Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"На границе" реж. Войцех Касперски ("Висла")

И еще один фильм о слабостях мужского воспитания - к сожалению, не настолько сильный, как "Отголоски", даже по заданным жанровым меркам. Отец-пограничник тащит двух сыновей-подростков, ангелоподобных Янека и Томека, на дальнюю заставу в заснеженных горах. Туда неожиданно из леса выходит обмороженный татуированный бородач, загадочный, вооруженный и окровавленный, причем кровь явно не его. Надев пришельцу наручники, отец отправляется по кровавым следам в лес, а с непрошенным гостем оставляет сыновей. Старшего, Янека, папа и за короткий срок, прошедший с начала фильма до возникновения на горизонте таинственного незнакомца, приучал "быть мужиком", и когда заставлял перерезать горло сбитой автомобилем на дороге косули, и принуждая выпить с ним вместе рюмку - все бесполезно. Поэтому когда брутальный гость просит его освободить и напоить, Янек легко ведется, в отличие от младшего, Томека, который просто всего боится, но которому никто и не предлагал "быть мужиком". А пока папаша ищет в лесу следы, на заставу заявляется местный пограничный начальник Лех, который, оказывается, с незнакомцем давно знаком - это его бывший подчиненный, всюду на службе злоупотреблявший положением и возивший через границу кого ни попадя. Тем временем отец обнаруживает в ущелье перевернувшийся автобус с трупами и понимает, что отставной пограничник вез через границу нелегалов, попал в аварию и перестрелял раненых, но одну русскоговорящую азиатку не добил, и вместе с выжившей папаша отправляется обратно, благо с давних времен не разучился изъясняться по-русски, продолжая дорогой переживать о сыновьях. Пока он ходил, гость пристрелил прежнего начальника, собирается прикончить подростков и поджидает их отца, намереваясь потом сжечь сторожку и, избавившись от свидетелей, спрятать все следы. Возвращение отца на пару недобитой жертвой-мигранткой его совсем не устраивает, так что спаситель мигрантки получает пулю. В мужском воспитании это, видимо, становится решающим уроком, поэтому сперва, вступаясь за избитого Янека, Томек успевает облить мерзавца бензином и поджечь, а затем очухавшийся Янек во дворе колошматит обгорелого врага по голове - вот это уже поступок не мальчик, но мужа. И без того чисто жанровая вещица по части эксплуатации клише и вдобавок спекуляции на модной мигрантской теме может дать фору иным фестивальным и артхаусным опусам, что уже обидно. До какой степени авторам всерьез безразлична тяжелая судьба мигрантов, остается судить хотя бы по эпилогу - (усталые, но довольные) побитые и подстреленные папа с сыновьями бредут на базу через снега втроем, позабыв вместе с режиссером про спасенную нелегалку и не озаботившись ее исчезновением. Зато проясняется, как из ангелоподобных болеков и лелеков за короткий срок получаются жуткие старообразные мужики (а в польском кино подростки почти всегда херувимчике, зато на персонажей чуть старше - без слез не взглянешь, даже профессора имеют вид спившихся бомжей) - при таких методах воспитания немудрено.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments