Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

спецназ для куклы: "Манон Леско" Дж.Пуччини в Большом, реж. Адольф Шапиро, дир. Ядер Биньямини

Мне трудно понять тех, кто - иной раз из снобизма, но зачастую искренне, от всей души - пренебрежительно, брезгливо относится к Анне Нетребко. Я сам не фанат, к ее выступлениям, особенно концертным и приближенном к эстрадно-праздничному формату "сборникам", можно предъявлять претензии по части и исполнительского вкуса, и репертуара, и собственно вокала, не говоря уже про ее сомнительную "общественную деятельность", более чем неприглядное для гражданки Австрии участие в провокационных политических аферах. Но при всем том, надеюсь, ни у кого не повернется язык сказать, что Нетребко в Большом пела плохо, потому что пела она отлично! И с чего бы ей плохо петь, если партия Манон в ее репертуаре давно, Нетребко исполняла ее в разных театрах, есть телеверсии некоторых спектаклей. Да, в концертных шоу она трясет юбками и бросается букетами, а то и туфлями запустит, но там одни законы жанра, а в театре другие, и эти законы Нетребко понимает. Другое дело, что слышать мне ее живьем приходилось неоднократно (и то были очень-очень разного сорта выступления, но, к примеру, ее монографическую программу Рихарда Штрауса забыть невозможно), а видеть в театральном спектакле - лишь однажды, на сцене "Метрополитен-опера" в "Евгении Онегине", куда я три года назад стрельнул входной квиток в первом антракте:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/2681091.html

И там мне показалось, что Нетребко существует вне спектакля (по совести говоря, до неприличия убогого), сама по себе, очень уверенно, но не стараясь даже встроиться в ансамбль (которого там, правда, и без нее не было - ни актерского, ни вокального) - я думал, что такова она всегда. В "Манон Леско" она доказывает обратное, работая в ансамбле, и не только в дуэте с партнером-супругом в партии де Грие. Как точно заметил Паша Ващилин, "ее новый муж поет лучше предыдущего" - нельзя не согласиться, хотя против Юсифа Эйвазова я заранее был сильно предубежден, по записям и телеверсиям концертов он совсем отталкивающий, но здесь и Нетребко, и Эйвазов от акта к акту выступали увереннее, убедительнее - признаюсь, я готовился к худшему, но несмотря на проблемы с верхами в 1-м акте Эйвазов в некоторых эпизодах достигал необыкновенного лиризма. Эльчин Азизов в партии Леско тоже на удивление был неплох. Великолепно, аккуратно, тонко работал с оркестром Ядер Биньямини, интродукция к 3-му акту прозвучала просто фантастически; с певцами, правда, наладить взаимодействие ему удалось не сразу. Неудачно открыл спектакль Богдан Волков-Эдмон - мне его приходилось слышать в камерных концертах, но на большой сцене он, по молодости, что ли, потерялся в оркестре и хоре - и только к третьему акту выплыл: буквально - на бумажном кораблике.

Вот тут возникает не то чтоб какое-то, боже упаси, неудовольствие, не претензия, не сомнение и даже не вопрос - но чувство дискомофрта по поводу спорного соответствия столь статусного и медийного фактора, как первое выступление Нетребко в Большом (не считая давнего, я лично про него не знал, участия молодой когда-то певицы в конкурсе, где ее оценила Ирина Архипова) и не менее, на мой взгляд, интересной, но абсолютно самодостаточной постановки. Адольф Шапиро с Марией Трегубовой хоть и совершенно разных поколений, исходных эстетических установок люди, но сотрудничают не впервые - вместе они сделали в МХТ "Мефисто" по Клаусу Манну, тоже очень "навороченный":

http://users.livejournal.com/-arlekin-/3076062.html

В "Манон Леско" для каждого из четырех оперных актов (следующих с одним перерывом после второго) придумано свое сценографическое решение, хотя первые два действия наглядно связывает образ-лейтмотив куклы. При первом появлении у Манон в руках кукла, причем одежда, прическа, внешний вид куклы в миниатюре точно повторяет наряд и имидж героини. Во втором тоже присутствует кукла-двойник, и в точно таком же черном платье, как на героине, но уже не миниатюрный, а наоборот - гигантский пупс а ля Джефф Кунс с подвижными головой и руками, на него насажены пауки, жуки и стрекозы, которые при неудачной попытке бегства Манон срывает, будто похищенные драгоценности (если честно, штуку с насекомыми я не догнал). Однако при том в 1-м акте - пандусы и белый картонный городок-лабиринт на наклонной плоскости, напомнивший разработку Трегубовой для питерского (так и не доехавшего до Москвы, я видел сам макет на выставке) "Вашего Гоголя" в Александринке. Будто пользуясь приемом из черняковского обихода, Шапиро с помощью Трегубовой "разжижает", усложняет внутреннюю хронологию 1-го акта, разносит события во времени - судя по тому, что в окнах домиков зажигается и гаснет свет, идет дым из труб и перестает... Населяют городок хипстеры в веселеньких, ярких шапочках и шарфиках (за хореографию в массовых сценах отвечает Татьяна Баганова), таков же и Эдмон, в красной шерстяной шапочке, прилетающий на воздушном шаре - и на нем же он отправляет беглецов, Манон с де Грие.

Итак, Манон "покатилась по наклонной", и далее, во 2-м акте после технической паузы апартаменты Манон и Жеронт (Александр Науменко) украшает огромное овальное зеркало, сквозь которое проступает (классный оптический эффект) городок из 1-го акта и де Грие средь белых домиков, когда героиня вспоминает про любовника. По полу разбросаны разнокалиберные мячи, и в одном из эпизодов Нетребко ловко, словно девочка на шаре, балансирует на одной ноге - пусть это специальный шар, с плоским основанием, но другие и на таком не удержались бы, да и не стали бы рисковать. А "ложем" для воссоединившихся любовников служит здоровенная кукольная нога. Хипстеров-студентов из 1-го акта во 2-м сменяет толпа музыкантов с головами различных зверей (оленей, носорогов, волков), примкнувший к ним танцмейстер (Марат Гали) в черной юбочке и кукловод с еще одной куколкой, но это марионетка на ниточках. А арестовывать несчастную и довольно безобидную женщину-куклу Шапиро посылает целую роту спецназовцев в камуфляже.

Зато после антракта вместо вычурной и изощренной арт-инсталляции сцена Большого превращается в абстрактно-геометричную минималистскую коробку, с подиумом, который только под занавес разламывается и на обломке-"льдине" ссыльные отправляются в плавание. Правда, хипстеры снова в шарфиках, а охранники опять-таки в камуфляже, и они расставляют по правой части подиума разномастные, будто в импровизированном "актовом зале", стулья и кресла, один из камуфляжников сам сидит в каталке, но помимо набора сидений, плавающего обломка, бумажного кораблика Эдмона (с которым здесь отождествился Фонарщик из 3-го акта, по крайней мере исполнитель тот же - Богдан Волков) да люка в подиуме никаких сценографических откровений в этой картине нет, "оживление" в нее вносится за счет костюмов и в целом имиджа ссыльных проституток, выход которых из люка превращается в эффектное, вызывающие с каждым следующим выходом гогот публики, дефиле фриков: перекачанная культуристка, карлица, трансвестит в розовых трусах и черных чулках, голая (давно не было на сцене Большого голых женщин - кажется, ни разу после "Руслана и Людмилы", снова повод вспомнить про Чернякова! увы, здесь проститутка обнажена лишь сзади, а спереди прикрыта огромным газетным листом), негритянка, акробатка в латексе, дебелая бабища в ментовской (?) форме, ряженая "королева" и т.п. - каждую, включая и Манон-Нетребко, заворачивают перед "отправкой" в черный полиэтилен.

А 4-й акт - абсолютное торжество минимализма, безупречно стильного визуального аскетизма. Для двух персонажей оставлена абсолютно пустая коробка сцены, не считая волшебно выстроенного света и видеоинсталляции на экране-заднике: текст, пропеваемый дуэтом солистов, транслируется на экране, строчки пишутся "чернилами" и почти сразу расплываются, размываются невидимыми миру слезами. На покрытии сцены тоже, кажется, что-то рисуется - но нижнее видео из партера не просматривается, а сверху видно все, вероятно. И режиссер в последнем акте отказывается не только от сценографии, но и от всякого практически мизансценирования, что не просто "растворение" в артистах, а тоже своего рода прием, постановочный ход: в концертном исполнении и то больше движухи, здесь же - свет на центр, Нетребко стоит у рампы и поет в зал, Эйвазов рядом не шелохнется, не обнимет, не поцелует "умирающую". И это потрясающе!

Так вот участие в спектакле Нетребки с Эйвазовым, и собственно постановка Шапиро с Трегубовой - это два в равной степени интересных, значительных и, можно сказать, выдающихся события, для меня так и не сложившихся в одно. Мало того - я очень люблю подобный режиссерско-сценографический артхаус, но как мне кажется, для его успеха не то что необязательно, но и нежелательно высокое музыкальное качество, да хоть под фонограмму все это будет разыгрываться - хуже не выйдет, может и лучше только. С другой стороны, спой Нетребко всю оперу так же, как в финале, стоя по центру у рампы в лучше света и глядя в зал - музыкальное качество при этом точно не пострадает, разве что опять-таки выиграет. Ну и с куклами надо было, вероятно, что-то додумать, потому что в первых двух актах, до перерыва, идея развивалась - а потом потерялась, пропала втуне.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments