Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

музей-квартира А.И.Сумбатова-Южина

Разумеется, в квартиру Сумбатова-Южина меня завлек ддФ, у которого на подходе уже второй "том" его книжки-путеводителя по мемориальным музеям Москвы - сам бы я вряд ли собрался, хотя мимо этого дома на углу Большого Палашевского и Трехпрудного прохожу нередко. И в принципе, учитывая, что дело было днем, делать было нечего - время не потеряно зря, хотя признаться по совести: и снаружи-то постройка после капремонта смотрится чистым фейком, а уж изнутри... Спустя десять лет после смерти актера, драматурга и директора Малого театра Александра Ивановича Сумбатова-Южина умерла его вдова и завещала театру квартиру вместе с обстановкой - для создания мемориального музея при Малом. Квартиру забрал Моссовет и превратил в коммуналку, новые жильцы растащили мебель прежних хозяев, архив ушел-таки в музей Малого театра, но помещения ему были переданы только к 2001 году. Само собой, от быта Сумбатова-Южина не осталось и следа, теперь в обстановке подлинных предметов - буквально раз-два и обчелся, то есть пара кресел. Ну еще фотографии, афиши, программки - как положено, но это уже музейные вещи. А также эскизы Коровина - к пьесе "Измена", которая по ходу экскурсии упоминается на каждом шагу. Подлинный вроде бы и помещенный в отдельную стеклянную витрину костюм, в котором Сумбатов-Южин играл Ричарда Третьего - говорят, не как "исторического" злодея, но как злодея "двадцатого века", предсказывая, если можно так выразиться, появление тиранов будущего.

Вообще экскурсия по квартире, отдаю должное девушке-сотруднице, отличная - очень динамично, толково, без соплей и придыханий, хотя, понятно, с предельным пиететом. Сказано между тем и о родителях, и о грузинских корнях князя Сумбаташвили, и о семье, безусловно, о жене, которая была верной помощницей, о Ермоловой как о главной великой партнерше, а также о Саре Бернар, которая якобы хотела играть в вышеупомянутой пьесе Сумбатова-Южина "Измена" грузинскую царицу, перешедшую в магометанство, но просила дописать реплики, автор же якобы ей ответил, что, мол, Ермоловой хватает и уже существующих - я, правда, так и не понял, сыграла Сара Бернар в итоге или нет, но, похоже, что дело разговорами закончилось. В любом случае меблировка и планировка воссозданы по воспоминаниям племянницы, которая жила в том же доме (всего семья Сумбатова-Южина, а вернее, его сестры, потому что у него с женой своих детей не было, занимала 12 комнат), и для музея пространство организовано неплохо. Вот по поводу пьес возникают вопросы.

Поскольку экскурсия проходила в день памяти, в годовщину смерти Сумбатова-Южина, после экскурсии актеры Малого разыграли с листа фрагменты трех его сочинений, в том числе пресловутой "исторической драмы" на родном (по отцовской линии) для автора грузинском материале, а также двух комедий, и этот блок мероприятия оставил сложные чувства. С одной стороны, приятно было видеть Владимира Дубровского в отрывке из пьесы "Старый закал", а звезда спектаклей Житинкина (также занятый в "Аркадия-театре") Александр Дривень с Алексеем Кудиновичем очень живо преподнесли в эстрадном формате сценку еще из "Соколов и воронов". Но сделано это было не просто в память о хозяине дома, а с конкретной целью подчеркнуть непреходящие литературные достоинства его творчества - только, увы, достоинства эти сомнительны, зато недостатки налицо. В тех же "Соколах и воронах" престарелый стряпчий, обокравший мужа родной дочери, пытается выжать денег у своего подельника-прощелыги, а тот подсовывает ему вместо чека приглашение в общество защиты животных - все это для скетча мило, а для театра, даже по водевильным меркам - ну откровенно убого. Собственно, единственная заметная попытка в новейшей театральной истории обратиться к драматургии Сумбатова-Южина - "Джентльменъ" в "Современнике", поставленный Евгением Каменьковичем - обернулась предсказуемым провалом:

http://users.livejournal.com/-arlekin-/1640128.html

Кстати, в рамках экскурсии природу несовершенств пьес Сумбатова-Южина, хотя и пытаясь выдать их за плюсы его характера, его личности, доходчиво объясняют: директор Малого театра думал не только о том, чтоб хорошую пьесу создать - он думал, как бы занять побольше актеров, и чтоб никто не обижался, ведь это он вводил в Малом "вторые составы" (к неудовольствию как "вторых", так и "первых"), он был руководитель, организатор, и менеджерские задачи для него стояли на первом плане. Не говоря уже о том, что жил он в одно время с Чеховым, а писал "под Островского", что выходило по факту - "под Писемского" или "под Немировича-Данченко" (пока тот тоже пробавлялся драматургией) - ну ничего путного, то есть, не выходило: второй сорт, да еще и старомодный. Какой он был актер - Бог теперь его знает; управленец, видимо, был достойный; но драматургическое наследие Сумбатова-Южина оставить бы хорошо в покое, дабы не дискредитировать человека, персональный музей-квартиру так или иначе по праву заслужившего. И в качестве филиала музея Малого театра квартира Сумбатова-Южина внимания однозначно заслуживает тоже - вот когда театр превращается в филиал музея, это уже дело другое, это проблема, это, можно прямо сказать, беда.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments