Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Легенды датского дизайна" и "Сокровища Нукуса" в ГМИИ

Легенды и сокровища - звучит красиво, громко, но не все одинаково громкие слова подразумевают под собой в равной степени заслуживающие пиетета явления. Выставка датского дизайна, чтоб совсем уж не опускаться до ругани - мягко говоря, скромна и по задачам, и по наполнению предметами. С полдюжины стульев, несколько эскизов, какие-то фотографии. Довольно подробная при этом экспликация, отсылающая к событиям и именам аж первой половины 20-го века. Почитав про "социальную направленность модернизма", предполагавшую "снижение стоимости мебели", применительно к коллекционным образцам этой самой мебели, к которым и подойти-то нельзя (правда, для примера один красный стульчик выставлен как модель, на него и сесть разрешают, и пофоткаться при желании), совсем грустно смотреть на творения Кааре Клинта, который, оказывается, в 1914 году придумал "гибрид" античного кресла с английским креслом эпохи классицизма, или эскиз-проект Арне Якобсена для интерьера ресторана (1959). Датская архитектура на скупых фото поразительно напоминает советскую тех же 1970-х - если говорить о социальных зданиях, а не о жилых постройках, конечно.


Вот и от "Сокровищей Нукуса" я не ждал многого. Хотя, предположу, в отличие от большинства потенциальных посетителей само название Нукус для меня не в новинку - ведь это родина Князеньки! Понятно, что я в Каракалпакии и ее столице не бывал и не побываю, но, как говорит моя любимая героиня русской театральной классики, "сама я по немощи моей далеко не ходила, а слыхать много слыхала", да и мудрено ли, общаясь с Князенькой, о чем-то ему близком не услыхать - и не захочешь, а он расскажет, да в каких еще красках! При этом, стоит заметить, о детстве и юности в Нукусе даже у благожелательно настроенного (не в пример мне многогрешному) к жизни и к людям Князеньки сохранились не самые лучшие воспоминания. Кто бы мог подумать, что из Нукусского музея привезут - всего на месяц с небольшим - фантастическую выставку; что тамошний музей им. Савицкого, насчитывающий сотни тысяч экспонатов - богатейшее собрание ценнейших предметов, причем не только археологических находок, но и авангардистского искусства зачастую в лучших его проявлениях!

В главном здании ГМИИ всего один зал отведен по живопись из Нукусского музея - это как бы "пролог" выставки, приглашение продолжить эту увлекательное путешествие (идти недалеко, в соседнее здание личных коллекций). Но уже здесь глаза разбегаются. Художник Савицкий собрал в период, когда это еще особо не приветствовалось властями (но поди дальше Каракалпакии не сошлют!), великолепную коллекцию авангарда, как "туркестанского", созданного на местом колорите и средне-азиатской тематике художниками родившимися, жившими в Узбекистане, сосланными или эвакуированными, путешествовавшими или откомандированными на выполнение тех или иных госзаказов в республику, так и вовсе не заезжавшими в Азию. Своего рода символ, если не эмблема экспозиции - "Бык" Василия Лысенко. От наследия художника, уроженца Брянска, после 1930-х сохранилось всего шесть (!) полотен, и может быть по меркам общемировым его авангардизм несколько местечкового пошиба, но искренности автору и яркости воплощения образа на холсте нельзя не отдать должное. Этот бык - какое-то мифологическое существо, что-то вроде легендарного первопредка человечества, бык-космос, рогатая махина (причем левый рог выписан как геометрическая абстракция, а правый в "наивной" манере), с правильными черными зрачками глаз.

В зале главного здания уже представлены, но по чуть-чуть, "гранды" живописи, знаковые для выставки имена, но не самыми интересными даже в рамках экспозиции "Сокровища Нукуса" работами. Только из аннотаций к основной части в "личных коллекциях" можно узнать, например, что героиня полотна Фалька "На фоне сюзане" (1943) была найдена художником на базаре. Скромная монотипия Александра Шевченко "Дагестанка в черном платке" (1931) лишь предвещает роскошные полотна, разместившиеся через переулок. Виктор Уфимцев ("Казашка", 1926; "Батум", 1929; "К поезду", 1927; "В юрте", 1928), Алексей Рыбников ("Северное сияние", 1914, очень заметно еще влияние Ларионова), казах по национальности, но уроженец Ташкента Урал Тансыкбаев (экспрессивные "Багряная осень", 1931; "Портрет Узбека", 1934; "Дорога", 1935; "Дворик", 1930е), Николай Карахан ("Выход на работу", 1934), "Комсомольская бригада" Татевосяна, А.Волков (яркий, но вполне соцреалистический "Выход бригады в поле" 1932-34 - и абстрактная "Арба" 1924, "Караван" 1926; гуашь "На сцене", 1932-33) - еще более крупные и интересные их вещи в большом количестве представлены на основной выставке в "личных коллекциях". Есть и исключения - Алексей Исупов с "Восточным кафе" (1914-21), в 1920-е уехавший в Италию - это раритет. Или Усто Мумин (Александр Николаев), знакомый мне как персонаж спектакля "Радение с гранатом" театра "Ильхом" -

http://users.livejournal.com/-arlekin-/1392743.html

- именно в зале-"прологе" есть несколько его портретов мальчиков (конечно, мальчиков, кого ж еще!).

В археологическом разделе, открывающем основную часть выставки, помимо находок можно увидеть несколько пейзажей самого Савицкого, чье имя носит музей Нукуса - зарисовки с раскопок. И тут же находки - зороастрийские и раннемусульманские предметы культа, керамика Хорезма 9-11 вв., есть и совсем древние горшки - 4-3 вв.до н.э. Изумительная вещь - расписной алебастровый оссуарий с изображениями человеческих фигур, истязающих себя в знак скорби по умершим, 7-8 вв. Хотя археология меня волнует в минимальной степени - мимо не пройдешь. Но все-таки я поспешил в залы авангарда.

Неудивительно, что нукусская выставка по именам отчасти пересекается с проектом "До востребования-2" в Еврейском музее, тем явственнее при сравнении, что из одного только Нукуса шедевров приехало больше, чем удалось собрать по множеству областных центров РФ. Ну и необязательно шедевров - пусть художники второго, третьего ряда, для понимания эпохи, искусства 1920-30-х годов они тоже по-своему важны. Например, Алиса Порет - их совместный с Глебовой "Дом в разрезе" из Ярославля сейчас гостит в Еврейском музее:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/3562488.html

А в личных коллекциях ГМИИ из Нукуса показывают ее вещицу "Девка-чернавка" 1927 года. Здесь же и увлекший меня на выставке "До востребования-2" Валентин Юстицкий, пусть и со скромной гуашью "Саратовская композиция" (1927) с тремя полуабстрактными фигурами вокруг стола. Яркие вещи Василия Рождественского - они и в археологии для дополнения антуража висят ("Убайда", 1926). С другой стороны, совершенно чудесные, утонченные графические листы Михаила Соколова "Сидящая обнаженная" и "Дама в черной шляпе", созданные уже в 1940-е годы, когда после лагеря автор доживал в Рыбинске, преподавая в изостудии дома пионеров - и это еще повезло, что доживал! Здесь же пример еще большего по меркам тех лет "везения" - Людмила Бакулина и ее любопытная "Пристань в Батуми" 1930: с середины 1930-х художница перестала заниматься искусством, зато до 1980 года дотянула.

Тридцать лет проживший (правда, умерший по болезни, ненасильственно) Юрий Щукин - замечательный художник, сразу обращает на себя внимание его "Женский портрет на полосатом фоне", чуть менее броская, но тоже интересная вещь "Уличная сценка. Скандал". Чекрыгин, до персональной выставки которого я не успеваю дойти на Крымский вал - тут всего один лист (художник прожил 25 лет, погиб, попав под поезд). Заразившаяся скарлатиной и рано умершая Любовь Попова - но благодаря своим абстракциям и театральным работам плотно оставшаяся в истории авангарда, здесь целая серия ее построений. Мой любимый Александр Шевченко и его скромные листочки - акварельная "Прогулка в лесу" и гуашь "Женщина с веером", но далее в залах прекрасные крупные его полотна. Главное же для меня имя открытие в этом не самом видном закутке - Соломон Никритин. То есть впервые я его "открыл" для себя на выставке из коллекции Костаки в ГТГ на Крымском:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/2970017.html

Здесь Никритина на удивление много, включая "Автопортрет", композицию "Разрушение", "Женщину, сидящую со скрещенными руками" (1930), изумительно-поэтичный женский портрет (1920-30-х). Петр Соколов, Георгий Ечеистов, Антонина Софронова, Лев Жегин (Шехтель), Сергей Луппов... Некоторые от "авангарда" 1920х пришли к романтизированному, поэтизированному "реализму", что можно наблюдать далее. Например, Софронова и ее по-своему прекрасные "Портрет девушки в черном" и "Девушка в халате" (обе 1930). Хороши пейзажи Бориса Рыбченкова - "Первый снег (1933), "Зимний день. Окраина" (1930-е).

Роскошь второго этажа - боковой зал, куда мало кто доходит, а там "Натурщица с зеркалом" Осмеркина (1923-24), "Натюрморт с жбаном" и "Две молодые женщины" (1910) Фалька, "Натюрморт с розовым чайником" Куприна (1921), "Узбек" Рождественского (1926), отличные пейзажи Алексея Моргунова, причем московские; и Шевченко в лучших своих проявлениях - "Портрет жены" (1900е), "Баба с ведрами" (1914, уже с чертами кубизма). Далее Шевченко представлен более поздними пейзажными полотнами 1930х годов "Южный город", "Дагестанский пейзаж", "Окраина Москвы". Снова Соломон Никритин, но уже крупная и потрясающая картина "Портрет девушки в красном" (1935). Две превосходные вещи Климента Редько "Овернские крестьяне" (1935) и "Материнство" (1928). Полотна на трудовые темы, не спасшие автора от гонений "за формализм" - рыбаки и моряки Бориса Голополосова. И совершенно уникальный "Автопортрет" графа Владимира Комаровского, многажды арестованного за "контрреволюцию" и наконец расстрелянного в 1937-м. А также Николай Тарасов, Алексей Рыбников, Иван Кудряшов, Нина Кашина.

Не всегда, к сожалению, понятно логика размещения экспонатов на выставке - такое чувство, что кураторы пытались соединить принцип стилистического единства, хронологию, тематику и до кучи отделить авторов связанных напрямую с Узбекистаном от тех, чьи работы просто оказались в каракалпакском музее собирательскими усилиями Савицкого. В итоге некоторый сумбур присутствует, что сказывается на концептуальности экспозиции, но качества привезенных произведений не снижает. Третий этаж, как я понимаю, в большей степени отдан живописцам, творившим на территории Узбекской ССР, и тут снова после "пролога" встречаешь уже знакомых Карахана, Уфимцева, Тансыкбаева. Тут же опять и Юрий Щукин - его невзрачный "Пограничный колхоз" преисполнен невероятного ощущения потерянности и тоски. Михаил Курзин, позднее отправленный на поселение в Бухару, в молодости правоверно рисовал гротесковые аллегории ("Капитал" - буржуй с беззубой дамочкой), серию "Героический театр" из Пекина (1922). Запоминается "Голова басмача" Алексея Подковырова (1920-30-е). Останавливается взгляд на "Бухарских (розовых) женщинах" Елены Коровай, 1931-32 (в основном Елена Людвиговна занималась оформлением спектаклей по театрам Узбекистана), ну и куда без Фалька - "На площади в Самарканде", 1943. Мне понадобилось два захода (зал в главном здании я начинал смотреть еще на пресс-показе, в личные коллекции добрался уже отдельно в другой день), чтоб просто ознакомиться с "Сокровищами Нукуса", и все равно не хватило времени, хотелось пробыть на выставке еще дольше.
"Бык" Василия Лысенко

"Дагестанка в черном платке" Александра Шевченко

"Комсомольская бригада" Оганеса Татевосяна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments