прочь от всего плотского и временного, земного и бренного.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments