Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Гидон Кремер и Клара-Джуми Кан ("Декабрьские вечера" в ГМИИ): Бах, Ноно, Вайнберг, Прокофьев

Концерт просто невероятный, исключительный - я и ждал многого, потому так яростно стремился попасть на него, но результат перекрыл самые большие ожидания. При том что в начале первого отделения Клара-Джуми Кан отыграла чакону из Партиты № 2 Баха не то чтоб неудачно, но не вполне совершенно: у нее, правда, какой-то фантастический инструмент, буквально "волшебная скрипка", само по себе звучание необыкновенное, но исполнение на мой вкус грешило манерностью, не хватало строгости, вдумчивости, да и без мелких технических огрехов, что совсем уж досадно, не обошлось. Но дальше начались чудеса.

Не сразу стало понятно, что выходящий из-за импровизированных "кулис" Кремер уже приступил к следующему номеру - "Нет дорог... есть потребность идти", поздний опус Луиджи Ноно таким образом, и это явно было продумано (если не автором, то исполнителями) постепенно "пророс" из гула публики. Гидон Кремер и Клара-Джуми Кан в процессе музицирования постоянно перемещались по подиуму, от пюпитра к пюпитру, расставленным в "произвольном" порядке (надо думать, такое концептуальное решение предписано композитором?), и заполняли пространство не только звуком, но и движением. Опус посвящен Тарковскому, чуть более подробная информация о нем выглядит так:

"Одно из поздних сочинений Луиджи Ноно — «Нет дорог… есть потребность идти… Андрею Тарковскому» (другой, более распространенный вариант перевода: «Нет дорог…нужно идти… Андрею Тарковскому»). Это произведение исполнялось летом 1988 года в Ленинграде на Международном фестивале и произвело на многих огромное впечатление своей прозрачной объемностью и необычайной смысловой насыщенностью при крайней экономии материала. Ноно поставил этой пьесой точку в своих исканиях последних лет, ограничившись одним-единственным звуком и его четвертитоновыми вариантами в разных тембровых и пространственных комбинациях."

Почти бесплотные глиссандо в верхнем регистре время от времени срывались на "окрики", но при этом от "Нет дорог" не остается ощущения диалога или присутствия двух персонажей: скрипичный дуэт здесь - как мне показалось - задает изначально единый, цельный по замыслу, но существующий в процессе постоянного распада музыкальный образ, который сам "переливается" внутри себя из одной ипостаси в другую, стремясь к исходному единству, но не достигая его.

Вообще Кремер - отважный человек, и, что приятно и важно, независимый от местных условий, к которым вынуждены приспосабливаться "резиденты" или регулярно выступающие в Москве гастролеры: произведение Ноно достаточно объемное, продолжительностью около получаса, рассчитанное вместе с тем на исполнение в абсолютной тишине, а значительная доля целевой аудитории в зале, включая и вип-гостей музея, оказалась, что нетрудно было предвидеть, морально к музыке Луиджи Ноно, мягко говоря, не готова - впрочем, отдаю должное: слушатели "декабрьских вечеров" в массе своей тяготы и лишения переносят не в пример посетителям филармонических или консерваторских концертов стойко, стоически, и не препятствуя музыке осуществляться, страдают тихо, про себя, да и в антракте не рискуют высказывать неудовольствие чересчур открыто из опасений прослыть "непродвинутыми" - а стеснительный тупица уже не совсем, стало быть, безнадежен.

На самом деле только ради одного Луиджи Ноно, да еще в таком исполнении, вечер нельзя было пропустить, но во втором отделении дуэт играл еще сонаты Вайнберга и Прокофьева для двух скрипок. Вайнберг меня заведомо не слишком вдохновлял, но его соната (1959) удалась Гидону Кремеру и Кларе-Джуми Кан блестяще, они подали ее с феноменальным вкусом - и "этнические" мотивы в первой части, и сосредоточенную печаль второй, и иронию финала.

А Кремер между Вайнбергом и Прокофьевым сыграл сольную вещицу, автора которой объявили перед началом концерта, но я не разобрал имени, а в программке не указали: штучка представляет собой "фантазии" на тему "Шумел камыш, деревья гнулись", и определенно я слышал ее раньше, в смысле - не "Шумел камыш...", а именно эту вещь для скрипки соло: безделка, аудитория на знакомой, да еще столь неожиданной мелодии заметно оживляется, но по форме - изощренно выстроенная композиция, и конечно, сыграть ее адекватно может только выдающийся музыкант, такой, как Гидон Кремер.

Ну о сонате Прокофьева для двух скрипок (1932) и говорить нечего - четырехчастный цикл на одном дыхании пролетел. Весной в рамках гергиевского Прокофьев-марафона эту же сонату обещали сыграть - но как водится у Гергиева, передумали в последний момент. А здесь она так удачно увенчала (не считая крошечного изысканного дуэтного биса - тоже, увы, мною неопознанного) и без того изумительный вечер, что оставалось только перебежать по мосту на Стрелку, где гулял "день мюзикла", и там поскорее от переизбытка эмоций накачаться вискарем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments