Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Чудо на Гудзоне" реж. Клинт Иствуд

Лет десять-пятнадцать назад Иствуд сыграл бы главную роль сам, но Том Хэнкс, после долгого периода спорных работ и откровенных халтур сейчас переживающий новый взлет, справился не хуже, воплотив на экране роль реального и ныне здравствующего пилота Салленбергера, в 2009-м посадившего пассажирский авиалайнер на Гудзон посреди Нью-Йорка, при этом ни один из 155 пассажиров не погиб и даже не покалечился. Но Иствуд - не Земекис, и эпизод с аварийной посадкой, хоть к нему действие и возвращается не раз (плюс кошмары и чуть ли не галлюцинации капитана, ведь падающий и врезающийся в здания самолет для американского, тем более нью-йоркского самосознания - наиболее травматичный фантазм), особой зрелищности не предполагает, как и процедура спасения на водах, занявшая в реальности всего 24 минуты. История же, рассказанная Иствудом, посвящена... преследованию капитана и его второго пилота (которого играет Аарон Эрхарт), затеянному, насколько можно понять, по инициативе страховщиков, ну и просто по протокольной необходимости разобрать обстоятельства случившегося. Капитану Салли вменяют, что он хотя и благополучно приводнился, но слишком рисковал, нарушая инструкции, а должен был повернуть к аэропорту. Противником героя, таким образом, выступают не столько роковой случай в виде стаи птиц, врезавшейся в самолет и загубившей оба двигателя, не холодная погода, из-за чего оказавшиеся уже в воде пассажиры чуть не замерзли, но бюрократическая система.

Личность противостоит безликой силе, индивид борется с системой. Борется и побеждает - главный на все времена сюжет в американской культуре. В "Чуде на Гудзоне", правда, отсутствует присущий обычно Иствуду эпический размах, равно и предельного накала драматизм: слушания идут своим чередом, эксперты в итоге вынужденно, но смиренно признают торжество капитана, а для народа он навсегда и повсеместно - человек, совершивший чудо. Так в своей честности и последовательности Иствуд доходит порой до чрезмерной слащавости и явной безвкусицы (впрочем, надо признать, что в этом плане "Чудо на Гудзоне" сделано намного аккуратнее, чем в "Дж.Эдгаре", к примеру), но зато лишний раз подтверждает свой статус номера первого в американского кино - первого если не по оригинальности таланта (тут, конечно, у него слишком много конкурентов), то по этой вот самой "американскости": стилистика Иствуда не отличается изощренностью и утонченностью, зато мыслит он здраво, как никто другой, в том его уникальность, его истинное величие. За 96 минут хронометража режиссер успевает максимально кратко, но внятно обозначить, что Салленбергер, к инциденту на Гудзоне имеющий 42-летний стаж пилота, еще мальчишкой управлял кукурузником, а затем служил в ВВС; он не забывает, что у героя есть жена и дочери, при том что последние вовсе не появляются на экране, а персонаж Лоры Линни сводится к чистой функции: пока мужчина спасает (мир) самолет с людьми, женщина любит, ждет, переживает, как ждет и переживает потом, когда идет расследование, грозящее обернуться против мужа, а между тем у семьи долги и есть риск потерять дом.

Вообще фильмы Иствуда интересны, может, не столько сами по себе (хотя Иствуду веришь, его истории увлекают, его героям сочувствуешь, даже если исполнение ролей он делегирует кому-то другому), сколько в качестве образца патриотического кино, только настоящего, а не русскоязычного еврейско-православного эрзаца. Вот казалось бы Иствуд, патриот из патриотов - но он совсем не в восторге от того, как устроено общество родной и любимой страны, он на апологет капитализма, тем более корпоративного и биржевого, он терпеть не может чистоплюев-бюрократов, да и в целом власть, государство с присущими ему флагами, гербами, орденами, прочими мертвыми цацками - не фетиш для Иствуда. Его герой - живой человек, а также народ, опять-таки состоящий из отдельных людей, и когда этот человек, эти люди вступают в борьбу за свою жизнь, за права, за благополучие с тем же родным любимым государством, Иствуд на стороне человека, на стороне людей. Потому он и патриот - но американский, конечно; у дикарей понятия о патриотизме иные, то есть прямо противоположные - и это, на самом деле (а не только отсутствие аналога Иствуду в русскоязычном кино, как бы страстно Михалков не желал бы таковым стать) позволяет уяснить, почему американские патриотические кинодрамы - которых, правда, очень мало на фоне промышленного производства тем же Голливудом антиамериканского, американофобского пропагандистского говна (эти блестяшки и побрякушки, несомненно, лучше продаются на рынках недоразвитых стран) - смотрятся пусть и не шедеврами, но достойным, приличным художественным продуктом. А не говном, расписанным под хохлому. Потому и смотрятся, что, с одной стороны, их патриотический пафос привязан к человеку и народу, а не к партии и правительству, и с другой, что при таком народе и при сменяемом регулярно правительстве (а надо думать, Иствуд едва ли поклонник Обамы - реального Салли реальный Обама пригласил на свою инаугурацию, Иствуд легко без этого момента обошелся) патриотически настроенный художник еще и может себе позволить такую роскошь, как искренность. В завершившейся счастливо драме с авиакатастрофой, помимо пилотов и остальных членов экипажа, участвовали речники, спасатели, медики... - конкретные, а не вообще "власти". И только на титрах уже впервые персонажи появляются на фоне государственного флага США, но это уже не игровое кино, это документальная хроника - встреча настоящего Салленбергера с пассажирами рейса 15-49.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments