Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Палачи" М.МакДонаха, театр "У моста" (Пермь), реж. Сергей Федотов

Разговор о "российской премьере" пьесы уместен постольку, поскольку в русскоязычном переводе (кстати, нигде не указано, в чьем именно - почему?) она действительно еще не ставилась, хотя трансляции лондонского спектакля по московским кинотеатрам уже сколько-то месяцев идут вовсю, так что ажиотаж и сопустствующий ему бедлам на открытии гастролей трудно считать адекватными значимости события. Ну поставили и поставили, привезли и привезли. Если б не пьеса, которую я не читал и лондонской записи не видел, едва ли я бы досидел до конца этого трехчасового монотонного, по-провинциальному добротного, но невыносимо тяжеловесного зрелища.

"Краски очень жирные, но палитра достаточно однообразная": мои наблюдения 2010-го года от просмотра предыдущих федотовских постановок МакДонаха -

http://users.livejournal.com/-arlekin-/1653054.html

- к сожалению, подтвердились снова на двести процентов, даже отчетливее, чем после неудачной попытки переноса "пермского МакДонаха" на московскую, таганскую сцену несколько лет назад:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/2184658.html

Что поразительно - Сергей Федотов гордится, что именно ему принадлежат лавры первооткрывателя "МакДонаха по-русски", и он поставил практические все его пьесы, а между тем поэтическая тонкость и содержательная глубина действительно стоящих, хороших, в современной драматургии не имеющих аналогов сочинений МакДонаха от пермского режиссера раз за разом катастрофически ускользает. Федотов постоянно ставит МакДонаха (а с некоторых пор еще и проводит в Перми международные фестивали, посвященные его творчеству), но текстов МакДонаха не понимает, не чувствует. В случае с "Палачами" к тому же сам текст явно не наиболее совершенный из уже МакДонахом созданного, хотя жанр "черной комедии" автором стабильно выдержан, а тема достаточно любопытная.

Главный герой Гарри был палачом, то есть буквально вешал приговоренных к смерти преступников, и успел отправить на тот свет со своими подручными 233 человека. Теперь он владеет пабом, но из какого-то необъяснимого тщеславия соглашается дать интервью местной газетке о своем палаческом опыте, что и запускает роковую последовательность событий. В паб заявляется "зловещий" парень в черных кожанах штанах и куртке-кожанке, якобы собираясь снять у Гарри и его жены комнату, а между делом знакомится с их дочерью-подростком Шарли. Комнату жена сдать отказывается, не дозвонившись ни по одному из предоставленных горе-постояльцем поручительских телефонов. После чего девочка Шарли бесследно исчезает, зато объявляется прежний помощник Гарри, с которым они в прологе через пень-колоду вешают убийцу девушки, хотя тот твердит о своей невиновности. Гарри начинает подозревать, что "зловещий" парень в "коже" был настоящим убийцей тогда и теперь пришел за его дочерью, тем более что бывший помощник нагоняет лишнего страху - на деле помощник и "зловещий" парень в сговоре, о чем Гарри и его посетители, разумеется, не знают. Поэтому стоит "зловещему" заново явится в паб, как его, недолго думая, решительно вздергивают в петле - скорее пытают, чем собираются убить сразу, но стул падает как раз в тот момент, когда появляется еще один прежний коллега Гарри, недовольный публикацией интервью - вовремя вынуть из петли незнакомца не успевают. Впрочем, Шарли, с которой незнакомец успел встретиться в мотеле и которого она успела полюбить, возвращается домой, не дождавшись своего дружка на станции - а дружок тем временем валяется в родительском доме удавленный.

При том что весь этот анекдот "черный" и кровавый, МакДонаху свойственна необычайная легкость, открывающаяся в удачных, лучших постановках его пьес (для меня она открылась, как ни странно, благодаря Константину Райкину в его "Сиротливом западе" и "Королеве красоты"), "чернуха" уравновешивается сентиментальностью, а когда то и другое подается дозированно, со вкусом, криминально-комедийные сюжеты МакДонаха начинают бликовать прям-таки сказочным отсветом. И намека на сказочность нет в постановках Федотова, а я видел прежние, и свежая не исключение: он использует текст МакДонаха как дубину с гвоздями, которой тупо, неразборчиво глушит по голове. "Серьезность" режиссерских намерений подчеркивает дурно понятый "психологизм" общего подхода, равно и гиперреализм антуража, в данном случае особенно демонстративный - на сцене выстроен "настоящий" паб, из кранов льется "настоящее" пиво, за окнами на улице идет "настоящий" дождь"... Все настоящее, включая веревочные петли, которые накидывают на головы не то виновным, не то безвинным висельникам то ли безумные, а то ли просто глупые "палачи". При том что девочку-подростка играет абсолютно взрослая тетенька, что из натуралистического визуального ряда выламывается самым резким образом. Но вот этот парадокс МакДонаха, грань между реализмом и абсурдом, по которой виртуозно (в данном случае несколько менее виртуозно, чем обычно, но все-таки) проходит автор, Федотов снова игнорирует. Он ставит "мрачную комедию" (таков подзаголовок спектакля) как реалистическую психологическую драму, не то что не стремясь подняться над ее бытовой основой, но наоборот, сознательно (и это меня добивает в первую очередь) топя в бытовухе ту поэзию, что делает МакДонаха столь оригинальным, ни на кого более не похожим драматическим писателем.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments