Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Яков Кацнельсон в музее Скрябина: Куперен, Франк, Равель, Прокофьев

Задержали минут на двадцать - гости пианиста, выступавшего, чего я не знал заранее, в свой день рождения, застряли на дороге, а других слушателей, кроме троих (включая меня), пришедших через пресс-службу, на концерте все равно не было. Не знаю, как исполнители, а я очень люблю, когда в зале пусто - при том что все равно найдется и бабка, намеренная хлопать в каждую паузу, и непоседливый ребенок, не говоря уже про букеты, но все-таки от десяти шума меньше, чем от пяти сотен по-любому, а настоящему музыканту, как мне представляется, без разницы, есть в зале народ или нет, и какой именно, друзья или бабки с улицы (впрочем, я не музыкант и с уверенностью не могу судить). Я слушал Кацнельсона неоднократно, прежде всего в рамках фестиваля "Возвращения", и в ансамблях, и как аккомпаниатора, но на сольную программу попал впервые - программа-то меня больше всего и подкупала.

Превосходно выстроенное, продуманное по структуре первое отделение - от пьесок Куперена к "Гробнице Куперена" Равеля, а между ними - Сезар Франк, сочинение для органа в переложении для фортепиано. Правда, то ли в силу особенностей акустики зала, то ли из-за подзвучки (хотя зачем в таком небольшом помещении делать подзвучку?) у меня уже на Пассакалии Куперена возникло ощущение, что голову мою засунули внутрь рояля, прижали ухом к струнам, а сверху крышкой придавили - до того гулкий звук! Потом вроде выровнялось звучание, ну или я пообвыкся, приспособился. Пьески Куперена так или иначе прошли очень хорошо - за "Пассакалией" последовали "Маленькие ветряные мельницы", "Арлекин" и "Привлекательная", неожиданно заменившая "Отважную"; кстати, и "Арлекина" заранее не обещали, я его только в программке увидел, когда пришел - сюрприз. Лучшим блоком первого отделения оказался, на мой вкус, Франк - Прелюдия, фуга и вариации для органа (обработка для фортепиано Г.Бауэра) прозвучали и строго, и внушительно, и очень аккуратно, чего, как мне показалось, в других случаях не всегда хватало. Можно с каким угодном скепсисом относиться к "ворожбе" Дебарга, но после его Равеля другой Равель с трудом воспринимается. Пускай "Гробница Куперена" и не "Ночной Гаспар", тут все-таки стилизованные под старинные формы пьески, и этот стилизаторский, игровой элемент Кацнельсон точно обозначил, особенно начиная с третьей части, после прелюдии и фуги - в форлане, ригодоне, менуэте и токкате.

Ну а вторым отделением шел Прокофьев, исключительно ранний. Открывалось оно, правда, самым "поздним" из исполняемых произведений, "Сказками старой бабушки" (1918), далее - Этюд № 3 (из "Четырех этюдов", 1909), "Легенда" и "Прелюдия" (из "десяти пьес для фортепиано, 1913) и, наконец, Соната № 2 (1914). Вторую сонату, самую интересную из ранних прокофьевских, недавно отлично сыграла Катя Сканави на Прокофьевском марафоне в день рождения композитора. А Якову Кацнельсону в Прокофьеве не хватает строгости, звук несколько размытый (может, опять-таки акустические проблемы?), хочется большей сухости, резкости, точности в деталях, внутреннего напряжения, "пружины", а не внешнего выплеска сразу и напоказ. В этом смысле "Сказки старой бабушки" в его версии меня больше устроили, там "харАктерные" контрасты уместнее, чем в сонате.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments