Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Вся наша надежда" реж. Карен Геворкян ("Окно в Европу")

Имеется в виду надпись на памятной доске, которую создатели проекта отыскали в центре Москвы, на доме по Большому Путинковскому переулку: "Вся наша надежда покоится на тех людях, которые сами себя кормят" - гугл задним числом подсказывает. что это цитата из революционно-демократического публициста и литературного критика середины 19-го века Дмитрия Писарева. Но мне казалось, что к шахтерам это относится в минимальной степени - углем сыт не будешь, а на рынке шахтерская продукция нынче вроде не высоко котируется. И признаться, фильм я начинал смотреть без особого интереса, с большим скепсисом: до шахтеров мне вроде дела нет, искусство социально-проблемное искусство меня вовсе не волнует, а о творчестве режиссера Карена Геворкяна, вернувшегося в игровое кино после четвертьвекового перерыва, я до сих пор, к теперешнему стыду своему, не знал, при том что показ состоялся в рубрике "Мастера". Да еще на съемках были заняты не профессиональные актеры, а настоящие шахтеры, к чему я отношусь всегда с подозрением - в общем, ничто не внушало доверие. Но иногда (к сожалению - редко, но тут как раз случай выпал) привычка не сбегать с сеанса и сидеть до конца себя оправдывает.

Герой "Всей нашей надежды" - главный механик шахты "Челюскинская" Егор Емельянов. Впрочем, у фильма есть подзаголовок "семейная хроника", так что героев много, это представители трех поколений семьи Емельяновых, родители, жена, дети, а также приемный Фадя, которого Емельянов-старший забрал у соседей-алкашей. Старший сын Егора пошел было по бандитскому пути, но вовремя развернулся. Средний - инвалид-колясочник, несмотря на это тоже крепкий, решительный, и девушка в него влюблена, правда, сам он не решается навязать ей себя. Шахта же дышит на ладан, механика изношена, добычу надо прекратить. Но московские хозяева предпочитают отложить консервацию на три года за счет сокращения затрат на четверть. Емельянов, понимая, что это закончится аварией и гибелью рабочих, увольняется. А когда авария, как он и предупреждал, случается, представитель хозяев подкупает пострадавших и вдов погибших, гэбисты запугивают профсоюзы, вину сваливают на Егора, менты нанимают отморозков, готовых дом Емельяновых сжечь и уничтожить, а сотоварищи под влиянием начальства охотно начинают Егора и его родных травить. Но Емельяновы не сдаются, с отморозками разбираются по-свойски, против начальства имеют нужные документы. Уехать, однако, все равно придется.

Концепция прям-таки голливудская: волевой праведник и его присные в борьбе против несправедливой системы и конформной массы. Стилистика между тем современная, приближенная к документальной, антураж предельно достоверный, и исполнители, опять же, не лицедействуют, а знают, про что рассказывают ("труд шахтера тяжелый, но труд актера тоже тяжелый" - прозвучало на представлении картины). Вольно или невольно Карен Геворкян в своей работе неожиданно саккумулировал все важные достижения крайне немногочисленных образчиков социально-критического русскоязычного кино последних лет, от "За Маркса!" Светланы Басковой до "Дурака" Юрия Быкова, при этом избежав присущих им недостатков. "Вся наша надежда" свободна как от мелодраматической сентиментальности, присущей "Дураку", так и от басковской идиотическо-благодушной интеллигентской веры в народное "просвещение". Народ показан у Геворкяна без злобы, но и без иллюзий - послушным, покупаемым, агрессивным против своих и пассивным в отношении к чужим вышестоящим. Циничный гэбист предупреждает профсоюзного активиста, что ничего не выйдет из задуманной забастовки, профсоюз все равно планирует акцию, но рабочие предпочитают "взять деньгами" и на протест не выходят, хотя предложили им за послушание, надо думать, гроши. И победа Емельяновых пиррова - они продают дом и переезжают крестьянствовать в Сибирь.

По замыслу Карена Геворкяна "Вся наша надежда" - первая часть трилогии, и вероятно, предполагается, что с работой на земле у Емельяновых дела пойдут на лад. Не хотелось бы, чтоб замысел постигла судьба гоголевских "Мертвых душ", где тоже задумывалось после "негатива" показать "положительные примеры", и что из этого вышло, слишком хорошо известно. Но в любом случае первая часть - явление в масштабах русскоязычного кино последних десятилетий событийное. Пускай публики в зале собралось немного, потому что мало кто хочет про шахтеров смотреть - я вот тоже не хотел. Но таких аплодисментов по окончании сеанса я не припомню - на протяжении всех титров (кстати, идущих сверху вниз, будто в шахту опускаются) и потом, уже при включенном свете, до выхода из зала группу провожали овацией. И действительно - сравнимого по мощи социально-критического высказывания до сих пор не бывало. Другое дело, что в действенную силу такого рода высказываний я не верю, и никакие овации на кинопоказе не введут меня в заблуждение; тем более не верю, что шахтеры вылезут на поверхность, примутся пахать землю и обеспечат себя, а заодно и остальных. Надежды, стало быть, нет; но художественной смелостью и честностью авторов нельзя не восхищаться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment