Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Hortus Musicus" в МЗК, дир. Андрес Мустонен: Пярт, Канчели и др.

Год назад впервые проходивший тогда фестиваль "Зеркало в зеркале" был приурочен к юбилею Пярта и монографическая программа, ему посвященная, в исполнении ансамбля "Хортус музикус" под управлением Андреса Мустонена оказалась одним из самых запоминающихся событий музыкального сезона:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/3193664.html

"Хортус музикус" снова выступил в рамках "Зеркала в зеркале", но при высочайшем уровне исполнительской культуры и профессионального мастерства эстонских музыкантов концерт (хорошо еще дневной) программой своей под общей шапкой "Музыка третьего тысячелетия" разочаровал и во многом даже расстроил. Причем с самого начала, еще до того, как прозвучало какое-либо сочинение - Мустонен вдруг завел речь про "духовность", с такой частотой употребляя сие православными сделанное нецензурным в цивилизованном сообществе слово, что ввел бы своей велеречивостью в смущение и самого митрополита Иллариона.

А дальше заиграли Галину Григорьеву - это вообще кто?! То есть мне потом объяснили, что она "первая вдова" Эдисона Денисова, а теперь говорят, что какая-то другая Григорьева - ну пожалуйста, сколько угодно, композитором ее родство или отсутствие такового не делает, а музыкой сочиненную ею псевдомузыку и подавно: какое-то до непристойности примитивное "господипомилуй", переложенное для инструментального ансамбля. Впрочем, на "литургической основе" своего "действа", не желая называть его "концертом", настаивал опять-таки Мустонен... Как будто без него не хватает "литургичности", "духовности" и проч., надо еще из Эстонии импортировать!

В случае с опусом Галины Григорьевой интеллигентские потуги вписаться в фейковый "традиционализм" и тем более придать православию товарный вид трудно воспринимать всерьез, как бы ни старались гости из Европы - это еще хуже, чем концерты для балалайки с роялем в качестве альтернативы "бездуховности", которую судорожно втюхивают поборники изящно-тональных сюиток-поэмок и прочих калинок-малинок, там хоть ржака, а тут тоска.

"In memoriam" Пэтера Вяхи (посвящение Хелли Мустонен), вероятно, в силу задач и должна наводить грусть, но уклон в ориентализм в рамках минималистских форматов слишком уж приелся, но здесь хотя бы без православия, и то легче.

Главный раздел программы - все-таки Пярт с двумя ранними опусами. "An den Wassern zu Babel" 1976 года, посвященный непосредственно Мустонену, и "Sarah was ninety years old". Последний - вообще чуть ли не дебют Пярта, и Мустонен рассказывал, как после исполнения в Ленинграде им прямо в антракте было сказано местными, что это не музыка. По сегодняшним понятиям это еще какая "музыка" - но с сожалением приходится признать, что определенно не "третьего тысячелетия", вопреки исходной заявке. Композиция представляет собой чередование эпизодов ударных и вокальных. Два барабана (вернее, барабан и что-то вроде тамтама) задают ритм, сперва неизменный, состоящий из пяти ударов, но варьированных по тону, затем один из ударов как бы расщепляется, усложняя структуру, потом вместо двух ударов - три, все это дает больше и больше возможностей для вариативности. А в мужском вокальном дуэте голоса как будто сближаются своими партиями - и все это, видимо, иллюстрирует процесс умирания, а точнее, "рождения в смерть". Но боже мой, как же за 40 лет устарели подобные вещи - позавчерашний день! Я особенно болезненно ощущал несвежесть опусов раннего Пярта еще и потому, что несколько вечеров подряд переслушивал разные симфонические произведения Шнитке, который, как никто владевший принципами гармонии, а также отличавшийся редкостным для его и наших современников-академистов мелодическим даром, убедительно показал: мелодия - ложь, гармония - фальшь, искусительность благозвучия - от Лукавого.

"Утешителю Царю Небесныи" питерского автора Александра Кнайфеля дирижер объявил как... два произведения. Или в самом деле два? Я не заметил ни разницы, ни перехода, и вообще не заметил в этом наборе звуков произведения, хотя опять же - с гармонией полный порядок: музыка тональная, красивая, изящная, товарища Жданова могла бы вполне устроить, особенно если бы Кнайфель (наверняка воцерковленный композитор) назвал ее, к примеру, "Скорбь по жертвам царского режима".

Эстонские авторы Рэне Ээспере (трио Curriculum annorum - "Как годы прошли"... -посвящено участникам "Хортуса") и непосредственно музыкант ансамбля Тынис Кауман ("Стабат Матер") предлагают нечто симпатичное, декоративно-прикладное, и если б не претенциозные, отсылающие к многовековой традиции названия, простенько-иллюстративное. Такую "Стабат Матер", как у Каумана, играть бы в ресторанах для способствования пищеварению, в консерваторском зале уж больно жалко звучит. В сравнении хотя бы с Канчели - его Helesa (тоже посвящение Хелесе Мустонен) не бог весть что, но по крайней мере уровень композиторского мышления несколько иной, как и в случае с Пяртом, но в отличие от прочих авторов, особенно Григорьевой в качестве хедлайнера литургии.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments