Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Андрей Гугнин в МЗК: Бах, Шуберт, Стравинский, Десятников, Сибелиус, Рахманинов

В эти дни Гугнин выступает много, в сборных концертах и в ансамблях, 1 апреля они с Минцем будут играть дуэтом, но я катастрофически никуда не успеваю, и очень большие надежды связывал с его сольником в рамках фестиваля "Эстафета Веры", посвященного памяти Веры Горностаевой. Однако первое отделение меня, признаться, не порадовало. То есть все вроде неплохо - но не так, как лично мне хотелось бы (понимаю, что проблема моя, а не Гугнина, и тем не менее). Открывался вечер "Отзвуками театра" Десятникова - цикл очень давний, середины 1980-х, созданный композитором на материале музыки к ленинградским кукольным спектаклям. Некоторое время назад эти же "Отзвуки театра" другой ученик (и внук) Веры Горностаевой Лукас Генюшас записал и выпустил на диске "Эмансипация консонанса":

http://users.livejournal.com/-arlekin-/3199588.html

Гугнин, мне показалось, воспринимает этот набор стилизаторских экзерсисов с ироническими, юмористическими аллюзиями к разным эпохам и направлениям от барокко до джаза на полном серьезе, что не к месту и не в тему. Особенно это касается "романтических", "лирических" номеров (без кавычек тут невозможно обойтись, да у Десятникова и вся музыка в двойных, в тройных "кавычках") - вместо кукольной, игрушечной хрупкости, невсамделишных, заведомо искусственных эмоций пианист пытался передать (вернее, вложить в музыкальный текст) какие-то подлинные, живые, человеческие чувства, с нюансами, с оттенками, хотя нечего и некуда вкладывать. В этом плане, по-моему, версия Генюшаса, что на диске - проще и точнее.

Однако и Стравинский, последовавший за Десятниковым - три фрагмента из балета "Петрушка" - такой же ведь тоже умозрительный интеллигентский балаганчик, только что не пост-модернистский хронологически. А Гугнин и тут вместо расписанной под хохлому музыкальной шкатулки, но уже не с неуместной утонченностью, наоборот, с чрезмерной порой экспрессией, постарался выдать балаганные петрушечные страсти за настоящие - зачем?! Допустим, на свой лад вышло любопытно, и может быть даже концептуально, учитывая, что Гугнин выстроил программу на обратной хронологии - от Десятникова через Стравинского к Баху и Шуберту, то есть объединил Десятникова со Стравинским скорее по сходству, нежели по контрасту, но его подход к обоим меня, каюсь, не убедил совсем.

Во втором отделении Шуберту предшествовало изрядно "романтизированное" Адажио Баха, которое напрочь смазал звонок мобильника очередной старой свиньи. После чего Ре-мажорную сонату № 17 Шуберта невозможно было слушать без восторга уже как сам факт, что пианист еще способен продолжать выступление - я каждый раз (а это же не сенсация - ой, мобильник зазвонил и бабка не умеет, - это, увы, рутина) не понимаю, какими железными нервами должен обладать музыкант, и вообще артист, чтоб заниматься своим делом в присутствии - и как бы ради-для - таких отбросов антропогенеза. Но вот как раз в сонате Шуберта, особенно в средних частях, вся прихотливая эмоциональная динамика, поднапрягшая меня в первом отделении, оказалась абсолютно органичной. Зато в финале вдруг возникла неожиданно (тем более в свете казуса с Адажио) игривость, легкость - может, уже просто от безысходности?

Потому что первым бисом - Гугнин посчитал возможным эти отбросы еще и бисом побаловать - прозвучала "Ель" Сибелиуса, мрачноватая, в импрессионистическом духе пьеска; прошлой зимой Гугнин играл несколько пьес Сибелиуса, и в их числе "Старую сосну", но честно говоря, я уже не помню ту и не знаю, это две разные вещицы или одна и та же с вариантами перевода названия? В любом случае вечнозеленый номер мы послушали нормально, а на второй бис - еще и второй бис!! - пересели под балкон, откуда - теоретически - слышно-то лучше. Но вместо Рахманинова, сыгранного Гугниным, нам было лучше слышно, как поросенок, приобщенный своей свиноматкой к прекрасному, катает по пустым сиденьям машинки. То есть ценители изящного специально захватили с собой машинки (не одну!), чтоб играть с машинками, пока Гугнин играет Рахманинова. Машинки на клавирабенде - это новое слово в моей занимательной антропонавтике, стало быть вечер так или иначе получился не без открытий.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments