Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Вчерашний расцвет" реж. Крис Краус (фестиваль еврейского кино)

Из всей официальной части "торжественной церемонии открытия 3-го московского фестиваля еврейского кино" самым содержательным моментом, не считая вина перед входом в зал (еврейское кино, еврейское кино - для полного комплекта не хватало только еврейского домино), следует считать, вероятно, брошенное со сцены руководителем проекта Егором Одинцовым замечание о том, что не следует путать фестиваль еврейского кино с отдельно проходящим фестивалем израильское кино, ибо не всякое еврейское кино - израильское, а не всякое израильское кино - еврейское. Окончательно внес ясность в вопрос противоречивых еврейско-израильских взаимоотношений председатель конкурсного жюри Павел Лунгин - прежде, чем покинуть зал, едва погаснет свет (параллельно с председательством жюри на фестивале еврейского кино Лунгин еще и президентствует на фестивале авторского кино в Иваново, куда и отбыл, не успев посмотреть ни одного конкурсного еврейского фильма, но надо думать, такому опытному профессионалу необязательно видеть картину, чтоб судить ее), провозгласил, что любой фильм в той или иной степени еврейский. Напрашивались уточнения - а почему только фильм? Но раз уж кинофестиваль, стало быть, обобщения неуместны.

Однако с тем, что не всякое израильское кино - еврейское, следовало бы разобраться подробнее, потому что ведь и правда. Фильмы, произведенные в Израиле, во-первых, будто сделаны криворукими китайцами на подпольных кинофабриках, а не евреями, едва ли еще не прежде изобретения братьев Люмьер уже составлявших славу, цвет и расцвет кинопроизводства; в то время как все в мире кино еврейское, кино израильское - какое угодно, только не еврейское. Во-вторых, это касается не только качества продукции, но и ее содержания, ее идейного посыла: израильские фильмы, за редким исключением (я пристрастный зритель и смотрю израильских фильмов явно больше, чем средний гражданин Израиля, но за много лет видел всего два по-настоящему достойных - "Биография Бена" и "Примечание"), посвящены тому, что агрессивная сионистская военщина причиняет страдания безвинным арабам-мусульманам на оккупированных территориях, отбирая у тружеников земли и дома, уничтожая семьи и целые поселки, вторгаясь на территории сопредельных стран, а в свободное от войн время те же евреи-убийцы угнетают своих домашних, совращают и насилуют родных дочерей, не позволяют сыновьям открыто проявлять свою гомосексуальность - короче, бей жидов, спасай Израиль. Производятся эти изделия киноискусства в основном с расчетом на фестивальный экспорт, где, впрочем, тоже особого успеха не имеют, а позволяют лишь их авторам сохранять некую репутацию "жертв сионизма", ну и худо-бедно получать из разных международных фондов копеечку на прокорм. Ситуация очень похожа с православным кино - где примерно те же евреи занимаются примерно тем же делом, только финансируются из госбюджета РФ, толкуя про чудотворные иконы, великие победы и прочую доброту, разливающуюся через край по русскому миру.

В свете чего не просто забавно, но и символично, как организаторы еврейского кинофестиваля подгадали открыть его 12 июня. Тот же Егор Одинцов, несмотря на имя и фамилию вылитый персонаж Эдриана Броуди из "Пианиста" Романа Полански, юморист с печальными, таящими тысячелетнюю грусть очами, со сцены попросил журналистов (а самым видным представителем русского киноведения в зале, помимо Аллы Ефремовны Гербер, оказался, как водится, Щукин) не писать "в день России евреи наливали бесплатно" - что выполнить, если б еще было кому и куда писать про евреев, не составило труда - наливали евреи хоть и бесплатно, но с такой поистине еврейской щедростью, что дополнительного информповода этим не создали. Так что другой знатный поклонник еврейского кино Андрей Альбертович Житинкин даже не смог остаться на сеанс ввиду отсутствия крепких напитков, не говоря уже про закуску. Мы же ввиду предполагаемого ливня, так и не начавшегося в срок, остались. Прослушали торжественные речи Одинцова, Лунгина, и уже в "намоленный" Лунгиным микрофон (выражение из сугубо еврейского обихода, как я теперь понимаю), Бороды.

Александр Моисеевич Борода, главный еврей России - не считая, опять же, Аллы Ефремовны Гербер, - тоже поговорил о том, как счастливо здесь живется, работается и отдыхается евреям, вот даже кино им по праздникам показывают. Собственно, ничего иного, кроме ускоренного курса "в ЭсЭс за полчаса без усилий", из подобной церемонии выйти не могло, но я еще ждал обещанное появление Ларса Айдингера. Он нынче сегодня всех интересует как исполнитель роли святого Николая (Второго) в "Матильде" Учителя, но приехал на открытие еврейского фестиваля с фильмом "Вчерашний расцвет", причем, то ли в шутку, то ли всерьез обмолвился упомянутый Одинцов, с приглашением по линии "кубка конфедерации". Впрочем, хотя церемония сперва задержалась, а потом затянулась, Айдингер к показу не успел, а выступал уже после сеанса для тех сравнительно немногих, кто смог пережить Холокост представленную картину.

Было бы странно, если бы в открытие фестиваля еврейского кино показывали фильм не германский про Холокост и Освенцим, а израильский про любовь и дружбу. И еще удивительнее было бы, если б кинопоказ удался с первой попытки. Но как водится, с титрами малость не подрассчитали и из-за технической накладки пришлось повторять первые десять минут ленты заново. Уже из этих десяти минут, впрочем, понятно, что Германия до сих пор не раскаялась в своей вине перед еврейским народом, что требуются все новые и новые мероприятия. В частности, герой Ларса Айдингера, которого в фильме ласково называют Тото, готовится к проведению конгресса по Освенциму - где, надо думать, наконец-то скажут всю доселе тайную правду об ужасах нацизма, ведь до сих пор никто ничего не знал. Неожиданно умирает руководитель фонда, организующего конгресс, возникают проблемы со спонсорами и спикерами (дающий на проект деньги концерн "Мерседес" хотел бы видеть свой логотип, а жертвы Холокоста, являясь живым укором нацистским пособникам, не хотят принимать от производителей газенвагенов их гроши, из контекста непонятно только, по принципиальным соображениям или требуя прибавки), для главного же героя основной проблемой становится практикантка из Франции по имени Зази.

Когда-то бабушка Зази, Ребекка Розенкранц, погибла в концлагере. За это Зази ненавидит все немецкое, даже собак, считая, что немецких собак следовало бы усыпить. Про автомобили и прочее говорить излишне. А у Тото и без того жизнь не сахар - он импотент, предпочитающий наблюдать, как его жену ебут другие, и своих детей у них, соответственно, нету, но есть усыновленная девочка-негритянка. Наконец, тот несет в себе бремя германской вины перед евреями - его дед был нацистом, ответственным за уничтожение рижской еврейской общины; и до кучи, в детстве этот самый дед ходил в одну школу с бабушкой Зази, они были одноклассниками.

Тото утверждает, будто он пошел на добровольную стерилизацию, чтоб не плодить нацистское отродье - но, возможно, нераскаявшийся немец врет, а импотентом он стал от постоянных стрессов. Так или иначе, общение с еврейкой его "исцеляет". Совместная поездка в Ригу и посещение там еврейского кладбища с монументом памяти жертв Холокоста возбуждает Тото до такой степени, что он оказывается способным оплодотворить Зази - так, через настоящее, а не номинальное официозное покаяние, немецкая нация, возможно, окажется способной обрести новое будущее и продолжить себя в следующих поколениях - если, конечно, подросшие негритята позволят. Но у Тото, вдруг выясняется, есть и личная тайна - воспитанный дедом-нацистом и отцом-сыном нациста, он подростком вступил в антисемитский кружок вместе со старшим братом, доныне отбывающим тюремный срок. Что уж там совершил брат - осталось за кадром, но заключенный охотно поделился с коллегами Тото, как он в юности буквально чуял, вынюхивал, по запаху, то есть, находил, евреев (как я понимаю, до 1980-х продолжавших прятаться у праведников по подвалам от недобитых и нераскаянных наци?). Тото в 17 лет порвал с нацизмом и так решительно, что переквалифицировался в историки Холокоста - но доверчивая еврейка Зази не смогла простить ему ошибку молодости.

В эпилоге фильма Тото с подросшей приемной негритянкой встречают Зази с ребенком посреди нью-йоркского супермаркета на предрождественской распродаже - та сообщает, что она лесбиянка, живет с женщиной, воспитывает приемного мальчика. Тото обескуражен, но внимательная негритяночка подмечает, что с Зази не мальчик, а девочка, и называет она ее именем из немецкой поэзии, некогда читанной Зази и Тото вместе в недолгий период их взаимной влюбленности. То есть Крис Краус все же оставляет немцам надежду на возрождение посредством евреев и при косвенном участии негров - ну, стало быть, за арийскую расу можно быть спокойным.

Ларс Айдингер, успевший-таки доехать в кинотеатр "Октябрь" к окончанию просмотра, рассказал, что для режиссера Криса Крауса это очень "личная история", коль скоро он сам - историк Холокоста, а его дед - нацистский преступник. Вынюхивал ли Краус по малолетству евреев и нападал ли на них вместе с неонацистами (и чем же, интересно, так специфически евреи пахнут, что можно их местопребывание почуять носом - ужели все-таки чесноком?!) - про то Айдингер умолчал с истинным достоинством порноактера (каковым его провозгласили православные), готовясь, очевидно, к предстоящим интервью насчет святого Николая (а в прошлый раз он показывал в Москве "Тартюфа" Тальхаймера, и тогда был поразговорчивее). Но нарядный, в бабочке, Айдингер все же добавил фестивалю еврейского кино шика одним своим присутствием - Аллой Ефремовной и Андреем Альбертовичем еврейский фестиваль не прирастет, Павел Семенович по умолчанию предпочитает еврейскому кино авторское, Александр Моисеевич смотрит выше и видит шире, чем самый широкоформатный киноэкран Москвы, а тут все же немец какой-никакой, цивилизованный человек, истинный ариец, представитель расы господ. Порадоваться надо за Бороду с остальными благополучными и благодарными активистами местного юденрата - в высказываниях Толстого (Петра) и Шевченко (Максима) они следа антисемитизма не усматривают, но уж нацистам спуску не дадут, и никому не позволят отнять у русских их "великую победу", тем более в день России. Ради такого случая евреи даже готовы бесплатно налить - по чуть-чуть, чтоб православные избавители не напились прежде времени как свиньи и не почали привычно резать жидов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments