Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Топ-модель" реж. Мадс Маттисен

Девушка из Дании, юная провинциалка, оставив дома скептически настроенных родителей и безутешного школьного жениха, по приглашению крупного модельного агентства приезжает в Париж. Снимая убогую комнатушку на пару с "коллегой" из Польши, Эмма не слишком удачно дебютирует, но почти сорвав первую съемку, привлекает внимание крутого модного фотографа Шейна, и недолго думая, становится его любовницей. Нагрянувший без предупреждения на каникулы датский бойфренд в истерике отбывает восвояси, но и зрелый, имеющий подрастающую дочь Шейн срывается, когда на загородной вечеринке оставленная без присмотра девица сходу отдается в бассейне первому попавшемуся, а впрочем, весьма влиятельному бренд-менеджеру дома "Шанель". Чтоб восстановить отношения с Шейном, Эмма придумывает, что будто бы беременна, но делится тайной с соседкой, Шейн раскрывает обман, а вскоре Эмме доносят, что соседка сама встречается с Шейном. Эмма в отчаянии, и когда давно подглядывавший за ней в душе квартирный хозяин позволяет себе сексуальное насилие, моделька несколько раз пыряет его ножом.

Из "Топ-модели" про фэшн, гламур и модельный бизнес не узнаешь ничего нового - да, профессиональные отношения там во многом построены на сексуальных интрижках, конкуренция зверская, наркотики сопутствуют непременно, но поразительно, что фильм Маттисена и, скажем, кончаловский "Глянец" с очень похожим в чем-то сюжетом - как будто сделаны в разных вселенных и представителями несовместимых биологических видов:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/947180.html

У Кончаловского - и гротеск, и пафос, моральный урок в духе "не ходите, дети, в Африку гулять" (как будто русским "детям" не все равно, куда идти - конец-то один...), и лубочная драматургия, и карикатурные сатирические образы, женские и особенно мужские (коль не бандит - значит, пидарас). У Маттисена - ничего подобного (и ни одного гея на фильм!), поэтому, казалось бы, банальные, давно известные всякому, необязательно близкому миру моды, явления оборачиваются художественным - не социальным, а эстетическим - откровением.

Замечательная дебютантка Мария Палм не делает Эмму ни растерянной простушкой, невинной жертвой "взрослых дядь", ни амбициозной хищницей в овечьей шкуре: Эмма - подросток, в ней есть и настоящая простота, и хищное начало тоже присутствует, но где заканчивается далеко идущий расчет и начинается обыкновенная детская глупость - не знает сама героиня, и режиссер не пытается анализировать, потому что невозможно такую грань однозначно прочертить, это будет нехудожественно и не по человечески. То же и с фотографом Шейном, которого играет Эд Скрейн, которого я недавно видел в "Дэдпуле" (а вообще его, наверное, должны знать по "Игре престолов", просто я ее не смотрел) - да, самоуверенный и циничный, но не монстр, а просто таковы законы мира, в котором он живет.

Действительно ли Шейн первым изменил Эмме, отвлекшись на свою бывшую подружку, загуляв с ней до утра и невольно предоставив Эмму в распоряжение самца-конкурента? Или, как он сам говорит (скорее все же врет) напился и отрубился в беседке? А может, нарочно спровоцировал Эмму на "измену", чтоб легче ее бросить и отделаться? И польская соседка в самом деле заменила Эмму для Шейна или это навет еще одной конкурентки, чтоб сподручнее убрать с дороги приезжую выскочку? Драматургия фильма строится таким образом, что о подоплеке многих поворотов сюжета остается только догадываться. Благодаря чему парадоксально становятся понятнее внутренние противоречия, угнетающие героиню (она ведь тоже лишь слышит, подозревает, домысливает, но не уверена вполне), яснее и глубже сознаешь, что толкает ее на совершение диких, необъяснимых вроде бы поступков.

Я и без того неслучайно, сознательно пошел на новый фильм Мадса Маттисена. Его предыдущая полнометражная картина "Крепыш", которая, кажется, в русскоязычный прокат не попала, но четыре года назад открывала фестиваль "Датская волна". Она не просто произвела на меня тогда сильнейшее впечатление, но, в отличие от многих сенсационных и хрестоматийных произведений, запала в душу настолько, что я и спустя долгое время нередко возвращаюсь к ней мыслями, не пересмотрев с тех пор ни разу и при том что ну совсем ничего общего у меня нет с героем "Крепыша" и его проблемами:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2278128.html

Однако "Топ-модель" (опять же - где я и где топ-модель?!) воздействует еще мощнее, и именно тем, что не пытается "открыть глаза", или "преподать урок", в отличие от вышеупомянутого Кончаловского. Урок может преподать жизнь - да и тот не впрок: героиня "Модели" (в оригинальном названии - без "топ") уехала домой к родителям, помирилась с влюбленным мальчиком, но снова раздается звонок от парижского агента: квартирный хозяин после ударов ножом выписался из больницы и готовится предстать перед судом по обвинению в изнасиловании, а Эмме, потерявшей все выгодные контракты после скандального расставания с Шейном, поступает новое предложение... от "Шанель", на участие в престижном дефиле. Так что может и не зря был секс под наркотой в бассейне загородной виллы - или это вообще события никак не связанные. Но главное - агент собирается отказаться, а прежде советуется с Эммой. Не мудрствуя лукаво, режиссер завершает свой рассказ, оставляя героиню молчащей с телефонной трубкой в руке - демонстративный, до пошлости (пошлее пресловутого "голливудского хэппи-энда!") "открытый финал", который, однако, мало оставляет сомнений в том, что у девицы и дороги-то другой теперь в жизни нет, кроме как обратно в мир моделей. Тем более, что не в пример многим таким же, Эмма жрет все подряд и не толстеет, параметры идеальные, а характер уже закаленный. И так без нагнетания и морализаторства скромный датский кинопрофессионал добивается эффекта, о котором только мечтать остается кончаловским.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment