Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Три дня до весны" реж. Александр Касаткин ("Окно в Европу")

В лубочных агитках "военно-исторической" тематики, которые артельно клепают бездарные халтурщики на бюджетные деньги, попутно их разворовывая, тоже мало хорошего, но над ними можно хотя бы поржать, а потом сразу отмахнуться. "Три дня до весны" - куда более тяжелый случай, чем какие-нибудь "72 часа" Киры Ангелиной или "Единичка" Кирилла Белевича, это уже следующая степень бесстыдства умелых и небесталанных профессионалов (вплоть до Светланы Кармалиты, которая значится главным редактором в титрах). Как жанровая, приключенческая картина продукт весьма неплох: динамичный (до некоторой поспешности), красиво снятый, надо признать, увлекающий сюжетом и привлекающий персонажами фильм с неизменными для жанра условностями и нелепостями, не превышающими санитарных норм - ну чисто "голливуд"!

Нацисты, связанные международными обязательствами по использованию химического и бактериологического оружия, планируют уничтожить население блокадного Ленинграда, распространив вирус чумы, выпущенный из лаборатории городского института микробиологии посредством местных уголовников и спекулянтов, использованных диверсантами "втемную": Ленинград вымрет, а немцы ни при чем - хитро придумано, но слава Богу, на тот случай есть НКВД. Делом занимаются младший лейтенант госбезопасности Горелик (надо же кого-то из "хороших" убить по ходу, чтоб зрителю не сильно жалко было - еврей как раз сгодится) и прибывший из "центра" старший лейтенант Андреев (его играет привычный к шинелям с всевозможными нашивками Кирилл Плетнев) под руководством шефа гестапо НКВД майора Зимина (тоже привычный к подобным ролям Евгений Сидихин). Сперва доблестные сотрудники нападают на ложный след - принимают за инфекцию последствия переедания конфискованными продуктами у пары милиционеров. За консультацией Андреев обращается к одному из немногих оставшихся в Ленинграде инфекционистов - доктору Ольге Сергеевне Марицкой (Елена Лотова). Та сперва дает адекватное заключение, но пытаясь спасти милиционеров от трибунала, заявляет, что те действительно инфицированы. НКВДшный контрразведчик Холин, имея в виду, что до войны Марицкая работала в институте микробиологии, где его усилиями была выявлена и разгромлена прогерманская шпионская группа, арестовывает и Марицкую, пользуясь ее ложными показаниями против Андреева. Но Марицкая нужна для операции против чумной диверсии, и лейтенант Андреев, у которого очень кстати при бомбардировке Бадаевских складов погибла вся семья, берет симпатичную докторшу, дочку царского офицера, под свою опеку.

Самым сложным в деле оказывается проследить связь уголовников с диверсантами - понятно ведь, что про возможность пыток в НКВД слыхом не слыхали, а добровольно подонки признательных показаний давать не желают. Но не может быть сомнений - Андрееву и Марицкой, офицеру НКВД и потомственной дворянке, при содействии классово близких спекулянтов с черного рынка, вместе легко и быстро (у них три дня, с наступлением весны и потеплением чума начнет распространяться - снова в распоряжении гэбистов сакраментальные 72 часа!) удастся распутать дело, поймают диверсантов и предателей, определив их по наличию на плече следов от введения противочумной вакцины - резидентом Рейха окажется, чего следовало ожидать, директор института, назначенный после разгрома шпионской группировки и уже успевший дать на Марицкую показания. Однако сценаристы Аркадий Высоцкий и Александр Бородянский постарались под вывеской авантюрно-патриотической мелодрамы ненавязчиво напомнить про репрессии против интеллигенции, про ложные обвинения в измене, про "десять лет без права переписки" и т.п. Одновременно показывая, как вопреки "плохим" НКВД-шникам "хорошие" НКВД-шники спасают от нацистской чумы Святую Русь-матушку, а русские интеллигенты, дворяне и ученые, которые сами ходят под расстрелом, с ними сотрудничают, и помощью уголовников не брезгуют, тоже ведь русские люди - все для родины, все для народа!

Под конец задача соединить жанровые штампы с идеологической начинкой приобретает совершенные формы, когда Зимин дает Андрееву возможность вывезти Марицкую с собой из Ленинграда, вписав ее фамилию в спецпропуск, а заглянув к Марицкой домой за вещами, герои обнаруживают там поджидающего их Холина. Тот дает им пять минут, запуская метроном, но падает бомба, и часть дома, где находился в ожидании "плохой" НКВД-шник, сносит напрочь - через разрушенную стену открывается прекрасный вид на купол Исаакия с крестом, и слава Богу за то, что НКВД спасает мир. Вопросы, как стало возможным беспрепятственное уничтожение Бадаевских складов с запасами продовольствия, почему удалось замкнуть кольцо блокады вокруг Ленинграда, с чего и по чьей вине вообще началась война - остаются, как водятся, в стороне. А вопрос, зачем надо было с таким упорством защищать (фашистский, называя вещи своими именами) порядок, чума его возьми, при котором кого угодно в любом момент могут ни за что обвинить и уничтожить, подавно не встает.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments