Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Зима под столом" Р.Топора в театре-студии "Человек", реж. Людмила Рошкован

Ролан (Роланд) Топор - уже почти десять лет как умерший французский писатель и актер даже не второго ряда, и пьесу "Зима под столом", в принципе, мог состряпать кто угодно, настолько она тривиальна как драматургически, так и в своем убогом левацком (ну а как иначе?!) пафосе: у переводчицы-парижанки Флоранс под столом поселяется "квартирант" Драгомир, беженец с Балкан, а вскоре к нему присоединяется его кузен-музыкант Грицко. Между Драгомиром и Флоранс возникает любовь - что заставляет завидовать подругу героини, лицемерную Раймонду, и бесит работодателя-ухажера, напыщенного издателя Марка. В результате интриги Раймонда переманивает жильцов в свою квартиру, а Флоранс остается у разбитого корыта, отвергая тем не менее Марка. Но спустя время Грицко, сделавший карьеру и разбогатевший, выкупает ее дом, рассчитывая, что Драгомир, успевший вернуться домой на Балканы, воссоединится с Флоранс вновь.

Собственно, текст валяется в интернете и легко убедиться, что "Зима под столом" представляет из себя тупую, насколько возможно, бульварную ("антрепризную", сказали бы мы) хрень, рассчитанную на максимальную коммерческую отдачу при минимальных финансовых, не говоря уже про творчество, затратах:

http://pustoshit.com/13_trud/topor_zima.html

И даже в том куцем виде, в каком разыграна театром эта примитивная шняга, от прямолинейной социалки и плоского мелодраматизма никуда не уйти - а вот поди ж ты: если сочинить подобную чепуху может всякий, то мало найдется режиссеров, способных с материалом такого сорта вдумчиво поработать. Очевидно, что лучшие, "звездные" годы студии "Человек" позади, но "Зима под столом" тем не менее - образчик настоящей, высокого класса театральной режиссуры. Зачем была взята именно эта пьеса, что привлекло в ней руководителя театра - для меня непостижимо, но факт: социальное и мелодраматическое режиссеру в значительное степени удается перевести в плоскость комедийную и абсурдистскую, и "топорная" пьеса в результате этой непростой (и по моему убеждению это нецелевое использование творческого потенциала как режиссера, так и исполнителей, ну да ладно) художественной операции обнаруживает созвучие с Мрожеком, Аррабалем, Новарина, другими авторами, составившими некогда и в каком-то смысле по инерции до сих пор определяющими лицо "Человека".

Ущербные, построенные на банальностях и расхожих клише авторские диалоги в спектакле инкрустированы остроумными, а порой просто изумительными интонационными и пластическими деталями, подробностями, ремарками - за ними в некоторых случаях пафос оригинала и сам сюжет пропадает (туда ему и дорога), зато обогащенные кислородом режиссуры характеры обретают какую-никакую полноту, завершенность. Не только режиссуры, конечно - очень многое здесь зависит от исполнителей. Милена Цховреба, которую я для себя открыл в замечательном спектакле "Фандо и Лис" по Аррабалю - одна из лучших московских театральных актрис среднего поколения, непростительно мало известная широкой публике (а может и ну ее на хрен, эту самую "широкую публику"? хотя с огорчением наблюдал на спектакле, что сегодня в "Человек" ходит совсем уж кто ни попадя, абсолютно случайный, нетеатральный по сути контингент, чего прежде нельзя было и представить). Чудо, что из драматургического примитива возникает настолько яркий образ - и трогательно-хрупкий, и эксцентричный. Эпизод, когда Флоранс и Драгомир (Александр Соколовский) ищут (якобы) потерявшуюся пуговицу от блузки - блеск, высший пилотаж и актерского мастерства, и режиссуры. Гиперболизированные до шаржа "отрицательные" персонажи, Раймонда (Ольга Соколовская) и Марк (Андрей Савостьянов), со своей стороны, не превращаются в ходячие маски, сквозь весь гротеск все равно просматривается и их скрытая боль, и их стремление наладить для себя нормальную человеческую жизнь, пусть и прибегают они для того к недостойным средствам.

Откровенно мелодраматический хэппи-энд с возвращением Драгомира и объятьями под занавес в спектакле тоже "прибран", затерт - что, правда, оборачивается некоторой невнятицей, поскольку предложенный "открытый финал" ну совсем вразрез идет с ущербной природой исходника (который и "пьесой" то называть негоже, если "Чайка" Чехова - пьеса, то "Зима под столом" Топора - явно что-то другое). Тем не менее "каша из Топора" получается вполне съедобной за счет таланта, мастерства и фантазии, вложенного режиссером вместе с актерами. Однако от недоумения, почему все то же нельзя использовать в работе с хоть сколько-нибудь приемлемого уровня драматургией, я до конца не отделался.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments